Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Мемориальный и другие...

Новые филиалы, нужность которых не вызывает сомнений, новые площади - это все хорошо. Но ведь речь должна идти не только о количественном приращении новых «территорий». Нужны еще и интересные идеи, научные и художественные, для создания новых экспозиций, чтобы все зажило, стало привлекательным для посетителя, для кого, в конечном счете, все новации и предпринимаются.

Ответы на эти вопросы - в самой практике краеведческого музея. И здесь вновь надо говорить об отношении к делу его работников - тех, что не ушли, когда началась реконструкция. Она ведь стала своеобразной лакмусовой бумажкой. Скажем, реконструкция добавила сотрудникам и чисто физического напряжения - попробуйте день за днем перетаскивать тяжеленные ящики, в которых тысячи музейных предметов! Занимались же всем этим и занимаются, за ту же скромненькую зарплату, в основном женщины, и вовсе не толкательницы ядра. И отпадали случайные люди. Они с самого начала с неодобрением восприняли энергичность нового директора, добивавшейся кардинальной перестройки в музее. Роптали: к чему, пороха-то все равно не придумаем.

Те, кто остались, как раз-таки хотели придумывать. Хотели придать «лица необщее выражение» каждому из своих филиалов.

Все пять филиалов связаны с именем Ленина. Семь лет назад они отражали одну тему - Владимир Ильич в сибирской ссылке. То есть друг друга дублировали, в экспозициях повторялись - в общем, одни и те же материалы. В этом смысле с появлением в Красноярске филиала Центрального музея В. И. Ленина, богатство убранства которого и техническая оснащенность оставляют весьма сильное впечатление, сложностей у филиалов краеведческого стало еще больше.

Надо было искать новые, свои пути отражения важнейшей темы, ибо неинтересное раскрытие лишь дискредитирует ее. Весь музей участвовал в обсуждении этих проблем. Спорили, каждую новую идею рассматривали со всех сторон - началась, коротко говоря, настоящая работа. Дом музей В. И. Ленина был первым ее результатом. Решили: а зачем, собственно, стараться показать всю ссылку Ильича? Не лучше ли ярко, образно, чтобы запомнилось, показать здесь один этап, один период? И сегодня экспозиция в Доме-музее рассказывает только о тех людях, с кем Ленин встречался, работал в Красноярске. То есть это рассказ и о своих земляках-красноярцах. Цифры посещаемости свидетельствуют, как неизмеримо с прошлым возрос интерес красноярцев к Дому-музею. Все ожило.

В этом доме будет музей декабристов.
В этом доме будет музей декабристов.

Потом настала очередь «Святителя Николая». На этом двухколесном пароходе В. И. Ленин и его соратники 30 апреля 1897 года отправились из Красноярска в Минусинск, следуя к месту ссылки. Создавая новую экспозицию, здесь опять же отказались от повтора информации о всей сибирской ссылке Ленина. Показали путь Ленина по Енисею, рассказали о соратниках. Отказались и от банального стендового принципа подачи материала, когда с однообразных фанерных планшетов на посетителя обрушивается такое количество информации, что ее просто физически невозможно запомнить, «усвоить». Общей информации стало значительно меньше, зато родился образ той шестидневной дороги по Енисею, ближе стала атмосфера, окружавшая в те дни В. И. Ленина, Г. М. Кржижановского и В. В. Старкова.

Хочется, однако, в связи с этим филиалом сказать и вот о чем. Не так давно еще «Св. Николай» был на плаву, теперь он стоит в сухом доке перед филиалом Центрального музея В. И. Ленина. Какая, казалось бы, разница - покачивается ли судно на легкой енисейской волне или незыблемо стоит на прочной бетонной основе, на которую поднять пароход больших трудов стоило, уровень воды в реке пришлось понизить за счет водосброса на Красноярской ГЭС. А результатом этих трудов явилось то, рассказывал мне «капитан» - так по традиции зовут директора музея - «Св. Николая» Александр Михайлович Донков, что довольно значительно понизилась посещаемость. Такова цена недооценки эффекта подлинности.

...Предоставим слово самой Валентине Михайловне Ярошевской, вокруг деятельности которой не случайно построился наш рассказ. В сегодняшней практике руководимого ею музея наиболее четко и интересно явлены черты перестройки музейного дела в крае и, следовательно, более полного, продуктивного участия в движении «Превратим Сибирь в край высокой культуры!». Начала Валентина Михайловна с рассказа о новой экспозиции в Мемориальном музее В. И. Ленина:

- «Юдинка», с нашей точки зрения, наиболее показательна в смысле поиска новых, образных решений экспозиции. Мы решили показать здесь - исключительно на подлинных материалах - тот Красноярск, который увидел Ленин. Красноярск на рубеже веков, со всеми сферами его социально-экономической и культурной жизни. Задачей себе ставили строгое следование исторической правде. Пусть сами подлинные документы и вещи, организованные так, чтобы у посетителя осталось чувство, что он действительно побывал в том Красноярске, прошелся по его улицам... - пусть сами подлинники расскажут обо всем: о социальных контрастах, о бесправии и угнетении народа и о том прогрессивном, что было в духовной жизни города. Я подчеркиваю этот момент потому, что у нас устоялось мнение, и оно отражается во многих музейных экспозициях, что все дооктябрьское в нашей истории однозначно плохо. А это не так. Нашу жизнь пронизывают прекрасные духовные традиции прошлого века. О декабристах мы уже говорили. Но вот, например, многие ли знают, что в 1889 году красноярские врачи создали общество трезвости и антиалкогольную клинику? В прошлом веке были основаны здесь театр, музеи, библиотеки, художественная мастерская, выходило много газет... Надо с благодарностью помнить обо всем этом сегодня, когда так много мы говорим о воспитании историей, о духовной эстафете... Трудно с отражением в музеях советского периода нашей истории. Лучезарнейшая демонстрация сплошных достижений, когда непонятно, откуда же сегодня взялось столько острейших социально-экономических и прочих проблем, и зияющие провалы там, где надо бы со всей мужественностью говорить о периодах сложных, драматических, трагических. И посетитель, доходя до «советских» экспозиций, скучнеет, теряет интерес. Стыдно, нечестно, неправильно это. Надо, наконец, начать показывать нашу историю в полном объеме, ибо без полноты исторического знания не может родиться подлинное гражданское чувство...

Запальчиво - характер! - но верно по сути говорила Ярошевская. Директор филиала Центрального музея В. И. Ленина Серафим Кузьмич Становкин рассказывал мне о том, что если в первое время после открытия (весной прошлого года) в книге отзывов было много записей о впечатляюще монументальной архитектуре здания, о чудесах демонстрационной техники - полиэкране, светящейся подвижной карте и т. д., - то сейчас все больше пишут о Ленине. Это знаменательно - люди, большое число молодежи приходят к Ленину, ища ответа на вопросы, которые их волнуют, вновь стали волновать после длительного периода спада общественной активности. И очень важно, чтобы музей не обманул этих ожиданий. А однотипные, повторяющиеся в сотнях музеев страны экспозиции исторического профиля едва ли сегодня способны удовлетворить этот растущий интерес миллионов к отечественной истории в той полноте, о которой говорила Ярошевская.

Говоря о нетипичности, о поиске музеями неповторимых путей в создании экспозиций, приведем и «особое мнение» Ярошевской относительно того, чем на деле и для Красноярского музея, и для множества музеев края оборачивается «почетное звание» методического центра. Красноярский краевой краеведческий музей в той части своей работы, что связана с музейным освещением актуальных проблем советского периода нашей истории, должен руководствоваться методическими указаниями Государственного Исторического музея, Центрального музея революции СССР и НИИ культуры. В свою очередь, переработав эти указания, краеведческий музей как методический центр должен их «продвигать» в музеи, входящие в зону Восточной Сибири. Все складно, не так ли? Но периферийные методические центры и Красноярский краеведческий в этом смысле не исключение, сами постоянно захлебываются в проблемах - острая нехватка сотрудников, необходимого оборудования, средств... - и как же, если относиться к делу с подобающей ответственностью, серьезно помогать другим? Потому-то такой «централизм» часто оказывается фикцией, мало какой из местных музеев этим всерьез занимается. Если же кто-то и пытается выполнять подобные функции, то, считает Ярошевская, результаты оказываются мало радостными. Централизованные методические указания приводят к шаблону, к той самой однотипности, похожести экспозиций, которой должны бежать все музеи, ища неторные пути.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"