Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зал III

В зале представлены золотые и се­ребряные изделия русских мастеров середины XVIII - начала XX в.

Главным центром производства из­делий из драгоценных металлов в XVIII в. стал Петербург, куда в 1711 г. были переведены мастера кремлев­ских мастерских.

Золотое и серебряное дело этого времени, развивавшееся, как и все русское искусство, на основе высоких достижений древней национальной культуры, прошло несколько этапов.

В 40-60-х годах XVIII в. мастера работали в стиле русского барокко и рококо. Они создавали сложные по формам предметы, украшали их пышным орнаментом из раковин и завитков, яркими многоцветными эмалями и драгоценными камнями.

Эти произведения отражали ху­дожественные вкусы правящего дво­рянского класса.

В последней трети XVIII - первой четверти XIX в. на смену барокко и рококо приходит новый стиль, полу­чивший название «русский класси­цизм». В его становлении и развитии важную роль играло обращение к античному классическому наследию. Однако русские мастера использова­ли приемы античного искусства при­менительно к традициям русского искусства, сохраняли его националь­ную основу.

Стиль русского классицизма возник в начальный период разложения фео­дальной монархии и кризиса крепо­стничества, связанного с мощным подъемом народного движения, бур­ным расцветом просветительной дея­тельности передовых людей того вре­мени и сильным влиянием идей французской буржуазной революции. Вместо вычурности и игривости, при­сущих стилю рококо, в искусстве вто­рой половины XVIII - первой четвер­ти XIX в. появляется стремление к симметрии, лаконичности формы и строгой сдержанности орнамента. Все это придавало предметам особую па­радность, гармонично сочетающуюся с простотой и изяществом.

Широкое распространение полу­чают художественные изделия в виде ваз, урн, пирамид и обелисков, на­веянные образами античного искус­ства. Орнамент в основном также повторял античные мотивы. Это были лавровые и дубовые ветви, гирлянды и венки, виноградные лозы и листья аканта.

В связи с победой в Отечественной войне 1812 г. и вызванным ею патрио­тическим подъемом в украшении из­делий появляются изображения зна­мен, литавр и других военных атри­бутов.

С 30-х годов XIX в. в русском при­кладном и декоративном искусстве появляются и развиваются элементы эклектики, т. е. механического соче­тания форм и орнаментов различных художественных стилей.

Мастерство серебряников нередко достигало настоящей виртуозности, но в художественном отношении ве­щи второй половины XIX - начала XX в. уступают изделиям более ран­него периода.

В XVIII - начале XIX в. мастера золотых и серебряных дел были объ­единены в цехи. В связи с тем, что в Петербурге работало много ино­странных специалистов, там сущест­вовали параллельно два цеха - рус­ских и иностранных мастеров. Ино­странные мастера в основном были выходцами из городов Прибалтики - Нарвы, Таллина, Дерпта и др.

К середине XIX в. цехи в Москве и Петербурге постепенно теряют свое значение. В России возникают круп­ные ювелирные фирмы: Сазикова (1812), Фаберже (1842), Морозова (1849), Овчинникова (1851), Грачева (1866), Хлебникова (1871) и других.

В XVIII-XIX вв. помимо Москвы и Петербурга многие русские города славились своими художественными изделиями с ярко выраженными местными особенностями. Крупным центром производства черненых и эмалевых изделий был Великий Устюг. Высокохудожественные черневые и сканые изделия выполняли мастера Вологды и Тобольска. Яро­славские мастера слыли первоклас­сными чеканщиками, а калужские серебряники, помимо этого, были и хорошими резчиками.

Витрина № 20

В витрине экспонируются предметы 40-60-х годов XVIII в., характерные для стиля рококо. Из изделий, выпол­ненных в Петербурге, интересны два массивных серебряных подсвечника работы мастера И. Либмана 1739- 1740 гг. И. Либман, один из лучших петербургских серебряников, работал в цехе иностранных мастеров. Впо­следствии он принял русское поддан­ство и перешел в русский цех.

Подсвечники имеют высокий литой стоян с узором стилизованных рако­вин, колосьев и завитков и массив­ный круглый поддон с литой гирлян­дой листьев, фруктов и цветов.

Замечательна также массивная се­ребряная суповая чаша на большом круглом поддоне. Она имеет шаро­видное, слегка сплюснутое тулово, в которое плавно переходят ручки и ножки в виде упругих литых завит­ков. Пышный рельефный узор тулова из крупных картушей, раковин и за­витков создает красивую игру свето­тени и прекрасно выявляет художе­ственные возможности серебра.

В это время литье и чеканка высо­кого рельефа были основными вида­ми художественной обработки ме­талла. Они придавали изделиям пышный и нарядный вид.

Среди московских серебряников было особенно известно имя замечательного мастера Алексея Раткова. В витрине представлена большая се­ребряная стопа, выполненная им в 1788 г. Несмотря на то что русское декоративно-прикладное искусство этого времени развивалось уже по пути классицизма, стопа сделана в стиле рококо. Все тулово ее покрыто сплошным узором раковин и завит­ков, чеканенных высоким рельефом. Узкий гладкий венец и поддон только подчеркивают рельефность узора.

Интересны два блюда, выполнен­ные А. Ратковым в 1787 г. Плоское гладкое дно их является как бы данью времени, уступкой требова­ниям стиля классицизма, а густой че­канный узор из гирлянд и связок крупных цветов, фруктов и плодов сближает с изделиями XVII - первой трети XVIII в. Все это свидетельство­вало о большом тяготении москов­ских мастеров к любимому древне­русскому узорочью, о том, что новые стили усваивались в Москве значи­тельно медленнее, чем в Петербурге.

Одно из блюд подписное: на его дне крупными печатными буквами гра­вирована надпись: «В Москве сделано блюдо цеховым мастером Алексеем Ратковым 1787 года июня дня».

Многие из предметов этого времени украшены дробницами с живописной эмалью ярких тонов. По сравнению с другими разновидностями эмалевой техники живописная эмаль отлича­лась сравнительной простотой выпол­нения и поэтому широко применя­лась для украшения самых различ­ных изделий - медальонов, орденов, шкатулок и других предметов свет­ской и церковной утвари.

Примечателен оклад большого на­престольного Евангелия, выполнен­ный в 1784 г. одним из лучших мо­сковских серебряников, современни­ком А. Раткова, Семеном Кузовым.

Пышные раковины и завитки, чека­ненные высоким рельефом, и боль­шие овальные медальоны с компози­циями, исполненными многоцветной живописной эмалью, делают этот оклад ярким образцом стиля русского рококо. Особенно любопытен один из медальонов с изображением мучени­цы Татьяны. Образ ее, далекий от религиозной строгости и аскетизма, напоминает портрет молодой русской женщины, а реалистическая трактов­ка окружающего ее пейзажа еще бо­лее усиливает светский характер ми­ниатюры.

В связи с широкими преобразова­ниями, проведенными Петром I в эко­номической и культурной жизни страны, в быту высших кругов рус­ского общества произошли большие изменения: на смену древнерусским национальным одеждам пришли за­падноевропейские костюмы; широкое распространение получила мода ню­хать табак; в употребление вошли та­кие ранее неизвестные напитки, как чай, кофе и какао. Это привело к по­явлению и новых видов посуды: са­моваров, чайников, кофейников, чай­ных и шоколадных сервизов. В вит­рине представлена серебряная сахар­ница овальной формы, чеканенная крупным орнаментом в стиле рококо, серебряный круглый чайник и ко­фейник грушевидной формы на не­большом низком поддоне.

Интересную группу представляют ковши середины XVIII в. В это время они окончательно утратили назначе­ние питьевой посуды и стали исполь­зоваться для награды за особые за­слуги. Так, например, в 1750 г. сереб­ряный ковш был пожалован за вер­ную службу атаману донского войска Леонтию Лукьянову, а в 1762 г.- атаману волжского войска Алексею Дикову.

Ковшами награждали также куп­цов-откупщиков за прибыль, прине­сенную казне при сборе налогов. Большим серебряным ковшом был пожалован московский купец Лука Девятов «за усердное его при торгах в приращении по Кунгурской провин­ции у питейных прочих сборах ка­зенного интереса 1764 году апреля 2 дня».

Поскольку размер и вес ковша определялись в зависимости от заслуг награждаемого, надо полагать, что Девятов приложил много усердия для увеличения прибыли казне,- жало­ванный ему ковш весит 2 кг 827 г.

Ковши середины XVIII в. представ­ляли собой декоративные вазы, кото­рые по форме уже не имели ничего общего с древнерусским ладьевидным ковшом и сохранили свое название только по традиции.

Особенно характерен для стиля ро­коко ковш, который в 1756 г. был пожалован купцу Матвею Позднякову «за приращение при содержании пи­тейных и прочих сборов на откупку казенного доходу в б. 1755 году фев­раля 8 д.». Он сделан в виде рако­вины на трех ножках. Носик и ручка, выполненная наподобие стебля, за­вершаются литыми фигурами дву­главых орлов под короной. Под ними, с наружной стороны, шифры Елиза­веты Петровны. На дне чеканен рос­сийский герб, а по борту - изогнутые долы и раковины.

После введения свободной продажи табака мастера начинают в большом количестве изготовлять табакерки - золотые и серебряные, перламутро­вые и фарфоровые, из черепахи и слоновой кости. Часто они украша­лись драгоценными камнями и шиф­рами императриц. Такие табакерки служили для подарков или почетных наград. Так, например, массивная зо­лотая круглая табакерка с наклад­ным барельефным портретом Елиза­веты Петровны была подарена ею графу А. Разумовскому. Табакерка отличается исключительной тонко­стью и изяществом работы. Она была выполнена одним из лучших ювели­ров XVIII в. И. Позье.

Многие табакерки украшались эма­левыми миниатюрами. Одним из пер­вых русских миниатюристов, рабо­тавших по эмали, был Андрей Овсов. Живописец Оружейной палаты, он, как и другие мастера кремлевских мастерских, был переведен в Петер­бург.

В витрине представлена небольшая золотая табакерка в виде плоской удлиненной коробочки. В ее крышку впаяна круглая эмалевая дробница с портретом Петра I, выполненным А. Овсовым в 1727 г.

Ковш серебряный
Ковш серебряный

Другим мастером-эмальером, имя которого также хорошо известно по его сохранившимся работам, был Григорий Мусикийский. В Оружейной палате хранятся две панагии с эмале­выми медальонами работы Г. Мусикийского (1707 и 1720 гг.). На медаль­оне 1707 г. изображен Петр I в доспе­хах и горностаевой мантии, застегну­той на груди большой красивой пряжкой. На обратной стороне жа­лованных панагий часто помещались миниатюрные эмалевые портреты царей, что придавало нагрудным зна­кам духовенства светский характер. Своей роскошью и богатством они на­поминали орденские знаки или жен­ские ювелирные украшения.

Еще более интересен эмалевый ме­дальон с композицией распятия, по­мещенный на другой панагии. С пра­вой стороны его, внизу, подпись ма­стера: «1720. Г. М. С. П. Бурх». На обратной стороне подвески большой золотой панагии помещен портрет императрицы Елизаветы Петровны. К сожалению, имя его автора пока неизвестно.

Русские серебряники XVIII- XIX вв., как и мастера древней Руси, любили украшать свои изделия скаными узорами. На московских и пе­тербургских изделиях этого времени чаще всего встречается узор в виде стилизованных трав и четырехлепестковых розеток, в середине которых нередко напаивались капельки зерни.

Панагия с портретом Петра Первого
Панагия с портретом Петра Первого

Встречаются вещи, целиком сде­ланные из скани. В витрине можно видеть сканый книжный переплет и сундучок. По-видимому, они выпол­нены мастерами северных городов, так как их узор близок к узору сольвычегодских эмалевых изделий.

Витрина № 25

В витрине экспонируются предметы последней трети XVIII - первой чет­верти XIX в., выполненные в стиле русского классицизма.

Характерным образцом этого стиля может служить серебряный золоче­ный самовар, по форме напоминаю­щий античную урну с лентообразны­ми ручками. Он сделан первокласс­ными петербургскими мастерами Г. Унгером и И. Эккертом в 1801 г. Детские чайные сервизы работы петербургского мастера И. Влома укра­шены узором гирлянд, выполненных низкой чеканкой, и мелкими литыми бусинами, так называемым жемчужником. Этот прием украшения изде­лий также характерен для стиля классицизма. Небольшие серебряные золоченые подсвечники, работы ма­стера И. Кеппинга, 1770 г., напоми­нают античные колонны с накладны­ми чеканными гирляндами цветов.

Предметы этого времени отли­чаются гладкой, прекрасно отполиро­ванной поверхностью. В центре вит­рины большое золотое овальное блю­до, выполненное мастером Ф. Себа­стианом в 1788 г. Украшением его служит лишь накладной литой лавро­вый венок на дне и дарственная надпись по борту, выгравированная крупными печатными буквами. При­ем использования надписи в качестве декоративного узора был заимствован петербургским мастером XVIII в. С древнерусских изделий XII-XVII вв. Это блюдо Екатерина II подарила своему фавориту князю Г. Потем­кину.

Из работ московских серебряников экспонируется круглое серебряное зо­лоченое блюдо, выполненное масте­ром Ф. Студенцовым в 1780 г. Оно со­вершенно гладкое и лишь по борту расчеканено узкими гирляндами и венками.

Работы А. Раткова представлены призовым кубком 1795 г. Гладкую по­лированную чашу кубка украшают три накладных медальона, в одном из которых чеканен шифр Екатери­ны II, в другом - изображение улья, в третьем, обвитом лавровой ветвью, гравирована надпись: «Для поощре­ния охотников заводить добрых ко­ней». По верхнему краю крышки и поддона идет поясок крупного жемчужника.

Красотой форм и пропорционально­стью частей отличается серебряный золоченый потир, выполненный в 1797 г. Семеном Кузовым. Его неболь­шая глубокая чаша, украшенная ли­тыми головками херувимов и полосой крупного жемчужника, покоится на стояне в виде трех литых женских фигур, одетых в длинные, ниспадаю­щие мягкими складками одежды и напоминающих античные кариатиды. На поддоне чеканены листья аканта и укреплены, как и на чаше, эмале­вые медальоны, выполненные гри­зайлью (Гризайль - от французского gris - серый.) на голубом фоне.

Холодные, светлые тона эмали еще более подчеркивают строгую, сдер­жанную красоту потира.

Объемное изображение человече­ских фигур привлекало внимание ма­стеров-серебряников еще в XVII в. В конце XVIII-XIX в. художественное литье из драгоценных металлов получает еще более широкое разви­тие. В серебряные и золотые изделия этого периода обильно вводятся ли­тые реалистические изображения лю­дей, животных и птиц, а также целые сложные скульптурные группы.

Самовар серебряный
Самовар серебряный

Интересен золотой кубок работы московского мастера И. Крага, 1809 г. Крышка его сделана в виде гнезда пеликана, кормящего своих птенцов, а стояном служит литая женская фи­гура.

Два небольших серебряных под­свечника выполнены в виде литых фигур пляшущего парня и девушки, одетых в русское национальное платье,- интерес к народным персо­нажам пробудился в русском искус­стве после победы в Отечественной войне 1812 г.

Предметы последней трети XVIII - первой четверти XIX в., в отличие от изделий стиля рококо, украшены дра­гоценными камнями преимуществен­но нежных и светлых тонов - амети­стами и аквамаринами. Их сирене­вый и едва заметный голубовато-зеленый цвет хорошо сочетался с серым и голубым цветом эмали.

Для украшения особенно дорогих изделий - табакерок, медальонов, па­нагий, эфесов наградного оружия - использовались бриллианты.

Густой сеткой из аметистов, аква­маринов и алмазов, сливающихся в общем ослепительном блеске, мастер Г. Унгер украсил серебряный золоче­ный оклад евангелия 1794 г.

Большим изяществом отличается плоская золотая табакерка овальной формы, выполненная в 1764 г. выдаю­щимся ювелиром XVIII в. И. Адором. В центре ее гладкой полированной крышки, на медальоне из матового золота помещен бриллиантовый вен­зель Елизаветы Петровны. Сочетание матового и полированного золота бы­ло в это время одним из излюблен­ных художественных приемов укра­шения изделий. Оно давало возмож­ность подчеркнуть красоту самого металла, создать своеобразную игру света.

Потир серебряный
Потир серебряный

Этим же мастером в 1780 г. была выполнена золотая круглая табакер­ка, также отличающаяся строгостью и сдержанностью оформления. Всю крышку табакерки занимает эмале­вый портрет Екатерины II, выдер­жанный в серых и голубых тонах. Он исполнен датским художником К. Гейером, который в течение не­скольких лет жил и работал в Рос­сии.

Детский чайный сервиз
Детский чайный сервиз

Массивный золотой потир работы московского мастера К. Мюллера, 1789 г., интересен тем, что в его декорировке применены самые разнооб­разные виды художественной обра­ботки и украшения драгоценных ме­таллов. На его чаше надета сканая сорочка из четырехлепестковых розе­ток с капельками зерни в середине. С двух сторон напаяны овальные ме­дальоны из серой и голубой эмали с крупными бриллиантами. Стройный литой стоян в виде снопа колосьев, перевитого жгутом, плавно переходит в круглый поддон, по краю которого напаяны виноградные гроздья из ма­тового цветного золота. На узком по­лированном венце помещена четкая черневая надпись.

Блюдо серебряное
Блюдо серебряное

Отдельные предметы, представлен­ные в витрине № 25, тесно связаны с именами выдающихся деятелей Рус­ского государства, с теми или иными событиями в истории нашей родины.

Кубок золотой
Кубок золотой

В витрине экспонируется круглое серебряное золоченое блюдо москов­ской работы 1814 г. В центре его чеканен шифр из букв «Г.М.И.П.», об­рамленный лавровой и дубовой ветвями. По сторонам - чеканные изо­бражения знамен, пушек, барабанов, булав и ядер, ниже - сабля, перевитая лентами русских орденов. Это блюдо напоминает об Отечественной войне 1812 г. Оно принадлежало генералу русской армии, атаману Донского ка­зачьего войска, участнику Бородин­ского сражения графу М. И. Платову. В этой же витрине стоят два не­больших венца, как бы сплетенных из лавровых серебряных позолочен­ных ветвей с шариками синей про­зрачной эмали. Сохранилось устное предание о том, что в 1831 г. этими венцами в московской церкви Возне­сения венчались А. С. Пушкин и Н. Н. Гончарова.

Витрины № 21 и 22

Здесь можно ознакомиться с черневыми изделиями, выполненными ма­стерами Великого Устюга, Тобольска, Вологды и Москвы в XVIII-XIX вв.

Особенного расцвета черненое дело в XVIII в. достигло в городе Великий Устюг, где в 1761 г. Афанасий и Сте­пан Поповы основали фабрику черневых и эмалевых изделий. На ней в основном изготовляли флаконы для духов и табакерки, отличавшиеся большим разнообразием форм. На великоустюжских изделиях середины XVIII в. встречаются изображения архитектурных сооружений, пейзажей, охоты и жанровых сцен.

Большую ценность представляют две табакерки, на которых имеется марка фабрики Поповых. Одна из них - серебряная, овальной формы, по-видимому, с изображением сюже­тов распространенной в то время по­вести о Бове-королевиче - была сде­лана в 1772 г. Другая имеет вид книжки. На крышке ее изображен человек и растение табака с над­писью: «Злак на службу человеком», на нижней стороне - двое мужчин в европейских костюмах, которые пред­лагают понюхать табак человеку в русском платье.

Известны имена талантливых устюжских мастеров - А. Мошнина, П. Торлова, Я. Моисеева, И. Остров­ских, И. Жилина и сына его А. Жи­лина, Ф. Бушковского и других.

Интересны работы мастера Ивана Жилина: табакерка восьмиугольной формы со звездами, полосками и дво­рянским гербом на крышке (1797 г.) и серебряная коробочка с изображе­нием корзины цветов на крышке и дне и черневыми полосками по боко­вым стенкам. Они типичны для из­делий стиля русского классицизма.

В конце XVIII в. на великоустюжских изделиях, изображаются эпизо­ды из различных исторических со­бытий, военных сражений и т. д. С начала XIX в* на них преобладают изображения географических карт, видов городов - Великого Устюга, Во­логды, Петербурга, а также Москов­ского Кремля и Красной площади.

Так, например, на крышке серебря­ной прямоугольной табакерки (1817 г.) мы видим карту Вологодской губер­нии, а на боковых стенках - уездные гербы. Эту табакерку выполнил один из лучших великоустюжских масте­ров XIX в.- Федор Вушковский.

Предметы из Чичеринского сервиза
Предметы из Чичеринского сервиза

На дне круглой серебряной таба­керки, сделанной в начале XIX в., изображена карта Сибири, а по бокам - сцены из жизни народов Севе­ра. Есть также табакерки с изображе­нием карт Ярославской и других гу­берний.

Искусство черни в Великом Устюге достигло большого совершенства и влияло на серебряное дело Тобольска, Вологды и даже Москвы.

На тобольских изделиях встре­чаются изображения сцен охоты, сю­жетов из жизни местного населения. Все это свидетельствует о живом ин­тересе русского человека к жизни и природе родного края.

Из предметов сибирской работы представлен чайный сервиз, изготов­ленный в 1774-1775 гг. Он состоит из сахарницы, молочников, подсвечни­ков, щипцов и других предметов, на каждом из которых имеется шифр сибирского губернатора Д. И. Чичери­на и фигуры кавалеров и дам в ко­стюмах XVIII в. Эти изображения до­вольно близки к народным картин­кам или иллюстрациям к сказкам.

Из черневых изделий Вологды экс­понируется часть дорожного сервиза, выполненного мастером Сакердоном Скрипицыным в 1837 г.: две кастрюли с крышками и два стаканчика. На кастрюлях мы видим карту и таб­лицу статистических сведений по Во­логодской губернии, виды Вологды и Петербурга.

Тонкостью черневого рисунка отли­чаются две табакерки работы масте­ра И. Зуева. На них изображены Исаакиевский собор, Павловский дво­рец и другие виды Петербурга и его пригородов.

Московские черневые изделия вто­рой половины XVIII в. украшены ор­наментом в стиле классицизма; в нем преобладают вазы, гирлянды и раз­личные античные сцены.

Корзина серебряная
Корзина серебряная

Несколько предметов, выставлен­ных в витрине, сделаны московским мастером Алексеем Ратковым.

Среди них интересно блюдо 1780 г., изготовленное по заказу жителей Смоленска для подношения Екатери­не II. Украшающий его орнаменталь­ный мотив в виде ваз и ниспадающих лавровых гирлянд, перевитых лента­ми, характерен для изделий стиля классицизма. Большая насыщенность орнамента, чеканенного довольно вы­соким рельефом, и беспокойный вол­нистый край блюда сближают его с изделиями предшествовавшей эпохи.

Изображение фруктов и плодов яв­ляется отголоском мотивов, встре­чающихся на московских изделиях первой трети XVIII в.

Витрина № 23

В витрине экспонируются золотые и серебряные изделия 30-х годов XIX - начала XX в. Многие из них были выполнены мастерами крупных ювелирных фирм Москвы и Петер­бурга. Лучшими московскими фир­мами считались фирмы Сазикова, Овчинникова и Хлебникова. Наиболее известными петербургскими фирма­ми были фирмы Фаберже, Морозова и Грачева. Мастера этих фирм в со­вершенстве владели различными тех­ническими приемами ювелирного ис­кусства. Их изделия были широко известны не только в России, но и за границей. Многочисленные изделия русских фирм постоянно экспониро­вались на всероссийских и всемир­ных художественно-промышленных выставках и неоднократно получали высокие награды. Они отличались высокой техникой исполнения, а луч­шие из них - большими художест­венными достоинствами.

В витрине экспонируются массив­ное круглое блюдо, расчеканенное по узкому борту цветочным узором, и небольшая серебряная, частично зо­лоченая солонка овальной формы на четырех ножках, изготовленные фир­мой Овчинникова.

Сундучок серебряный сканый
Сундучок серебряный сканый

Особую славу фирме Овчинникова принесли эмалевые изделия, выпол­ненные чаще всего в ложнорусском стиле. При их украшении применя­лась эмаль самых различных видов: эмаль по скани, по чеканному рельефу, живописная эмаль. На неко­торых предметах все виды эмалевой техники встречаются одновременно.

Мастерами фирмы Овчинникова был возрожден такой древний техни­ческий прием, известный мастерам Киевской Руси и утраченный в годы татаро-монгольского ига, как перего­родчатая эмаль.

Блюдце и чашка, по форме напоми­нающая древнерусскую чарку, вы­полнены техникой так называемой оконной, или прозрачной, эмали, про­изводство которой впервые в России было также освоено фирмой Овчин­никова. С технической стороны эти изделия представляют интерес.

Красив маленький серебряный зо­лоченый ковшик с цветным сканым узором, заполненным яркой синей, розовой и белой эмалью.

Высокая чашка с блюдцем, также украшенная цветочным эмалевым узором в сканом обрамлении, была выполнена московской фирмой Само­шина.

Скульптурная группа
Скульптурная группа 'Всадник в дозоре'

Серебряными скульптурными и че­канными работами была знаменита фирма Сазикова. Некоторые из ее из­делий были представлены на первой Всемирной выставке, состоявшейся в Лондоне в 1851 г., и получили первую премию. Тематикой для оформления изделий обычно служили сюжеты из русской истории, а в скульптурных изображениях нередко воспроизводи­лись народные персонажи.

В витрине представлен поднос, ор­наментированный чеканным витым жгутом, и потир, украшенный эмале­выми медальонами, литыми головка­ми херувимов и накладным узором в виде колосьев, выполненные фирмой Сазикова.

Особенно характерна для изделий середины XIX в. массивная гепебпяная скульптурная группа, выполнен­ная в петербургском филиале фирмы в 1852 г. Это реалистически передан­ная фигура русского воина, стоящего у оседланного коня. Она резко конт­растирует с массивным поддоном, расчеканенным тяжелым узором типа рокайль.

Для этой скульптурной группы ха­рактерны черты, присущие русскому декоративно-прикладному искусству 30-50-х годов XIX в.,- сочетание старорусских сюжетов и орнаментов с переработанными мотивами запад­ного барокко и рококо.

Витрина № 24

В витрине представлены ювелир­ные изделия конца XIX - начала XX в., выполненные мастерами фир­мы Фаберже. Эта фирма была осно­вана в Петербурге в 1842 г. Густавом Фаберже, приехавшим сюда из Эсто­нии, где с конца XVII в. жили его предки, покинувшие Францию после отмены Нантского эдикта.

Табакерка
Табакерка

Изделия фирмы Фаберже пользо­вались мировой известностью. Они отличались исключительной чистотой работы и виртуозностью ювелирной техники. Одним из ведущих мастеров фирмы был талантливый русский ювелир Михаил Евлампиевич Перхин.

В витрине показана модель крейсе­ра «Память Азова», которую Михаил Перхин выполнил в 1891 г. из золота и платины. Модель точно передает внешний вид корабля. Она закрепле­на на аквамариновой пластинке, вос­производящей воду, и вкладывается в яйцо из гелиотропа (ценный поде­лочный камень темно-зеленого цвета с красными вкраплениями) с наклад­ным золотым узором в стиле рококо.

Большим художественным вкусом отличается красивая яйцевидная ва­за с букетом лилий, представляющая собой своеобразные часы (1899 г.) По окружности вазы расположен вра­щающийся циферблат в виде пояса белой эмали с бриллиантовыми циф­рами и закреплена небольшая часо­вая стрелка. Прямоугольный поста­мент вазы украшен накладными ли­ственными завитками и вазами из разноцветного золота. Сочетание зо­лота желтого, зеленого, красного, а иногда даже серого и голубого тонов создает впечатление сказочной красо­ты и богатства.

Молочно-белый цвет оникса, из ко­торого выполнены лилии, гармони­рует с лимонно-желтым цветом эма­ли, покрывающей вазу.

Эмаль наложена на гильошированную (Гильошировка - сплошной рез­ной геометрический узор на поверхности предмета, покрываемого прозрачной эмалью.) поверхность и благодаря этому отливает множеством оттенков.

По разнообразию видов техники эмали, интенсивности и чистоте ее цвета, широте красочной гаммы мастера фирмы Фаберже не имели со­перников ни среди русских, ни среди западноевропейских ювелиров.

Любопытна представленная в вит­рине золотая заводная модель сибир­ского поезда с платиновым парово­зом. На вагончиках закреплены над­писи: «Прямое Сибирское сообщение», «Для дам», «Для курящих». В окна вставлены хрусталики, на паровозе фонарь из рубина.

Механизм паровоза заводится клю­чом и приводит состав в движение.

Поезд вкладывается в большое се­ребряное яйцо, на поверхности кото­рого гравирована карта Сибирской железной дороги.

Последней работой М. Перхина (он умер в 1903 г.) является легкое ажур­ное яйцо, составленное из листьев и стеблей клевера. Стебли выполнены из мелких плоских рубинов, а листья заполнены прозрачной светло-зеле­ной эмалью или сплошь усыпаны мелкими бриллиантами.

Учеником и преемником М. Перхи­на был Генрих Вигстрем. Из его ра­бот в витрине № 24 представлена модель Александровского дворца в Пушкине, вкладывающаяся в яйцо из нефрита (1908 г.). Поверхность яйца инкрустирована золотом в виде легких изящных гирлянд и украшена миниатюрными портретами в рамках из мелких бриллиантов.

К лучшим работам фирмы Фабер­же относится золотая модель яхты «Штандарт», передающая в миниа­тюре все оснащение корабля. Модель закреплена на волнистой пластинке горного хрусталя и вложена в хру­стальное яйцо с двумя красивыми подвесками в виде больших гру­шевидных жемчужин. Эту работу Г. Вигстрем выполнил вместе с Ю. Николаи, который работал подма­стерьем еще у М. Перхина.

Часы в виде вазы с букетом цветов
Часы в виде вазы с букетом цветов

Одной из последних работ фирмы является яйцо, выполненное Г. Вигстремом в 1916 г. Сделанное из ста­ли и установленное на подставке в виде четырех стальных снарядов, оно напоминает о первой мировой войне.

Мастера фирмы широко использо­вали в своей работе русские полудра­гоценные камни - хрусталь, яшму, нефрит, лазурит, оникс и т. д. Они выполняли из этих камней фигурки людей, животных и птиц, а также различные цветы.

В витрине показаны фигурка жен­щины в русском костюме, выполнен­ная из различных уральских камней, обезьяна - из агата, дельфин и муш­ка - из сердолика, барс - из хризо­праза, свинья и заяц - из горного хрусталя и мопс - из золотистого то­паза.

Яйцо хрустальное
Яйцо хрустальное

Красива вазочка из горного хруста­ля с цветком «анютины глазки». При нажиме кнопки на стебле цветка рас­крываются его лепестки и тогда под ними видны миниатюрные портреты царских детей в рамках из бриллиан­тов. Хрустальная вазочка выточена так искусно, что создается впечатле­ние, будто она наполнена водой.

Лучшие из изделий фирмы Фабер­же отличаются чистотой и тщательностью работы, виртуозностью юве­лирной техники, исключительным умением в подборе материала.

Часы деревянные
Часы деревянные

В этой же витрине экспонируются двое интересных карманных часов XIX в. Их механизм, футляр и цепоч­ка искусно выточены из дерева, вин­тики - из слоновой кости и лишь пружинка и волосок - металличе­ские. На внутренней стороне крышки часов вырезана надпись: «Броннико­вы в Вятке».

Потомственные вятские кустари Бронниковы прекрасно владели тех­никой резьбы по дереву и кости, а также славились как искусные ма­стера часовых дел. Особенно высоко­го совершенства в своем мастерстве достиг Николай Михайлович Бронников, который, как считают, за всю свою жизнь сделал 10 деревянных часов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"