Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Залы VII-VIII

В Государственной Оружейной па­лате хранится редкое собрание пред­метов парадного конского убранст­ва - так называемая Конюшенная казна. Большая часть вещей из нее выполнена в мастерских Кремля, другие поступили в качестве даров от иностранных послов и торговых представителей Ирана, Турции, Ки­тая, Бухары, Польши, с которыми в XVI-XVII вв. у Москвы были уста­новлены дипломатические или торго­вые отношения.

Конское убранство, отличавшееся необычайной роскошью, преобладало среди подарков Востока. Алмазы, ярко-красные рубины, ослепительно зеленые изумруды, золотисто-желтые топазы, бирюза и мерцающие жемчу­жины почти сплошь украшают седла, попоны и узды.

Такая роскошь объясняется тем, что конь на Востоке очень почитался, его старались украсить как можно богаче. Об этом гласят восточные по­словицы: «Конь мой - друг мой, нет, он лучше друга», «Сокол в небе бес­силен без крыльев, человек на земле немощен без коня».

В западноевропейских привозах конское убранство встречается глав­ным образом среди даров из Поль­ши. Из Западной Европы поступали в основном экипажи - кареты и ко­ляски.

Конюшенная казна играла важную роль в оформлении всех церемо­ниальных процессий - посольских встреч, царских выездов, должна была подчеркивать их политическое значение, демонстрировать силу цар­ской власти, мощь государства. Иногда в таких процессиях участво­вало до 16 тыс. человек.

Секретарь римского посольства Лизек, описывая выезд царя Алексея Михайловича в Троице-Сергиев мо­настырь, отмечал богатство и красоту конского убранства: «Следующий поезд привел нас в изумление - впе­реди ехал конюший, за ним вели 62 превосходных коня, на которых вся сбруя и попоны горели в золоте и се­ребре». Датский резидент Моис Гей писал: «А как потом вели государеву конюшню, то на лошадях арчаки и чепраки (Чепрак - попона, закрывающая круп коня.) и весь наряд унизан жем­чугом и драгоценными камнями».

Царскими выездами, сбруей, ло­шадьми, каретами в XVI-XVII вв. ведал Конюшенный приказ. Этот приказ возник в конце XV в. Он был преобразован из Конюшего пути, упо­минающегося еще в грамоте сыновей Ивана Калиты от 1341 г.

Своего наивысшего расцвета Коню­шенный приказ достиг к середине XVII в. в связи с расширением ди­пломатических отношений и ростом армии. В это время в его ведении было свыше 40 тыс. лошадей, «год­ных для войны». Часть лошадей спе­циально предназначалась для нужд царского двора: 150 лошадей - для выезда царя, 50 - для царицы, 100 - для послов и 1000 лошадей «особых, береженных» - для парадных выез­дов.

При Конюшенном приказе были мастерские, где изготовлялось драго­ценное конское убранство и экипажи, работали лучшие русские и иностран­ные мастера. Согласно «Записке о царском дворе, церковных чинах, приказах, войне», относящейся к 1610 г., в Конюшенном приказе было 74 мастера. Положение этих мастеров было нестерпимо тяжелым. В этом документе упоминаются и имена не­которых мастеров - мастера серебря­ного дела Артамон Яковлев, Петруша Митрофанов и Харитон Матвеев, зо­лотарь Филька Петров, мастер карет­ного дела Ивашко Матвеев и другие.

Содержание Конюшенного приказа стоило очень дорого и тяжелым бременем ложилось на плечи народных масс. Доходы приказа складывались из различного рода денежных обро­ков и натуральных повинностей с крестьян (Конюшенный приказ вла­дел огромными земельными угодья­ми). Кроме того, в каждый крестьян­ский дом на определенный срок ста­вились на «прокорм» лошади. К Ко­нюшенному приказу было приписано 500 дворов торговых людей. В его ве­дении находились также бани Мо­сквы и других городов, с которых со­бирались пошлины. При сборе нало­гов, как правило, допускались жесто­кие злоупотребления.

Конюшенный приказ помещался в Кремле в специальном здании, на ме­сте которого сейчас находится здание Государственной Оружейной палаты.

В 1701 г. Петр I издал специальный указ, который запрещал применение в верховой езде русских седел, а сле­довательно, и их изготовление. «За ослушание будет жестокое наказа­ние»,- говорилось в указе. Конюшен­ный приказ был преобразован в при­дворное ведомство - Конюшенную канцелярию и контору. Богатая Ко­нюшенная казна указом от 8 мая 1736 г. была передана в московскую Оружейную палату и стала музейным достоянием.

Выезды XVIII-XIX вв. не блиста­ли, как в старину, драгоценными камнями, но были очень богаты и требовали огромных средств. В это время главное внимание уделялось не столько оформлению конского убранства, сколько украшению эки­пажа.

В 1734 г. на содержание царских конюшен было ассигновано 100 ты­сяч рублей, тогда как на просвеще­ние - всего 47 тысяч рублей, а на жа­лованье учителям - 4 тысячи руб­лей.

Для выезда Екатерины II в Москву на коронацию, по полицейским отче­там, потребовалось до 19 тысяч лоша­дей. Народу при этом собралось око­ло 80 тысяч человек. Императрица сидела в раззолоченной карете, в алом бархатном платье, унизанном крупным жемчугом, со звездой на груди и бриллиантовой диадемой. За нею тянулся огромный поезд высо­ких золотых карет.

Переходя к обзору памятников Ко­нюшенной казны, остановимся на исключительных по художественно­му и историческому значению пред­метах.

Представленные в витринах зала седла, паперсти (Паперсть - нагрудный ремень, прикрепляющийся двумя концами к седлу, третьим - к подпруге. ), узды, стремена очень разнообразны по орнаменту и технике обработки. Большая часть вещей имеет уникальную ценность.

Витрины № 65 и 68

В этих витринах представлены сан­ные полости, которые были неотъем­лемой принадлежностью царских са­ней и возков. Они сделаны в России в XVII в. из золотых и бархатных привозных тканей, украшены жем­чужными нашивками. В XVI-XVII вв. такими драгоценными поло­стями покрывались также сани во время похоронных процессий.

В витрине № 65 показана санная полость, выполненная из иранского бархата, в витрине № 68 - из италь­янского алтабаса. Развешанные на стенах цепи исполнены из чеканного серебра. Во время царского выезда такими цепями соединяли лошадей. При движении лошадей цепи издава­ли нежный серебряный звон.

Витрина № 66

Здесь хранятся предметы китай­ского конского убранства XVII в., привезенные русским послом Н. Г. Спафарием в 1678 г. Это стре­мена, седла, узды, попоны.

Седла оправлены цветным перла­мутром различных оттенков, резной золоченой бронзой, сине-голубой эмалью с изображением дракона и обтянуты разноцветной парчой, бар­хатом. На некоторых седлах бархат украшен вышивкой. Узор выполнен неразрезными петлями и хорошо вы­деляется на блестящем фоне.

Форма китайских седел очень своеобразна. Передние луки (Лука - деревянный изгиб заднего или переднего края седла.) широ­кие, задние очень низкие и отлогие. Седло тяжелое и длинное. Стремена имеют круглое основание, узкую дужку.

Представленные в витрине попоны выполнены из атласа и бархата. Изо­бражения фантастических облаков и драконов, столь характерные для ки­тайского искусства, шиты золотом и цветными шелками.

Витрина № 67

Коллекция западноевропейского конского убранства, представленная в витрине, состоит из изделий немец­кой, польской и английской работы XVI-XVII вв.

Самые древние вещи коллекции - польские. Они поступили в Россию в качестве подарков от польских коро­лей.

Наиболее редкими являются два гу­сарских седла, поднесенные царю Бо­рису Годунову в 1600 г. послом Си-гизмунда III Вазы во время переговоров о заключении унии между Речью Посполитой и Русским государством. В это время в Польше были органи­зованы гусарские части, для которых был принят этот вид седла. Гусарское седло было рассчитано на твердую посадку всадника, плотно прилегало к спине коня. Поэтому луки делались высокими и книзу удлинялись.

В декоре польского конского убран­ства этого времени основное место за­нимают чеканка, гравировка, чернь, шитье, аппликация с характерным растительным орнаментом.

Седло, привезенное в 1678 г. послом Казимиром Сапегой в дар царю Фе­дору Алексеевичу, оправлено в сереб­ро, украшено чернью.

В XVII в. в Польше большое рас­пространение имели арчаки. В витри­не экспонируется арчак, принадле­жавший полковнику польских войск князю Стефану Янушевичу Мосаль-скому. Луки и извести арчака се­ребряные, золоченые. По чешуйча­тому полю вычеканены цветы. Для польских седел этого времени харак­терны мягкая линия не особенно глу­бокого сиденья, узкая передняя лука, наклоненная вперед.

Немецкие изделия относятся ко второй половине XVII в. Седла по форме напоминают седла рыцарских времен, рассчитаны на твердую по­садку всадника, закованного в латы и вооруженного копьем. Чтобы всад­ника труднее было выбить из седла, седло делали плотно прилегающим к спине коня; луки крутые, в виде кресла, от них шли специально уст­роенные валики - зажимы для ног.

Для украшения немецкого конского убранства применялись шитье и че­канка по серебру с узором всадников на конях, гербов, тюльпанов и листь­ев. В отличие от плоских восточных вышивок шитье на немецких седлах и чепраках рельефное, выпуклое и напоминает скульптурную лепку.

Интересно седло работы мастера Андреаса Макензона, работавшего в Данциге в 1643-1670 гг. Седло обтя­нуто красным бархатом. Передняя лука его сделана в виде львиной го­ловы. Другое седло имеет шитую зо­лотом и серебром обивку. На красном бархате вышиты фигуры всадников в полном доспехе. Седло было приве­зено в Москву во время польских по­ходов в середине XVII в.

Здесь же экспонируются седла ан­глийской работы.

Витрина № 69

Предметы парадного конского убранства XVI-XVII вв., представ­ленные в экспозиции, принадлежат к лучшим произведениям иранского искусства того времени. Иранская упряжь славилась во всей Европе. Она пользовалась популярностью и в Московском государстве. Иранские узды, седла, паперсти отделаны золо­той басмой, насечкой, чеканкой, гра­вировкой, украшены драгоценными камнями и жемчугом.

Вещи, показанные в витрине, по­ступили в Россию в основном как по­дарки иранских шахов, послов и тор­говых представителей.

В 1590 г. иранский посол Андибек привез от шаха Аббаса в подарок царю Федору Ивановичу седло в зо­лотой оправе. Оно обтянуто бархатом, затканным золотом, и украшено ру­бинами, изумрудами и крупной би­рюзой.

В 1635 г. другой иранский посол привез в Москву седло, оправленное золотом и украшенное жемчугом, изумрудами, рубинами, бирюзой. Об этом седле в описи царской казны 1642 г. сказано: «Прислал к государю в дарех Кизилбашской шах во 143 г.» (1635 г.- Ред.). Седло было оце­нено в 650 руб.- это весьма высокая по тому времени цена.

Для иранских седел типичны низ­кая отлогая задняя лука и узкая вы­сокая передняя, часто заканчиваю­щаяся тремя лепестками.

Седло в золотой оправе, иранской работы. Первая половина 17 века. Подарок шаха Сефи царю Михаилу Федоровичу в 1635 г.
Седло в золотой оправе, иранской работы. Первая половина 17 века. Подарок шаха Сефи царю Михаилу Федоровичу в 1635 г.

Коллекция попон Оружейной пала­ты уникальна. Она представлена луч­шими образцами шелковых, бархат­ных и парчовых тканей, отличаю­щихся нежным сочетанием красок, тонкостью линий орнамента, в кото­ром преобладают цветы гвоздики и тюльпана, встречаются изображения людей, животных и птиц. На покров-це из кашанского бархата по светло-палевому фону золотом вытканы полураспустившиеся тюльпаны на извивающихся стеблях. Особенно ин­тересны попоны, украшенные вы­шивкой. Французский путешествен­ник XVI в. Ж. Шарден писал: «Вышивание является ценнейшим из прикладных искусств, в котором они (персы.- Ред.) отличаются. Они очень хорошо изготовляют все сорта вы­шивки, но особенно вышивку золо­том, будь то на сукне, на шелку, на коже».

Два чалдара (Чалдар - попона, надеваемая под седло и закрывающая спину, бока и грудь коня.) из простого холста сплошь зашиты золотом и серебром и кажутся поэтому парчовыми. Фон, узор в виде двуглавых орлов выпол­нен иглой. По краям чалдаров сереб­ряная бахрома.

Витрина № 70

Коллекция русского конского убран­ства XVI-XVII вв., сохраняемая в Оружейной палате, является ценно­стью мирового значения. Изделия русских мастеров славились далеко за пределами государства и имели особенно большой спрос на Западе. Красота и великолепие конского убранства обращали на себя внима­ние иностранцев, посещавших Рус­ское государство. Польский резидент Свидерский, наблюдавший в 1675 г. царский выезд, отмечал, что такого удивительного конского наряда «ни у каких окрестных государей не най­дется».

Представленные в витрине оголови, паперсти, седла украшены гравиров­кой, чернью, эмалью по золоту и се­ребру. Они поражают разнообразием форм, тонкостью работы.

Интересен полный парадный убор на царскую лошадь. Он состоит из богатого намета - попоны, надевае­мой сверху седла, золотой узды, укра­шенной эмалью и драгоценными кам­нями, подшейной кисти из шелковых нитей с жемчужной сеткой, серебря­ных стремян, гремячих цепей из се­ребра, с шариками внутри. Самым древним из хранящихся в Оружей­ной палате русских седел является седло Ивана Грозного. Сиденье и крыльца (Крыльца - куски колеи, прикреп­ленные с боковых сторон седла.) его обтянуты бархатом с золотым узором в виде двуглавых ор­лов. Луки также обиты бархатом и украшены золотыми пластинками с драгоценными камнями. Очень ин­тересна форма седла. В отличие от других русских седел головка его передней луки шире и сильно во­гнутая.

Седло, принадлежавшее Борису Го­дунову, оправлено серебром с тончай­шей гравировкой в виде цветов и птиц, на луках - серебряные чекан­ные изображения львиных голов.

Коллекция седел XVII в. многочис­ленна и отличается разнообразием от­делки. Одни седла искусно вышиты серебром и золотом по бархату, дру­гие расписаны разноцветной эмалью, третьи оправлены прозрачной кру­жевной сканью, четвертые украшены чернью и гравировкой или чеканным орнаментом.

Особенно интересно седло царя Ми­хаила Романова работы мастера Ива­на Попова с «товарищи». Оправлен­ные золотом луки седла искусно рас­писаны эмалью, сочные и яркие кра­ски которой прекрасно сочетаются с драгоценными камнями - алмазами, сапфирами, рубинами и изумрудами. Сиденье обтянуто аксамитом. Вью­щийся цветочный орнамент подчер­кивает его форму, следует за овалом седла.

Седло в золотой оправе, иранской работы. Конец 16 века. Подарок шаха Аббаса царю Федору Ивановичу в 1590 г.
Седло в золотой оправе, иранской работы. Конец 16 века. Подарок шаха Аббаса царю Федору Ивановичу в 1590 г.

Искусством исполнения поражает седло, луки которого украшены эмалью ослепительно зеленого оттен­ка с узором виноградных лоз. Крупные сапфиры, изумруды, алмазы создают общую цветовую гамму, приятную для глаз. Подушка вышита цветами, скомпонованными из жемчуга и изумрудов.

Орнамент в виде город­ков, вынизанный жемчугом по краю подушки, свидетельствует о том, что арчак сделан в Москве. Седло выпол­нено для выездов царя Федора Але­ксеевича, большого любителя лоша­дей и конского убранства.

Русские седла XVII в. в большинст­ве своем имеют высокую наклонную вперед «нагибную» переднюю луку. Задняя еще более низкая, отлогая, она совершенно не стесняет всадника во время поворота, обеспечивает ему свободную посадку. Это вполне соот­ветствовало применяемой русскими в борьбе с кочевниками своеобразной тактике боя, когда они заманивали врага, отступая и все время отстрели­ваясь.

Седло в золотой оправе, работы московского масьера Ивана Попова. Принадлежало царю Михаилу Федоровичу
Седло в золотой оправе, работы московского масьера Ивана Попова. Принадлежало царю Михаилу Федоровичу

В витрине представлена большая коллекция русских чепраков и чалдаров. Они шиты из богатых декоратив­ных тканей, зачастую украшены зо­лотым шитьем и жемчужным низа­нием.

Великолепен по своей работе чал-дар из аксамита, затканного серебря­ными цветами по золотому фону. Он украшен пластинками с эмалью, во­круг которых в виде цветов нанизан жемчуг. По краю идет широкое кру­жево, тоже из жемчуга. На другом чалдаре изображены алые и голубые цветы гвоздики, шиповника, тюльпа­нов на слегка изогнутых стеблях с зелеными листьями. Несмотря на не­которую условность, эти цветы вы­глядят как живые.

Большой интерес представляют ольстры - чехлы для пистолетов из красного бархата, шитые золотом и украшенные драгоценными камнями.

Витрина № 71

В витрине представлены предметы конского убранства кавказской и среднеазиатской работы XVII - XIX вв.

Во второй половине XVI - начале XVII в. в Россию из Средней Азии и Кавказа в большом количестве при­возили седла, попоны. Среди них пре­обладали седла бухарские и крым­ские, мало отличавшиеся друг от друга. Бухарские седла чаще всего расписывались разноцветными кра­сками и золотом. Орнамент в основ­ном растительного характера, но встречается в нем и изображение по­пугая. Своей формой седла напоми­нают плывущую утку: высокая передняя лука и низкая широкая зад­няя.

Арчак в золотой оправе, русской работы. Вторая половина 17 века
Арчак в золотой оправе, русской работы. Вторая половина 17 века

Кавказские и среднеазиатские сед­ла выполнялись из дерева, обивались сафьяном, расшивались разноцветны­ми шелками, золотом и серебром.

Для кавказского конского убранст­ва характерно применение серебра с чернью, золотой насечки и гравиров­ки, а также кости. Передняя лука се­дел завершается в виде трехлепесткового цветка, задняя - либо узкая и высокая, либо широкая и низкая. Особенно интересны кавказское седло XIX в., обтянутое черным сукном, расшитое золотым и серебряным узо­ром, и деревянное седло бухарской работы XVII в., расписанное краска­ми и оправленное костью.

Попоны бухарской работы дати­руются XIX в.

Витрина № 72

Предметы, выставленные в витри­не, связаны с развитием дипломати­ческих и торговых отношений между Россией и Турцией. Они интересны и тем, что дают представление о нацио­нальных особенностях турецкого при­кладного искусства XVII в., отличаю­щегося яркими красками и крупным орнаментом, в котором преобладает изображение цветка граната.

Седло, обтянутое албатосом, турецкой работы. Середина 17 века
Седло, обтянутое албатосом, турецкой работы. Середина 17 века

Все эти вещи поступили к цар­скому двору главным образом через торговых представителей.

Роскошные чалдары и чепраки вы­полнены из алтабасов, различных бархатов, украшены золотым и се­ребряным шитьем, жемчужным ни­занием и драгоценными камнями. Шитые золотой и серебряной нитью травы, листья напоминают вьющиеся южные растения, а жемчужные цве­ты - грозди распустившейся белой сирени.

Чепрак, привезенный греком Ива­ном Настасовым в подарок царевичу Алексею Алексеевичу, шит золотом и серебром. По малиновому фону изо­бражены звезды и полосы.

Чепрак, подаренный греком Димит­рием Константиновым, выполнен из алтабаса, украшен крупными жем­чужными гранатами и драгоценными камнями.

Коллекция седел датируется се­рединой XVII в. Турецкое седло XVII в. отличается от русского и иранского. Его остов у основания ши­ре; следовательно, оно плотнее ложи­лось на спину коня, не прилегая к ней полностью. Передняя лука вы­сокая, заостренная кверху, напоми­нающая мавританскую арку. Задняя лука отлогая, широкая. Выгиб си­денья очень плавный.

Седла обиты алтабасом, бархатом, украшены драгоценными камнями и жемчугом или оправлены золоченым серебром с яшмовыми вставками, ру­бинами и бирюзой.

В 1656 г. грек Абрам Родионов при­вез седло «турское, крыльца тебень­ки шиты золотом и серебром волоче­ным. На нем в гнездах яхонты червчатые и изумруды».

Стремена выполнены из железа, с наружной стороны обложены золо­тыми пластинами в виде цветов и плодов граната. Некоторые стремена обтянуты алтабасом, бархатом и рас­шиты жемчугом.

Витрины № 73 и 74

Блестящие победы над Турцией, одержанные в конце XVIII в. рус­скими войсками под водительством гениального полководца А. В. Суво­рова и знаменитого флотоводца Ф. Ф. Ушакова, привели Россию к почетному и славному миру. Турция пытается улучшить отношения с могущественной Россией. В связи с этим турецкие султаны прислали Екатерине II богатые подарки.

Седло с полным конским убором. Дар турецкого султана Абдул-Гамида Екатерине Второй в 1775 г.
Седло с полным конским убором. Дар турецкого султана Абдул-Гамида Екатерине Второй в 1775 г.

В витрине № 73 показаны седло с полным конским убором, саблей и перначом, усыпанным драгоценны­ми камнями; бриллиантовая решма (украшение на лбу лошади) с бра­зильским топазом; серебряные ведро, подковы и гвозди; расшитая красны­ми кораллами попона из серебряной парчи.

Это убранство было подарено сул­таном Абдул-Гамидом в 1775 г. по случаю заключения Кучук-Кайнарджийского мира. По этому договору Россия получила выход к Черному морю, русским купеческим судам бы­ло разрешено плавать по морю и проливам на одинаковых правах с французскими и английскими су­дами.

В витрине № 74 выставлен богатый конский убор, выполненный из золота и украшенный жемчугом и камнями. Он был подарен султаном Сели­мом III. Посольская миссия Россана-Мустафы была направлена в Россию в 1793 г., после заключения Ясского мира. По этому договору турки осво­бождали Причерноморье. К России переходила земля между Бугом и Днестром и весь Крым.

Для вещей этого убора характерно смешение элементов барокко с узо­рами турецкой орнаментации.

Витрины № 75 и 76

В витринах представлены предме­ты конского убранства русской ра­боты XVII-XVIII вв. Среди них за­мечательные арчаки - седла меньше­го размера с низкими широкими лу­ками и подушкой, пристегнутой к сиденью. Эти вещи отличает высокое мастерство, тонкость и изящество ис­полнения. Основные элементы орна­мента - фигуры зверей, птиц, цве­ты - образуют пышную декоратив­ную композицию. Для украшения применялись чеканка, гравировка и чернь, красочная эмаль с нарядными узорами, со смелыми орнаментальными и цветовыми решениями.

Из документов известно, что в 1674 г. мастера Андрей Павлов и Ми­хаил Михайлов делали «оправы се­ребряные с чернью к государевым седлам». Возможно, что седла с чернью выполнены этими мастерами.

В центре экспозиции - седло ра­боты московских мастеров Луки Мымрина, Степана Федотова, Лариона Афанасьева (1682 г.). Луки и извести седла покрыты сетью расти­тельных узоров из скани с эмалевы­ми листьями, цветами, травами. Зе­леная, белая и голубая эмаль, наве­денная на сканом орнаменте, напоми­нает тонкое цветное кружево.

В витрине экспонируется седло, принадлежавшее русскому народному герою князю Д. И. Пожарскому. По-видимому, это седло он брал в свои боевые походы. Оно обтянуто кожей, имеет наволочку из вишневого бар­хата.

Детские седла по своей форме и украшениям ничем не отличались от боевых и парадных. Одно из детских седел имеет золоченую оправу, рас­чеканенную растительным орнамен­том. По всей вероятности, это седло из «потешных» седел малолетнего ца­ревича Алексея Михайловича, сде­ланное в Конюшенном приказе в 1642 г.

В парадном конском убранстве при­менялись огромные шелковые, с жемчужной сеткой наузы - подшей­ные кисти. Их подвязывали на шею лошади. В языческие времена под­шейные кисточки надевались живот­ным как амулеты против болезней. Затем их стали делать богаче, и, на­конец, в XVI-XVII вв. они стали од­ним из роскошных элементов в уб­ранстве коня.

Упряжь XVIII в. отличается от упряжи XVII в. простотой отделки. Седла имеют более удобную форму: высокие луки, глубокое сиденье. Они оправлены в серебро или обтянуты сукном и бархатом, не имеют драго­ценных камней.

Женские седла для боковой посадки обиты плюшем и сукном, расшиты золотом, вместо стремян сделана под­ножка.

Из попон XVIII в. следует отметить зеленую бархатную, украшенную рельефным шитьем растительного характера. В центре попоны золотым позументом и цветным шелком вы­шито изображение Петра I с топори­ком в руках, которое символизирует создание новой России. Изображение взято с печати Петра I. Господство­вавший в первой половине XVIII в. стиль барокко оказал решающее влияние на художественную отделку упряжи этого времени.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"