Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зал VI

В зале сохраняются разнообразные памятники истории и материальной культуры работы русских, восточных и западных мастеров XIII-XIX вв.

Большая часть вещей относится к XVI-XVII вв.- периоду образования могущественного Русского государст­ва и расширения торговых и дипло­матических связей со странами Во­стока и Запада.

Некоторые предметы в свое время входили в княжескую и затем царскую казну, неоднократно упоминались в духовных грамотах русских князей и теснейшим образом были связаны с историей Русского государства.

Представленные в зале предметы использовались в особо торжествен­ных случаях - в дни венчания на царство, посольских приемов, парад­ных выходов. Дворцовым церемони­ям, начиная с XV в., придавали боль­шое политическое значение и поэтому обставляли их с необычайной рос­кошью и богатством. Предметы двор­цового церемониала обычно выполнялись из золота, серебра и драгоцен­ных камней. Роскошь царского двора должна была поднимать авторитет царя, внушать простому народу пови­новение и покорность и показывать иностранным представителям, что бо­гатствам царским нет предела.

Большой пышностью отличались коронационные торжества. Проводи­лись они по установленному ритуалу, растягивались на длительное время и стоили государству огромных средств. Все эти расходы тяжелым бременем ложились на плечи русского народа. Так, на коронацию 1856 г. было изра­сходовано 1 миллион 611 тысяч руб­лей. Особое значение при церемонии коронования имели венец (а с XVIII в. корона), скипетр, держава, государст­венный щит, меч, трон и специальные одеяния.

Витрины № 48-52

С левой стороны при входе в зал в пяти витринах расположены царские троны, представляющие огромную художественную, историческую и ма­териальную ценность.

Самый древний трон выполнен за­падными мастерами в XVI в. Он представляет собой кресло с высокой спинкой и подножием. Остов его по­крыт пластинами слоновой кости с рельефными резными композициями исторического, мифологического, бы­тового и геральдического содержания.

Трон Ивана Грозного
Трон Ивана Грозного

Происхождение трона и время его изготовления точно пока не известны, но по характеру резьбы его считают западной работой XVI в.

Этот трон принадлежал царю Ива­ну IV Грозному и хорошо известен по скульптуре М. М. Антокольского «Иван Грозный».

Трон с низкой спинкой и высоким сиденьем по форме и отделке типичен для иранского искусства конца XVI в. Он выполнен иранскими ма­стерами и привезен в Москву иран­ским послом Лачинбеком в 1604 г. в дар царю Борису Годунову от шаха Аббаса I.

Остов трона покрыт листовым золо­том с тисненым травным узором, украшен огромным количеством ру­бинов, жемчужин и бирюзы различ­ных оттенков. Сиденье трона обито парчой с крупным цветочным узором по синему фону.

Третий трон напоминает собой ста­ринное русское кресло с высокой спинкой. Он сделан в Москве для ца­ря Михаила Романова из трона царя Ивана Грозного иранской работы.

Трон Бориса Годунова
Трон Бориса Годунова

Покрывающая остов трона золотая басма с тонким растительным орна­ментом усыпана турмалинами, бирю­зой, хризолитами, жемчугом и двумя крупными ромбовидными топазами. Сиденье и спинка этого трона обиты золотной парчой в XIX в.

«Алмазный» трон иранской работы второй половины XVII в. представ­ляет собой кресло с высокой спинкой и подножием. С лицевой стороны спинки по черному бархату вышиты два гения, поддерживающие корону. Между ними помещен щит с дарст­венной надписью на латинском язы­ке: «Могущественнейшему и непобе-димейшему Московии императору Алексею, на земле благополучно цар­ствующему, сей трон великим искус­ством соделанный, да будет предзна­менованием грядущего в небесах веч­ного блаженства. Лета Христа 1659 г.».

Трон облицован золотыми и сереб­ряными пластинами с прорезным и чеканным орнаментом очень тонкой работы и большим количеством дра­гоценных камней. Здесь более 800 ал­мазов, от которых трон и получил свое название. На боковых стенках кресла сохранились многокрасочные иранские миниатюры, прекрасно пе­редающие различные бытовые сцены.

Трон был подарен царю Алексею Романову армянской торговой компа­нией в Иране, очень заинтересован­ной тогда в торговле с Московским государством.

Три трона, которые можно увидеть в витринах,- Ивана IV, Михаила и Алексея Романовых - использова­лись во время коронационных тор­жеств до конца XIX в.

Пятый трон - двойной, серебряный, со ступенчатым прорезным подножи­ем и витыми столбиками. В верхней части спинки идет чеканный, почти скульптурный орнамент с фигурами всадников, птиц, трав и сказочных животных. Трон фактически имеет три места. На двух из них сидели цари - Иван и его десятилетний брат Петр. Третье место, расположенное за спинкой трона,- для наставников ца­рей, которые подсказывали, как сле­дует вести себя во время приемов и что отвечать на вопросы послов.

К трону принадлежат три столица с двуглавыми орлами - гербами Рус­ского государства и два столица для держав. Изготовлен трон московски­ми мастерами в 1682 г., на отделку его пошло около 300 кг серебра. С 1682 по 1706 г. трон находился в Грановитой палате Московского Кремля.

В витринах с тронами экспони­руются царские посохи и посольские топоры, которые были необходимой принадлежностью царских выходов и посольских приемов. Посохи, выпол­ненные из слоновой кости, золота, до­рогого дерева и серебра, представля­ют собой замечательные образцы резьбы, чеканки, эмали XVI-XVII вв. Посольские топоры относятся к XVII в. Сделаны они из булата и украшены искусной золотой насеч­кой, рукояти их покрыты серебром с чеканным травным узором. Этими то­порами вооружались царские тело­хранители - рынды, назначаемые из знатных и родовитых семей. Долж­ность рынды была введена в XIV в. при московском князе Димитрии Донском, а упразднена Петром I.

Витрина № 53

Большие напольные часы из золо­ченой бронзы, известные под назва­нием «Храм славы», исполнены мо­сковскими мастерами по чертежам М. Е. Медокса в 1793-1806 гг. При за­воде механизма часов многочислен­ные фигурки и украшения на кор­пусе приходили в движение. Так, благодаря непрерывному вращению хру­стальных витых трубочек, располо­женных вокруг небольшого цифер­блата, создавалось впечатление сол­нечного сияния. Через каждые пять секунд из клюва кормящих орлиц в клюв орлят падали жемчужины. Ров­но через три часа распахивались дверцы храма, и на фоне красочного пейзажа открывалась великолепная картина водопада. Одновременно му­зыкальный орган, скрытый внутри часов, исполнял старинную мелодию.

Витрина № 54

Национальных древнерусских одежд сохранилось до нашего времени очень мало, и поэтому собрание Оружейной палаты представляет ог­ромную ценность и большой позна­вательный интерес. В общих чертах оно дает яркое представление об осо­бенностях русского костюма и одежд феодальной верхушки.

Покрой большинства одежд, кроме чисто придворных, был общим для всех слоев населения, отличались лишь отдельные детали. В основном это были длинные, прямые, довольно свободные платья, скрывавшие чело­веческую фигуру, но придававшие необычайную плавность движениям.

Женское платье имело много общих черт с мужским и отличалось, глав­ным образом, только некоторыми де­талями отделки, как, например: бо­лее широкой вышивкой у рукавов, большим меховым воротником или затейливым головным убором.

Женских одежд XVI-XVII вв. в собрании Оружейной палаты не со­хранилось, а представленные в экс­позиции мужские платья по характе­ру своего покроя подразделяются на две основные группы. Одна из них применялась в быту всех классов, другая - только среди представите­лей феодальной верхушки. К первой группе одежд относятся: шуба, каф­тан русский темно-зеленого сукна, зипун зеленого атласа, стеганный на вате.

Ко второй группе принадлежат: ферезея, платно, налатник, становые кафтаны. Большая часть этих одежд выполнена из привозных тканей - шелка, парчи, тонкого сукна, которые стоили 30, 40, а иногда и 100 руб. за аршин (71 см).

Платье бедного человека шилось из тканей домашней выработки - хол­ста, грубого сукна, крашенины.

Становый кафтан Петра Первого
Становый кафтан Петра Первого

Самым распространенным видом одежды был кафтан, который по ха­рактеру своего покроя и назначению носил самые разнообразные наимено­вания: длинный, смирный, ездовой, становой и т. д.

Из кафтанов XVI в. в Оружейной палате сохранился только один. Он сшит из иранской ткани типа атласа. Покрой кафтана напоминает восточ­ный халат с длинными узкими рука­вами. По нежно-голубому фону шел­ком и золотом выткан узор, изобра­жающий встречу в лесу человека с крылатым четвероногим драконом. Очень реалистично изображен чело­век в коротком кафтане, чалме, с кинжалом за поясом и огромным камнем в руках, приподнятым над го­ловой.

Одеждой XVI в. является шуба ми­трополита Филиппа - современника Ивана IV. Сшита шуба из черно-ко­ричневой ткани домашней выработки, украшена простым бараньим мехом, нашивками из тесьмы и простыми обтянутыми пуговицами. Покрой шу­бы очень простой. К прямым полот­нищам ее переда и спины присое­динены скошенные полотнища и клинья в подоле. Рукава длинные, очень широкие в пройме и суженные книзу.

Из одежд первой половины XVII в. большой интерес представляет един­ственный из сохранившихся налат­ник. По своему покрою он напоми­нает куртку своеобразной формы с косыми незашитыми боками и широ­кими короткими незашитыми рука­вами. Эта одежда была принадлежно­стью парадного воинского наряда и носилась поверх доспеха. Сшит на­латник из красного атласа и почти сплошь расшит превосходным золо­тым растительным и геометрическим узором, в который мастерица вложи­ла тонкий вкус и высокое мастерство. По описям одежд XVII в., этот налат­ник первоначально принадлежал ца­рю Михаилу Романову, а затем его сыну Алексею, который пользовался им во время Смоленского похода 1654 г.

К одеждам второй половины XVII в. относится так называемая ферезея из белого тонкого сукна. Она представ­ляет собой длинный, прямой, широ­кий распашной кафтан без застежек с очень длинными рукавами, спадав­шими до самых пят. Работать в платье с подобными рукавами было невозможно, и, вероятно, отсюда про­исходит русская пословица «не ра­ботай спустя рукава». Пройма у та­ких рукавов спереди до самого плеча не зашивалась, через нее продевали руки, а рукава откидывались назад и на спине завязывались узлом.

Ферезея - это верхнее зимнее и летнее платье, которое носили пред­ставители господствующего класса. Шили его из тонкого сукна, парчи, бархата, делали на меху и богато украшали жемчугом, драгоценными камнями и золотыми запонами. Фере­зея была известна в царском быту с 1650-х годов (впервые упомянута в документах в 1654 г.) и оставалась са­мой излюбленной одеждой русской знати до 70-х годов XVII в.

Ферезея, представленная в экспо­зиции, не сохранила первоначального вида. Это только спорок, дающий представление о покрое одежды XVII в.

Кафтан вишневого бархата с выши­тыми двуглавыми орлами называется терликом. Как пишет историк И. Е. Забелин, «терлики предназнача­лись для различных групп свиты, об­служивающих царские выезды и дворцовые церемонии».

Терлики были очень разнообразны как по тканям, так и по украшениям. Одежды, экспонируемые в Оружей­ной палате, сшиты из вишневого бар­хата, с небольшим воротником вокруг шеи. Верхняя часть кафтана в виде лифа застегивается на плече и на бо­ку. Нижняя часть его, в виде юбки с расходящимися полами спереди, при­шита к лифу со сборками у талии. Рукава длинные, отрезные, вверху очень широкие и собраны в сборки. От локтя они переходят в узкий длинный манжет.

Самая большая группа одежд отно­сится к концу XVII в. Она включает в себя в основном становые кафтаны, зипун и платно, принадлежавшие Петру I, когда он еще носил старо­русское платье. Одевались такие каф­таны поверх другой одежды - зипу­на. Были они как домашними, так и выходными, в зависимости от того, из какой ткани сшиты. В описи цар­ской казны 1722 г. эти кафтаны на­званы холодными.

Кафтаны, представленные в экспо­зиции, в основном домашнего назна­чения. По покрою спины они одно­типны, но по ряду других деталей их можно разбить на две группы.

К первой из них относятся кафта­ны, которые совершенно одинаковы по форме и различаются между собой только тканями и цветом (абрикосо­вого бархата, голубой шерсти и два шелковых - брусничного и белого цвета). Это распашные, длинные, пря­мые одежды с очень широкими и ко­роткими рукавами, с круглым воро­том, украшенные плетеным золото-серебряным кружевом. Прямая спи­на прилегает в талии, полы спадают свободно и не заходят одна на дру­гую. Подобные кафтаны плотно обле­гали стан, и, вероятно, поэтому их и называли становыми. Из-под рукавов станового кафтана обычно были вид­ны рукава зипуна, украшенные бога­той жемчужной обнизью.

Ко второй группе относятся каф­таны, у которых раскрой спины такой же, как у предыдущих, но все осталь­ные детали имеют существенные от­личия. Полы у этих одежд заходят одна на другую, рукава длинные, сильно расширенные у проймы и очень суженные от локтя книзу. Во­рот небольшой, стоячий. К этой груп­пе одежд можно отнести кафтаны темно-зеленого сукна 1670-1680 гг. и зеленого атласа (стеганный на вате), известный под названием зипун.

Кафтан темно-зеленого сукна, об­шитый серебряным шнурочком, рез­ко отличается покроем от становых кафтанов, хотя и прилегает к талии. Полы этого кафтана заходят одна на другую. Застегивается он сбоку на одну пуговицу. В боках вставлены клинья, но вшиты они не так, как у становых. Рукав постепенно сужи­вается книзу. Пройма его широкая. В связи с тем, что этот кафтан, напо­минающий народную поддевку, был проще и удобнее других, он получил широкое распространение. В музей­ных описях он назван «русским».

Зипун зеленого безузорного атласа на вате простеган продольными поло­сами. Его носили под кафтаном. Сза­ди зипун прилегает к талии. В боках вшиты косые клинья. Рукава вверху широкие, книзу сильно суживаются и застегиваются на крючки. В описи платья Петра I под 1691 г. записано: «Стежные зеленые зипуны».

Зипун. 17 век
Зипун. 17 век

В конце XVII в. в дворцовом быту начали появляться новые виды одеж­ды с чертами западноевропейской моды. К этому времени относится кафтан из красного сукна немного ниже колен. Спина у него прямая, сзади прилегает к талии, в боках много сборок. Рукава вверху у прой­мы необыкновенно широкие, внизу они сильно удлинены, сужены и за­канчиваются широкими раструбами. Спереди кафтан имеет застежку и украшен восемью парами нашивок из серебряного шнура с кистями и сложными плетениями. По всем швам (по проймам рукавов, на пле­чах, в боках и вдоль боковых сбо­рок) проложена узкая золотая вы­шивка.

В старых описях Оружейной пала­ты этот кафтан назван «польским» или «венгерским». Откуда пошло это название, пока не установлено, но из­вестно, что в последней четверти XVII в. произошло сближение русско­го платья с украинским и польским. Совершенно новый покрой имеет петровское платье из черного бархата. Оно голландского типа, состоит из очень коротких широких штанов, со­бранных в сборку у талии и у колен, и прилегающей к талии куртки с длинными рукавами.

Самым парадным и богатым цар­ским платьем было платно. Оно ис­пользовалось в особо торжественных случаях - в дни венчания на царство, торжественных приемов иноземных послов и праздничных выходов.

Платно имеет вид прямой, длинной, доходящей до пят рубахи, не приле­гающей к талии, с очень широкими рукавами. Своим покроем платно на­поминает церковное облачение - сак­кос.

Как одежда царского сана платно впервые упоминается в документах только под 1628 г., хотя изображения великих князей и царей в одеждах, близких по покрою к платнам, встре­чаются уже в XVI в.

Платно выполнялось из самых дорогих тканей - парчи, аксамита, украшалось металлическим круже­вом, золотыми запонами, пуговицами, жемчугом, драгоценными камнями и дорогими мехами.

Платно Петра I было скроено из «атласа золотного» (аксамита) вене­цианского происхождения, как свиде­тельствует надпись, вытканная на ру­каве. Эта ткань была поднесена Пет­ру I гетманом Украины Мазепой в 1689 г. в период его пребывания в Троице-Сергиевой лавре.

Первоначально платно Петра I бы­ло опушено собольим мехом и имело золотые с изумрудами пуговицы. В 1722 г. это платно без пуговиц было оценено в 70 руб., а пуговицы в 606 руб.

Витрина № 55

Проведенные в начале XVIII в. ре­формы Петра I имели большое про­грессивное значение, хотя и носили классовый характер. Они глубоко за­тронули политические, общественные и бытовые уклады жизни России, привели к большим изменениям в русской одежде.

Старые царские кафтаны и платна сменились платьем нового европей­ского покроя. Мода на европейское «польское», «немецкое» платье начала проникать в Россию и усваиваться аристократией и дворянством еще в конце XVII в.

Петр I начал носить «немецкое» платье в 1690 г. На придворных и церковных празднествах он нередко появлялся в мундире, коротком каф­тане или голландской матросской куртке. Петр считал, что длинная одежда, борода и усы были символом боярской спеси, чванства и лени.

Указы 1700, 1701 гг. строго опреде­ляли, кто и какое платье может но­сить, и обязывали все городское на­селение, кроме духовенства, посад­ских людей и крестьян, носить новое платье и брить бороды.

В Москве, где древние обычаи счи­тались неприкосновенными, эти ука­зы вызвали недовольство. В новой же столице, Петербурге, европейский ко­стюм прививался очень быстро. Про­шло лишь несколько лет после введе­ния нового платья, а русские модни­ки не уступали в нарядах француз­ским.

Мужской костюм состоял из корот­ких, до колен штанов, камзола (поз­же превратился в жилет) и узкого, длинного, до колен, с широкими фал­дами в боках кафтана.

Женский костюм в первой полови­не XVIII в. состоял из лифа с костяными пластинами, с очень открытой грудью и короткими рукавами, длин­ной широкой юбки, к которой в па­радных случаях прикреплялся длин­ный шлейф. Длина шлейфа зависела от знатности владелицы.

Самым ранним платьем француз­ского типа является кафтан из голу­бой шелковой ткани, принадлежав­ший Петру I. Отделан он очень скром­но узким серебряным галуном.

Очень богат гардероб Петра II, со­стоявший из многочисленных кафта­нов, камзолов, штанов, чулок. Выпол­нены они из великолепных тканей - шерсти, бархата, парчи и украшены серебряным или золотым шитьем и кружевом.

Из женских костюмов самыми ранними в собрании Оружейной палаты являются два коронационных платья - императрицы Екатерины I и Анны Ивановны, выполненные по европейской моде. Они сравнительно просты по форме, но изысканы по украшениям, состоят из корсажа с сильно открытым декольте, шлейфа и юбки.

Платье Екатерины I выполнено из шелка пунцового цвета с великолеп­ным серебряным шитьем.

Платье императрицы Екатерины Первой
Платье императрицы Екатерины Первой

Платье Анны Ивановны из золотой парчи покрыто изысканным золотым кружевом ручной работы.

Роскошь и мотовство высших клас­сов в этот период достигли огромных размеров. Императрица Елизавета Петровна превзошла все границы расточительства. Достаточно сказать, что после ее смерти, как пишет ис­торик В. О. Ключевский, осталось 15 тысяч платьев, два сундука шелко­вых чулок, а также... куча неоплачен­ных счетов.

Платье императрицы Елизаветы Петровны
Платье императрицы Елизаветы Петровны

Платье Екатерины II, которое пред­назначалось для встречи турецкого посла после победоносного окончания русско-турецкой войны в 1775 г., было украшено бриллиантами и 4200 жемчужинами.

Платье императрицы Екатерины Второй
Платье императрицы Екатерины Второй

Мужской костюм не уступал в рос­коши женскому наряду. Мужское платье украшалось драгоценными камнями и алмазными пуговицами. Нередко его выписывали из Франции за баснословные цены.

К середине XVIII в. распространи­лась французская мода на фижмы. Такая уродливая и неудобная форма дамского платья соответствовала вы­чурному стилю рококо, который гос­подствовал в тот период в России. Мода на фижмы, продолжавшаяся до конца XVIII в., вызвала большой спрос на китовый ус, в связи с чем, в 1722 г. в Голландии образовалось ак­ционерное общество по его добыче.

Типичным образцом упомянутой мо­ды являются три платья, представ­ленные в витрине № 55. Одно из них принадлежало императрице Елизаве­те Петровне, а два других (коронаци­онное и венчальное) - Екатерине II. Эти платья выполнены из серебряной ткани - глазета и парчи, украшены золотым позументом, вышивкой и шитыми накладными двуглавыми ор­лами. Все они имеют огромные фиж­мы, размах которых достигает 1,5 м. В конце XVIII - начале XIX в. под влиянием увлечения античностью в одежде высших классов произошли большие изменения. На смену платьям из парчи или шелка, с фиж­мами и кружевными оборками, с зо­лотой или серебряной вышивкой пришли туникообразные платья. Фа­сон их отличался крайней простотой и рациональностью, характеризо­вался прямыми формами, следовав­шими очертаниям тела. Длинный шлейф, образующий от талии мягкие складки, надевался как жилетик. Примером такого покроя служит ко­ронационное платье 1801 г., принад­лежавшее супруге императора Але­ксандра I. Как и все коронационные платья, оно сшито не из легкой про­зрачной ткани, а из серебряного гла­зета и украшено серебряной вышив­кой, блестками и тонкими нитяными кружевами.

В первой четверти XIX в. покрой дамского платья несколько изме­нился. Платья стали почти прямые, с высокой талией и пышными корот­кими рукавами. Длинный шлейф так­же шел от самого лифа. Примером такого покроя может служить коро­национное платье супруги императо­ра Николая I (1825 г.).

Начиная с середины XIX в. при дворе был введен официальный жен­ский костюм - «русское платье», вы­полненное в ложнорусском стиле. Этот покрой представлен платьями 1856, 1883, 1896 гг. Все они сшиты из серебряной ткани, украшены нитяны­ми кружевами, блестками, жемчугом.

Вместе с коронационными платья­ми экспонируются туфли, чулки, пер­чатки.

Начиная с XVIII в. коронационной одеждой императора был военный мундир лейб-гвардии Преображен­ского полка, соответствовавший чину его владельца. К коронационному костюму полагалась мантия (порфи­ра) золотой парчи или глазета, обши­тая по вороту, полам и подолу горно­стаем. Мантия была введена вместо барм Петром I к коронации Екатери­ны I. Во время торжественных выхо­дов длинные шлейфы мантий несли высшие сановники.

Мантии, представленные в витрине № 55, относятся ко второй половине XIX в.

Во второй половине XIX в. женский костюм вновь приобретает вычурные формы. Его силуэт создавали много­численные оборки, драпировки. Тка­ни преобладали гладкие, безузорные.

В витрине экспонируется уникаль­ная мантия из плетеного серебряного кружева работы французских масте­риц. Принадлежала мантия императ­рице Елизавете Петровне.

Особый интерес представляют ма­скарадный костюм Екатерины I, со­стоящий из кафтана, камзола и юб­ки, и роскошные платья (кафтаны, камзолы и т. д.) императора Петра II. Все эти одежды сшиты из бархата, парчи, сукна, украшены золотыми и серебряными кружевами.

В витрине с одеждами как фон по­мещены русские шпалеры - ковры ручной работы, вытканные из разно­цветной шерсти и шелка.

Техника выработки шпалер была чрезвычайно сложна и трудоемка. Мастер в течение года мог выткать не более одного квадратного метра. Для передачи красочных оттенков нужно было обладать большим искус­ством в подборе разноцветных шел­ков и шерсти. В наиболее искусных коврах насчитывалось до 14 тысяч оттенков. Все это делало настенные ковры исключительно ценными. Стоили они баснословно дорого и, конеч­но, заказывались только представи­телями господствующего класса.

Производство шпалер в России бы­ло организовано в Петербурге в 1715 г. и продолжалось до середины XIX в. С основания шпалерной мануфак­туры для подготовки мастеров-ткачей брали в ученики матросских детей и сирот.

Шпалеры, представленные в вит­рине, выполнены в Петербурге в 30-х годах XVIII в. На некоторых из них выткана по нижнему краю надпись: «В Санкт-Петербурге работы русских учеников. 1734 год».

Витрина № 57

В программу коронационных тор­жеств входили приемы поздравлений от различных делегаций и иностран­ных правительств с подношением подарков.

Японским императором к корона­ции 1896 г. были подарены орел из слоновой кости на деревянном пне, выполненный в Токио мастером Канэдо-Кандзиро, и ширма, шитая шел­ком. Орел выполнен в натуральную величину, размах его крыльев - 1 м 62 см. Оперение орла набрано почти из 2 тыс. отдельных пластин слоновой кости. Ширма состоит из че­тырех лакированных створок с кар­тинами, вышитыми по белому атласу цветными шелками. С большим ма­стерством вышито изображение мор­ского прибоя.

Витрина № 58

Русские цари не желали уступать в дворцовой роскоши иностранным владыкам, стремились затмить их блеском и великолепием своих драго­ценностей. По ряду дошедших до нас документов и сохранившихся предме­тов можно получить довольно пол­ное представление о количестве и богатстве украшений, надевавшихся русскими царями во время приемов, о красоте и ценности царских рега­лий.

«В жизнь мою не видал я вещей драгоценнейших и прекрасней­ших!..»- писал об одном из царских приемов Ганс Кобенцель, приезжав­ший в 1576 г. в Москву послом от гер­манского императора Максимилиа­на II.

Из знаков царской власти в вит­рине представлены венцы, скипетры, державы, цепи. Все они относятся к лучшим произведениям художест­венного ремесла XIII-XVIII вв., мно­гие из них имеют мировую извест­ность.

Древнейшим из сохранившихся царских венцов является так назы­ваемая шапка Мономаха - ценней­ший памятник истории и материаль­ной культуры периода собирания русских земель в единое государство. Тулья венца представляет собой тон­чайшее золотое кружево со спирале­видным узором, напаянное на гладкий лист золота. Изготовлена она во­сточными мастерами XIII-XIV вв. Шапкой Мономаха венчали на цар­ство русских царей. Первое докумен­тальное известие о венчании на цар­ство этим венцом относится к 1498 г., последнее венчание - к 1682 г. Появ­ление шапки Мономаха в России свя­зано с легендой о присылке визан­тийским императором Константином Мономахом регалий князю Владими­ру Мономаху. Возникла эта легенда в конце XV в. и была отражением ак­туальной в то время политической идеи о преемственности власти московских князей от князей киевских, а через них от византийских импера­торов.

Золотой царский венец - шапка Мономаха
Золотой царский венец - шапка Мономаха

Второй по времени изготовления венец - шапка Казанская царя Ива­на IV. Изготовлена она в Москве, как полагают, в память взятия Казани. Золотая тулья венца имеет слегка вытянутую форму, покрыта густым орнаментом переплетающихся трав на черневом фоне и опоясана тремя рядами «городков» различной формы и величины с альмандинами, бирюзой и жемчугом. Завершается шапка то­пазом золотистого цвета, закреплен­ным между двумя жемчужинами.

Шапка Казанская Ивана Грозного
Шапка Казанская Ивана Грозного

Необычайной красочностью и богат­ством украшений отличаются пред­меты Большого наряда, сделанные в мастерских Московского Кремля в 1627-1628 гг. для царя Михаила Ро­манова. Большой наряд состоит из царского венца, скипетра, державы и саадака.

Венец Большого наряда имеет по­лусферическую тулью с прорезными городками и шестью небольшими прорезными запонами. Легкий, сим­метрично расположенный прорезной и чеканный узор на венце украшен эмалью белых, голубых, зеленых то­нов и драгоценными камнями - сап­фирами, изумрудами, рубинами, жем­чужинами.

Держава Большого наряда пред­ставляет собой шар, разделенный на два полушария и увенчанный высо­ким четырехконечным крестом. Верх­нее полушарие украшено с большим мастерством многокрасочными эма­лями по высокому рельефу с изобра­жением библейских сцен из жизни царя Давида. В высоких конусообраз­ных гнездах закреплены изумруды, сапфиры, рубины и жемчуг.

Скипетр Большого наряда обработан чеканным травным узором, полу­фигурками высокого рельефа и сплошь покрыт нежными эмалями белых, голубых, синих тонов и дра­гоценными камнями.

Большой наряд царя Михаила Федоровича
Большой наряд царя Михаила Федоровича

Техника исполнения предметов ца­ря Алексея Романова (держава, ски­петр, посох и бармы) отличается большим своеобразием и ярко выра­женными чертами турецкого и грече­ского искусства.

Орнаментация державы и скипет­ра (стилизованные цветы и плоды из изумрудов, рубинов, алмазов) испол­нена в духе турецкого искусства, а соразмерность частей, эмалевые и черневые изображения христианских праздников, надписи и форма кре­ста - традиционно греческие.

Эти предметы были привезены русскому царю греком Иваном Юрьевым-Анастаковым.

К памятникам второй половины XVII в. относятся алмазные венцы царей Петра и Ивана. Алмазных дел мастера Москвы 1682-1689 гг. проявили при их изготовлении большое искусство. Главным украшением венцов является узор в виде цветов, двуглавых орлов, корон и листьев, мастерски выполненный из нескольких сот крупных и мелких алмазов. Заглушая эмаль и чеканку, они создают впечатление сплошного алмазного поля.

Шапка алтабасная (из серебряной иранской парчи) сделана в мастерских Оружейной палаты в 1684 г. для царя Ивана Алексеевича. Золотые за-поны с прорезным орнаментом, эмалями и драгоценными камнями близки к запонам венца Большого наряда.

Руками мастеров Оружейной палаты 1682 г. сделана и шапка Мономаха Второго наряда. Гладкое золотое поле венца украшают драгоценные камни и жемчуг. Шапка предназначалась для венчания на царство Петра I, так как древней шапкой Мономаха венчался старший брат Петра - Иван Алексеевич.

В 1721 г. преобразования, проводимые Петром I в области государственного управления, завершились провозглашением России империей. Это свидетельствовало об оформлении в России абсолютизма, классовой опорой которого было усиливавшееся дворянство. Обряд венчания на царство в этот период был заменен обрядом коронации, и тогда вместо царского венца была введена корона. В Оружейной палате сохраняются две короны - Екатерины I и императрицы Анны Ивановны. Последняя, как и корона Екатерины I, сделана из золоченого серебра и украшена ромбовидным узором из нескольких тысяч алмазов. Эти драгоценности первоначально были на короне императрицы Екатерины I.

Витрины № 59 и 63

В витринах представлены бытовавшие в России в XVIII - начале XIX в. веера, табакерки, кружева, трости, часы, несессеры - готовальни и многие другие предметы, которые являлись неотъемлемыми и весьма существенными дополнениями светского мужского и женского платья. Все эти экспонаты свидетельствуют о высоком искусстве русских и иностранных мастеров и мастериц.

Витрина № 60

Здесь представлена полная коллекция русских орденов дореволюционного периода. В 1698 г. Петром I был учрежден первый русский орден «Андрея Первозванного». Орден «Ан­дрея Первозванного» был одной сте­пени. Им награждали лиц царской фамилии и выдающихся полковод­цев.

Шапка алмазная царя Ивана Алексеевича
Шапка алмазная царя Ивана Алексеевича

Носили орден на широкой голу­бой ленте через правое плечо. Девиз ордена - «За веру и верность».

Первым орденом «Андрея Перво­званного» был награжден в 1699 г. ге­нерал-адмирал и фельдмаршал боя­рин Федор Головин. В 1703 г. Петр I, тогда капитан бомбардирской роты, был награжден этим орденом за взя­тие в устье Невы двух шведских военных кораблей.

В 1787 г. орден «Андрея Первозван­ного» получил великий русский пол­ководец А. В. Суворов за победу при Кинбурне, когда турецкий десантный отряд был разбит русскими войсками и тем самым было предрешено побе­доносное завершение второй русско-турецкой войны. В 1800 г. этой высо­кой награды был удостоен гениаль­ный русский полководец М. И. Ку­тузов.

В 1714 г., в память Прутского похо­да 1711 г., был учрежден женский двухстепенный орден «Св. Екатери­ны». Девиз - «За любовь и отече­ство». Первой этим орденом была на­граждена Екатерина I.

Одностепенный орден «Св. Але­ксандра Невского» был учрежден в 1725 г. Девиз - «За труды и отечест­во». Награждали этим орденом за военные и гражданские заслуги толь­ко царских сановников и генералов.

В 1769 г. Екатерина II для лиц дво­рянского происхождения учредила высший военный орден «Св. Георгия Победоносца». Орден имел четыре степени. Девиз ордена - «За службу и храбрость».

В 1807 г. был введен солдатский знак отличия - Георгиевский крест. Первоначально он был одной степени, а с 1856 г. стал четырехстепенным. 1-я и 2-я степени - золотые, 3-я и 4-я - серебряные.

За боевые подвиги знаками ордена «Св. Георгия» награждались воинские части и флотские экипажи. В Георги­евском зале Большого Кремлевского дворца на глади беломраморных стен записано 545 награжденных частей, флотских экипажей и более 10 ты­сяч фамилий георгиевских кавалеров.

Орден «Св. Владимира» учрежден в 1782 г., имел четыре степени. Награж­дали им за военные, гражданские за­слуги и выслугу лет. Девиз - «Поль­за, честь и слава».

Орден «Св. Анны» - четырехстепенный, первоначально был учрежден в Гольштинии. В статут русских ор­денов включен в 1797 г. Девиз - «Лю­бящему правду, благочестие, вер­ность».

Корона императрицы Анны Ивановны
Корона императрицы Анны Ивановны

В 1831 г. в статут русских орденов были включены ордена «Белого ор­ла» и «Св. Станислава». До этого они были орденами Польши. Орден «Бе­лого орла» был одной степени, орден «Св. Станислава» - трехстепенный.

До 1874 г. знаки орденов «Св. Ан­ны» и «Св. Станислава» 1-й и 2-й сте­пени были с короной и без короны. Орден с короной - высшая степень.

Витрина № 62

В витрине представлены детская шапочка, женский сапожок, ширин­ки, перчатки, гребни, серьги, рясны, перстни, пуговицы, кружева и многие другие вещи, которые широко при­менялись для украшения одежд в XVI-XVII вв.

Необходимой принадлежностью женского туалета была ширинка - носовой платок, роскошно вышитый золотом, серебром и шелком или от­деланный тонким металлическим кружевом.

Платки из итальянской тафты XVI-XVII вв., представленные в экс­позиции, отделаны по краям редким плетеным золотым кружевом, жем­чугом и кистями русской работы.

Дополнением женского костюма были венцы и кокошники, по обе стороны которых обычно прикрепля­лись рясны - височные украшения из жемчуга с драгоценными камнями или цветного бисера.

По своему виду рясны были до­вольно разнообразные - в две, три, четыре нитки, а иногда в виде метал­лической ленты с драгоценными кам­нями.

Шитье золотом, серебром, шел­ком, жемчугом было одним из самых излюбленных в народе видов искус­ства и имело многовековые традиции.

Вышивали и в крестьянских избах, и в монастырских кельях, и в бояр­ских и княжеских светлицах.

Образцами великолепного шитья золотом, серебром и жемчугом яв­ляются: свивальник, сапожок, запя­стья, рукавицы и др.

Для украшения одежды широко применялись пуговицы. Изготовле­нию пуговиц уделяли огромное вни­мание и доверяли его самым искус­ным мастерам. Пуговицы в зависимо­сти от их формы и техники испол­нения назывались: «грушевые», или «на грушевое дело», на кедровое дело», «на миндальное дело», «поло­винчатые», «прутиками», «прорезные» и др.

В собрании Оружейной палаты на одеждах светских и духовных лиц и отдельно в наборах сохранилось мно­го интересных пуговиц. Они очень разнообразны по форме, величине и материалу.

В качестве украшения были очень широко распространены серьги. Их носили не только женщины, но и мужчины (в одном ухе).

Серьги были золотые и серебряные, с камнями и без камней. Серьги из цельного драгоценного камня были большой редкостью и, конечно, были доступны только очень состоятельно­му человеку.

Украшения, представленные в Ору­жейной палате,- это богатый мате­риал для изучения быта, культуры и ювелирного искусства древней Руси.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"

http://egidius.ru/ - настольное лото Москва.