Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зал IV

В зале собраны парадные облаче­ния высшего русского духовенства XIV-XIX вв. Они представляют большой интерес как редкие образцы ручного художественного ткачества стран Востока, Запада, а также Рос­сии. Из этих тканей шили не только облачения московских митрополитов и русских патриархов. Они шли на одежды царей и бояр; из них изготов­ляли парадные конские попоны, ши­ли большие нарядные полавочники, тяжелые надгробные покровы и дру­гие предметы светского и церковного обихода, бытовавшие в кругах выс­шей русской феодальной знати.

Из-за отсутствия собственного шел­ка-сырца производства драгоценных тканей в древней Руси не было. Их ввозили из Византии, Ирана, Турции, Китая, Италии, Франции и других стран.

В XIV-XV вв. пользовались тка­нями преимущественно византийско­го производства. Прямой водный путь по Днепру способствовал установле­нию между Русью и Византией тес­ных экономических и политических связей. В XVI-XVII вв., после при­соединения к Московскому государ­ству Казани и Астрахани и освоения Волжского водного пути, налажи­ваются широкие торговые связи со странами Востока, и на Русь в боль­шом количестве начинают поступать ткани турецкого и иранского произ­водства.

Большое место в экспозиции зала принадлежит также итальянским, ис­панским и французским тканям.

В XVIII в., после присоединения к России иранских прикаспийских про­винций, богатых шелком-сырцом, ор­ганизуется собственное производство драгоценных тканей. Развитие шел­коткацкой промышленности происхо­дило такими быстрыми темпами, что в XIX в. русские драгоценные ткани уже занимали ведущее место на ми­ровом рынке, а на международных выставках в Париже, Лондоне и дру­гих городах им нередко присужда­лись первые премии.

Каждое из облачений, представлен­ных в зале, украшено великолепными вышивками из золотых и серебряных нитей, разнообразных дробниц, жем­чуга и драгоценных камней. Эти экс­понаты дают возможность ознакомиться с русским декоративным шитьем и на протяжении шести веков его исторического развития проследить характерные народные черты.

Здесь же представлена и другая отрасль древнерусского искусства - произведения изобразительного, или так называемого лицевого, шитья XV - начала XVIII в. Это разнооб­разные шитые иконы, плащаницы, надгробные покровы и т. п. Они отно­сятся к различным художественным школам, а многие из них можно счи­тать лучшими образцами не только русского, но и мирового изобрази­тельного шитья.

Большинство экспонатов зала свя­зано с какими-либо историческими событиями или выдающимися дея­телями своего времени. Это еще бо­лее повышает их историко-мемориальную ценность.

Витрина № 27

В витрине выставлены одежды, сшитые из византийских, иранских и турецких тканей XIV-XVII вв.

Из византийской ткани сшит сак­кос (Саккос - длинная церковная одежда с короткими широкими рукавами и круг­лым воротом.) первого московского митрополи­та Петра. Это древнейшая из одежд в коллекции Оружейной палаты. Она сшита в 1322 г. из светло-синего ат­ласа, затканного золотыми полосами с крестами в кругах. Гармоничное со­четание серебряных золоченых нитей узора и голубого шелка фона придает этой ткани сдержанную красоту.

Саккос митрополита Петра
Саккос митрополита Петра

Одежда митрополита Алексея (1364 г.) имеет интересную вышивку в виде крестов и углов. Особенную ценность представляют серебряные и золоченые дробницы с перегородча­той эмалью русской работы XIII в., включенные в жемчужный орнамент на зарукавьях и подольнике, а так­же нашитые по всему саккосу. Таки­ми же дробницами украшены епитра­хиль (Епитрахиль - одно из церковных облачений, надеваемое на шею.) и поручи (Поручи - нарукавники.) митрополита Але­ксея.

Два саккоса митрополита Фотия (1408-1431 гг.) сплошь покрыты вы­шивками. Среди них на одной одежде изображен митрополит Петр, на дру­гой - портреты великого московского князя Василия Димитриевича, его жены Софьи Витовтовны, дочери Ан­ны и ее мужа, будущего византийско­го императора Иоанна Палеолог. Эти вышивки говорят о политических и культурных связях Московского го­сударства с Византией.

Стихарь из иранской ткани
Стихарь из иранской ткани

Саккос митрополита Симона (1496 - 1511 гг.) сшит из атласа темно-вишне­вого цвета, затканного золотыми кре­стами и красными сердцевидными клеймами с серебряными завитками. Художественная особенность этой ткани заключается в сочетании ви­зантийских и восточных мотивов в узоре и своеобразии красочного коло­рита.

Представляют большой интерес ткани двух саккосов митрополита Дионисия (1581-1586 гг.). На них эле­менты поздневизантийского стиля (изображения Христа, богоматери и креста) переплетаются с иранским растительным орнаментом. Такие ткани вырабатывались, по-видимому, в Иране специально для экспорта в Россию. Оба саккоса были вложены в 1583 г. Иваном Грозным в Успенский собор по убитом сыне, царевиче Иване Ивановиче. Рядом экспонируются одежды, сшитые из иранских тканей, для которых характерны сдержанная гармония тонов и мелкий раститель­ный или геометрический орнамент. Среди этих одежд - стихарь (Стихарь - длинная, с широкими ру­кавами церковная одежда, надеваемая при богослужении.) из лег­кой голубой шелковой ткани с узором гвоздик; фелонь (Фелонь, или риза - длинная ши­рокая церковная одежда без рукавов.), на серебряном фо­не которой расположены сердцевид­ные узоры, заполненные цветами; стихарь из полосатой с мелкими цве­тами шелковой ткани.

Очень полно представлены турец­кие ткани, отличающиеся большой декоративностью - крупным узором и резкими контрастами в расцветке. Одним из прекрасных образцов ту­рецких тканей конца XVI - начала XVII в. является атлас фелони густо­красного цвета с золотыми развода­ми. Это облачение было вложено Бо­рисом Годуновым в Архангельский собор в 1602 г.

Подобный атлас был использован для так называемого «коломенского» саккоса патриарха Никона, который ему подарил царь Алексей Михайло­вич в 1653 г.

Интересен турецкий бархат фело­ни XVII в. с крупным узором остро­овальных клейм, заполненных цвета­ми гвоздики и тюльпанов.

Саккос митрополита Фотия
Саккос митрополита Фотия

В глубине витрины № 27 помещены образцы русского лицевого (или изо­бразительного) шитья. Сюда отно­сятся надгробные покровы, пелены, воздухи и плащаницы (Покров, пелена, воздух и плащаница - виды церковных тканей. Покровом накрывали гроб, пелену подсти­лали под различные церковные предметы, а воздухом покрывали их. На плащанице всегда изображается положение Христа во гроб.), на которых разноцветными шелками, золотом и серебром вышиты изображения от­дельных лиц или целые сложные композиции.

Искусство шитья было исстари из­вестно на Руси, а русские женщины всегда славились тонкостью вкуса и художеством исполнения. Техника шитья была очень разнообразна и прошла сложный и длительный путь развития. В XIV-XV вв. в русском шитье применялись главным образом разноцветные шелка и лишь отдель­ные детали выполнялись золотом и серебром. В XVI столетии, особенно во второй его половине, золото стало употребляться значительно больше, а в XVII в. стало почти сплошь покры­вать ткань.

К наиболее ранним памятникам ли­цевого шитья относится так называе­мая Пучежская (Пучеж - город Ивановской области.) плащаница 1441 г., которая принадлежала новгородскому архиепископу Евфимию. Эта плаща­ница отличается простотой компози­ции, изяществом изображений, боль­шой изысканностью в подборе красок шелка.

Работой XV в. является также и шитая икона с изображением Димит­рия Солунского. Эти вышивки по тонкости и мастерству исполнения напоминают живопись и принадле­жат к лучшим образцам не только русского, но и мирового изобразитель­ного шитья.

Образцом лицевого шитья XVI в. может служить небольшая пелена с изображением богоматери Одигитрии. Шитье выполнено разноцветными том «в прикреп». Кайма черного бар­хата украшена мелкими фигурными гладкими дробницами, обведенными жемчугом.

Эта пелена является типичным произведением русского декоратив­ного шитья XVI в.

Для конца XVI в. особенно харак­терны воздухи и покровы, относя­щиеся к так называемой годуновской школе. Они отличаются высокой тех­никой исполнения и вместе с тем той роскошью, которая стала присуща произведениям русского декоративно-прикладного искусства второй поло­вины XVII в.

Деталь Пучежской плащаницы
Деталь Пучежской плащаницы

В центре витрины представлена икона богоматери с младенцем, отно­сящаяся к XVII в. За исключением лиц и рук, выполненных светлым шелком, она шита золотом и произ­водит впечатление сплошной метал­лической поверхности.

Саккос из турецкой ткани
Саккос из турецкой ткани

Прежде чем мастерица начинала вышивать какую-нибудь композицию или надпись, художник-знаменщик и словописец наносили ее на ткань. В витрине экспонируется надгробный покров с изображением митрополита Алексея. Его изображение знаменил известный русский художник Степан Резанец, принимавший участие в росписи Архангельского собора в 1666 г., а вышивала золотошвея Царицыной мастерской палаты Степанида Петрова. Однако мастерица была не простым исполнителем художествен­ного замысла знаменщика. Она про­являла много вкуса и умения, комби­нируя золотые и шелковые нити, со­четая жемчуг и драгоценные камни для того, чтобы сделать рисунок бо­лее выразительным. Интересно отме­тить, что русские вышивальщицы ис­пользовали различные виды швов золотного шитья, что создавало много­образие узоров и свидетельствовало о высоком художественном вкусе ма­стериц.

Нередко на покровах можно встре­тить изображения московских митро­политов, патриарха Никона, князя Ивана III, Василия III, царевича Ди­митрия и других лиц.

Саккос из итальянской ткани
Саккос из итальянской ткани

Эти изображения можно считать условными портретами древнерус­ских деятелей.

Русские вышивальщицы достигли такого совершенства в своем искусст­ве, что покрывали сплошной вышив­кой целые одежды. Примером такой работы является саккос 1655 г., кото­рый принадлежал патриарху Никону. Он сделан из холста, но производит впечатление дорогой ткани, так как сплошь зашит золотыми нитями. Богатство этой одежды дополняет жемчуг, которым обнизаны вышитые изображения различных святых.

Витрина № 28

В витрине экспонируются церков­ные облачения, сшитые из итальян­ских, испанских, французских и рус­ских тканей XVI-XIX вв. Итальян­ские ткани в XVI-XVII вв. считались наиболее ценными. Из них шили па­радные одежды для царей, крупных бояр и высшего духовенства.

Очень редким является итальян­ский бархат на саккосе митрополита Макария (1543-1564 гг.). Его узор представляет собой чередование вер­тикальных полос, затканных золотом и орнаментом в виде растительных бархатных побегов.

К замечательным парчовым тканям итальянской работы относятся шел­ковые ткани, затканные тончайшей металлической серебряной или золотой проволочкой - так называемые алтабасы или пряденым золотом - аксамиты. Из алтабаса сшиты саккос митрополита Антония (1577-1580 гг.) и саккос первого русского патриарха Иова (1589-1605 гг.).

В Оружейной палате хранится са­мая многочисленная и богатая в мире коллекция итальянских аксамитов. Исключительную красоту придают им разнообразные рельефные узоры из золотых петель. Из такого петель­чатого аксамита сшит саккос патри­арха Никона (1654 г.).

Узор ткани состоит из широких листьев и побегов, обрамленных крас­ным контуром. На облачение нашито множество жемчуга, драгоценных камней и золотых дробниц. Вес сак­коса - 24 кг.

Стихарь турецкого золотного атласа
Стихарь турецкого золотного атласа

К итальянским тканям очень близ­ки по фактуре и узору ткани испан­ского производства. Легкостью и изя­ществом отличается узор золотного аксамиченного атласа на саккосе 1643 г. Он представляет собой три па­раллельные, плавно изгибающиеся линии, в местах соединения которых помещаются небольшие короны из золотых петель.

С середины XVII в. итальянские ткани стали вытесняться на мировом рынке более легкими и изящными тканями французского, в основном лионского, производства. Образцом этих тканей служит французская парча на фелони начала XVIII в. Она имеет узор в виде крупных цветов, листьев и плодов, затканных яркими шелками лилового, розового, голубого и зеленого цвета.

В витрине представлены церковные одежды XVIII - начала XIX в., сши­тые из русского бархата и парчи. Из­любленным мотивом орнамента на русских тканях этого времени яв­ляются кружевные и ленточные гирлянды, а также изображения розы в различных вариантах.

Непременным украшением парад­ных церковных одежд были драго­ценные камни и жемчуг, которыми искусные русские мастерицы расши­вали сложные узоры.

Фелонь. Шитье жемчугом
Фелонь. Шитье жемчугом

Жемчуг всегда был излюбленным украшением русских одежд. Упоми­нание о шитье жемчугом встречается уже в летописи X в., но, очевидно, оно существовало еще раньше.

В вышивках обычно сочетался мел­кий речной жемчуг и крупный мор­ской, который привозили с Черного моря (кафимский жемчуг) или из Персидского залива (гурмыжский жемчуг). Это делало узор рельефным и создавало красивую игру светоте­ни. Подобно узорам книжных заставок или орнаментам на деревянных и металлических изделиях, жемчуж­ный узор середины и второй полови­ны XVII в. представлял собой широко раскинувшиеся цветы и травы с длинными изогнутыми стеблями и пышными сочными листьями.

В это время шитье носит рельеф­ный характер и напоминает чеканку на металлических изделиях. Роскош­ным жемчужным узором в виде гу­стых ветвей с небольшими цвета­ми из алмазов расшито черное бар­хатное оплечье фелони. Эта фелонь была вложена царем Михаилом Фе­доровичем в Новоспасский монас­тырь.

По красоте и богатству рисунка, виртуозности техники это оплечье можно считать одним из прекрасней­ших образцов русского декоративного шитья XVII в. Оно было выполнено золотошвеей Царицыной мастерской палаты в период наивысшего расцвета деятельности кремлевских мастер­ских.

Жемчугом и драгоценными камня­ми расшивали не только одежды, но также митры (Митра - головной убор высшего ду­ховенства.) и поручи, которые до­полняли парадное облачение патри­арха.

В XVIII в. жемчуг для шитья при­менялся значительно меньше, тем не менее отдельные вещи выполнены с большим художественным вкусом и замечательны для своего времени. К числу их относится фелонь красно­го (ныне выцветшего) бархата, кото­рая была подарена Екатериной II московскому митрополиту Платону в 1770 г. Она расшита жемчужным узо­ром в виде ромбовидных клеток, внутри каждой из которых помещена веточка розы или гроздь винограда, а в верхней средней - вензель Екате­рины II. Оплечье фелони украшено большим крестом, составленным из крупных изумрудов и обрамленным густыми ветвями и розами, скомпоно­ванными из жемчуга.

Жемчуг здесь нашит не прямо на ткань, а на специально подложенный шнурок, благодаря чему узор приоб­рел особенную рельефность. Всего на фелонь нашито 150 580 жемчу­жин.

Техника шитья отличается исклю­чительной тонкостью и совершенст­вом. Эту кропотливую и вместе с тем высокохудожественную работу вы­полнила петербургская придворная золотошвея Дарья Лихновская.

Оплечье фелони. Шитье жемчугом
Оплечье фелони. Шитье жемчугом

Некоторые из предметов дошли до наших дней в очень ветхок состоя­нии: потерлись и оборвались их золо­тые и шелковые нити, осыпались жемчужины, помялись дробницы. Многим из них возвратила жизнь ре­ставратор по тканям М. Г. Бакланова.

Фелонь из итальянского аксамита
Фелонь из итальянского аксамита

Мастерство М. Г. Баклановой не менее совершенно, чем искусство тех, кто много столетий назад создал эти прекрасные произведения материаль­ной культуры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"

http://microfin63.ru/ - кредит для начала бизнеса Самара, Тольятти.