Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зал II

В зале экспонируются золотые и серебряные изделия XII - XVII вв. Большая часть их была выполнена в мастерских Московского Кремля и относится к XVI - XVII вв. - периоду расцвета древнерусского декоратив­но-прикладного искусства.

Это было время укрепления могу­щества Русского государства, его бур­ного экономического, политического и культурного роста, дальнейшего усиления его международного значе­ния.

Вместе с тем Москва была и цент­ром русского искусства, средоточием лучших творческих сил страны.

Оформление пышных царских при­емов и церковных служб в соборах Кремля вызывало потребность в беспрерывном изготовлении предме­тов роскоши. В мастерских Кремля, где работали лучшие мастера, созван­ные сюда со всех концов Русского го­сударства, изготовлялись самые раз­нообразные предметы дворцового и церковного обихода: драгоценная по­суда, оклады на иконы и евангелия, оправы оружия, седел и др. Эти па­мятники самобытного национального искусства имеют огромную художе­ственную и историческую ценность. Они дают возможность ознакомиться с развитием всех видов художествен­ной обработки и украшения изделий из драгоценных металлов, проследить развитие форм и орнамента в древнерусском золотом и серебряном деле.

Древнерусские чаши, братины, ладьевидные ковши и прочие предме­ты глубоко отличаются от изделий других стран. Их округлые, спокой­ные формы и характер орнамента близки к деревянной и керамической народной утвари, формы которой со свойственной русским мастерам твор­ческой смелостью и талантливостью были перенесены ими в различные золотые и серебряные изделия.

Потир серебрянной князя Юрия Долгорукого
Потир серебрянной князя Юрия Долгорукого

Многие из представленных предме­тов связаны с определенными исто­рическими событиями или деятеля­ми, что придает им большую истори­ческую значимость.

Отдельные памятники, представ­ленные в зале, свидетельствуют о вы­соких достижениях в развитии золо­того и серебряного дела различных художественных центров древней Ру­си - Киева, Новгорода, городов рус­ского Севера и Поволжья.

Великолепные произведения деко­ративно-прикладного искусства ярко отражают неисчерпаемые творческие силы народа, его высокую одарен­ность, богатство воображения и ма­стерство. Работая в тяжелых ус­ловиях феодально-крепостнического строя, русские мастера вносили в придворное искусство веками сложившиеся черты народного творчест­ва. В совершенстве владея разнооб­разными техническими приемами, они создали своеобразные, сказочно прекрасные произведения искусства.

Витрина № 9

В витрине показаны предметы XII - XV вв. Изделия этого периода отличаются изысканной простотой, благородством форм и скромностью украшений и вместе с тем являются образцами тонкого мастерства. К со­жалению, их сохранилось сравни­тельно мало. Это объясняется тем, что многие культурные сокровища древней Руси безвозвратно погибли в период междоусобных княжеских войн, тяжелого татаро-монгольского ига, в годы польской и шведской ин­тервенции, а также во время много­численных опустошительных пожа­ров.

Представленные в витрине изделия имеют очень большую ценность, так как дают возможность судить о вы­соком уровне древнерусской художе­ственной культуры, которая впослед­ствии легла в основу развития ранне-московского искусства.

Мастера Киевской Руси в своих произведениях творчески претворили древнюю художественную культуру Византии. С древнейших времен они в совершенстве владели такими сложными, трудоемкими приемами декоративно-прикладного искусства, как техника перегородчатой эмали (Эмаль - стекловидная масса, которая от добавления окиси металлов приобретает различные цвета. Эмалью покрывают по­верхность металлических предметов.) и скани (Скань, или филигрань - узор, выполненный из тонких скрученных золо­тых или серебряных проволочек.).

Великолепными образцами подоб­ной техники являются вещи из так называемого Рязанского клада XII - XIII вв., найденного в 1822 г. на ме­сте Старой Рязани. В состав Рязан­ского клада входят два больших круглых колта (Колты - подвески, прикреплявшиеся к головным уборам.), бармы (Вармы - ожерелья, которые надева­лись поверх богатых княжеских одежд.), состоящие из дутых ажурных бусин и круглых медальонов, женский браслет, перстни, серьги, образки. Колты и бармы украшены перегородчатой эмалью ярких тонов и сканью. Скань здесь очень сложного вида и рисунка: она положена в два яруса, благодаря чему узор ее кажется легким, воздушным.

Серебряная чаша Черниговского князя Владимира Давыдовича отно­сится к XII в. Большой размер чаши и надпись по венцу ее свидетельст­вуют о том, что из нее пили «вкруго­вую».

Ценнейшим памятником приклад­ного искусства Суздальской Руси яв­ляется серебряный потир (Потир - церковная чаша для прича­стия.) XII в., ко­торый был вложен в Спасо-Преобра-женский собор в городе Переславле-Залесском князем Юрием Долгору­ким.

Потир отличается простотой и одно­временно мягкостью формы. Гладкая чаша его украшена изящными рез­ными изображениями святых, которые помещены в двойных линейных кругах, и надписью по венцу.

Мастера-серебряники того времени прекрасно знали и широко применя­ли такие виды художественной обра­ботки металла, как чеканка и басма, т. е. ручного тиснения из тонкого ли­ста золота или серебра.

Замечательным образцом подобной техники является большой оклад с иконы «Владимирская богоматерь», выполненный в XIII в.

Бармы из Рязанского клада
Бармы из Рязанского клада

Серебряный ковчег суздальского архиепископа Дионисия 1383 г. отно­сится к числу лучших изделий суз­дальских серебряников XIV в.

Редким предметом неканоническо­го характера является великолепный по технике исполнения серебряный позолоченный складень 1412 г. рабо­ты мастера Лукиана.

Древний русский город Новгород в XII-XV вв. был крупнейшим торго­вым и ремесленным центром. Избежав ужасов татаро-монгольского на­шествия, он сохранил свою самобыт­ную культуру и различные техни­ческие приемы ювелирного мастер­ства.

Серебряные изделия древнего Нов­города отличаются особым стилем, лаконичным и выразительным. Яш­мовый потир в серебряной оправе со сканью и драгоценными камнями - интересный памятник новгородского сканого мастерства XIV в.

В XIV в. Новгород стал родиной ме­таллического ковша. Здесь впервые древняя форма деревянного ковша, широко распространенного в народ­ном быту, была воспроизведена в зо­лоте и серебре. Новгородские ковши были гладкие и ложчатые (Ложки (от слова «лог» - углубле­ние) - продолговатой или овальной формы чеканный орнамент на сосудах.).

Маленький гладкий ковшик с руко­ятью, выполненной в виде листка ивы, принадлежал новгородскому ар­хиепископу Евфимию (1429-1458).

Ковш новгородского архиепископа Ионы (1458-1471) по своей форме и характеру орнаментации очень бли­зок к деревянным ложчатым ковшам, форма которых взята из народного искусства.

Позднее, в XVI-XVII вв., форма новгородского металлического ковша была доведена до совершенства мо­сковскими мастерами.

После тяжелого татаро-монголь­ского ига, которое надолго приоста­новило процесс развития древнерус­ского искусства, в Москве раньше, чем в других русских городах, начи­нают возрождаться различные при­емы художественной обработки ме­талла.

Ценнейшим памятником русского искусства первой трети XV в. являет­ся евангелие в золотом окладе. Лицевая доска евангелия покрыта густым сканым орнаментом, среди которого размещены драгоценные камни и вы­сокорельефные изображения святых, выполненные с исключительным ма­стерством.

Рукописный текст евангелия, пи­санный на пергаменте, украшен цветными миниатюрами, заставками и многочисленными инициалами, вы­полненными художниками круга ве­ликого русского живописца Андрея Рублева.

Ковчег серебряный архиепископа Дионисия
Ковчег серебряный архиепископа Дионисия

В XV в. особенно высокого расцве­та достигает техника скани. Изделия московских мастеров, выполненные в этот период, покрытые густой кру­жевной сетью сканого узора, пора­жают исключительной тонкостью ис­полнения.

Оклад рукописного евангелия 1499 г. является одним из лучших образцов русского декоративного искусства конца XV в.

Ряд серебряных изделий воспроиз­водит по форме архитектурные дета­ли древних храмовых зданий.

Большой сион (Сион - предмет церковной утвари, выполненный в виде храма. Сион выно­сили из алтаря собора во время торжест­венных богослужений.), вложенный князем Иваном III в Успенский собор Крем­ля в 1486 г., имеет вид одноглавого храма.

Серебряное кадило работы 1469 г. напоминает древнерусский архитек­турный памятник, имеющий шатро­вое перекрытие с двускатными гра­нями.

Исключительно тонкой работой от­личается группа серебряных дву­створчатых панагий (Панагия - нагрудная икона, кото­рую носило высшее духовенство.), XV в. с литым ажурным орнаментом и многофигур­ными композициями.

Сион Большой серебряный
Сион Большой серебряный

В конце XV - начале XVI в. в Мо­скве и других русских городах зна­чительное место в искусстве зани­мала мелкая пластика - миниатюр­ная резьба по дереву, кости и перла­мутру. К числу лучших произведений мелкой пластики конца XV в. отно­сится складень в серебряной золоче­ной сканой оправе, с двумя вложен­ными в него деревянными резными иконами. Интересна также резная на кости икона 1479 г. с изображением митрополита Петра.

Панагия серебряная
Панагия серебряная

Концом XV - началом XVI в. да­тируется небольшая круглая чаша, по форме своей напоминающая ви­зантийские чаши. Возможно, она была сделана одним из мастеров ино­странцев, которые в те годы находи­лись на службе у московского вели­кого князя. На дне чаши, в круглом клейме имеется надпись: «Князь Семион Иванович» (Семен Иванович Калужский (1487 - 1518) - четвертый сын Ива­на III.).

Значительный интерес представля­ют изделия византийской работы X - XV вв., свидетельствующие о давних политических и культурных связях древней Руси с Византией, обладав­шей высокой многовековой культу­рой. Они дают возможность озна­комиться с различными видами ви­зантийского художественного ре­месла на различных этапах его раз­вития.

Ценнейшим памятником искусства Византии конца IV - начала V в. яв­ляется серебряный чеканный кувшин с изображением девяти муз, изготов­ленный в Константинополе около 400 г. и найденный в 1918 г. в числе вещей так называемого Судженского клада.

Превосходные камеи на агате, яшме, ляпис-лазури являются ред­кими и первоклассными образцами византийского камнерезного искусст­ва X-XII вв.

Замечательна по тонкости исполне­ния вырезанная на камне икона с изображением Димитрия Солунского на коне.

Икона
Икона 'Димитрий Солунский', резная на стеатите

Небольшой овальный золотой обра­зок XI в. с изображением «Распя­тия»- первоклассный образец про­славленных византийских перегород­чатых эмалей.

Великолепным памятником визан­тийского сканого мастерства начала XV в. является золотой оклад на ико­ну «Владимирская богоматерь». На раме оклада среди орнамента разме­щены чеканные изображения «празд­ников». В нижней части оклада - мо­нограмма митрополита Фотия, по за­казу которого, вероятно, была выпол­нена эта вещь.

Витрина № 10

В витрине экспонируются предме­ты, выполненные мастерами XVI в.

В XVI в. Москва становится обще­русским политическим и культур­ным центром. Мастера золотых и се­ребряных дел, работавшие в Москов­ском Кремле, достигли к этому вре­мени высокого мастерства, совершен­ства техники и большого разнообра­зия в приемах обработки и украше­ния изделий из драгоценных метал­лов.

Золотые и серебряные изделия на­чала XVI в., сохраняя простоту фор­мы, отличаются четкостью и изяще­ством орнамента, в котором отсутст­вует перегрузка украшениями. Одна­ко к концу столетия нарастает стре­мление к пышности, нарядности.

Типичными образцами мастерства первой половины XVI в. является не­большая золотая чара великого князя Василия III, украшенная эмалевой надписью по венцу, и большой глубо­кий ложчатый ковш князя И. И. Кубенского (1535 г.), отличающийся про­стотой формы и орнамента. Этот ковш очень близок к новгородским ковшам XV в.

К середине XVI в. вырабатывается более изящный и тонкостенный тип московского ковша. К числу подоб­ных ковшей относится гладкий, низ­кий, с широким плоским дном ковш Ивана IV.

Блюдо золотое царицы Марии Темрюковны
Блюдо золотое царицы Марии Темрюковны

Очень изящен небольшой ковш ца­ря Бориса Годунова. Он выкован из одного куска золота и имеет очень тонкую, плавно изогнутую рукоять.

Во второй половине XVI в. высоко­го уровня развития и исключитель­ной художественной выразительности достигла техника черни (Чернь - сернистый сплав серебра, меди и свинца черного цвета, которым за­ливают глубоко вырезанные узоры на ме­талле.). Прекрас­ным образцом ее служит блюдо 1561 г.

По-видимому, оно было сделано ко дню свадьбы Ивана Грозного и Ма­рии Темрюковны. Дно блюда чекане­но плоскими ложками. Край украшен тонким черневым орнаментом и надписью.

Не менее искусно выполнено золо­тое кадило Ирины Годуновой, которое было вложено в Архангельский собор Кремля в 1598 г. Оно сделано в виде одноглавой церкви с ярко выраженными чертами московской архитек­туры XVI в. На нижней части кадила тонкими черневыми линиями нане­сены изображения фигур апостолов.

Золотой потир, вложенный бояри­ном Д. И. Годуновым в костромской Ипатьевский монастырь в 1599 г., и золотой прямоугольный ковчежец (Ковчежец - церковный предмет в виде коробочки.). , сделанный по заказу царя Федора Ивановича для царицы Ирины Году­новой, также украшены тонким чер­невым орнаментом.

Интересна группа чеканных изде­лий. Золотой оклад на икону Николая Чудотворца покрыт чеканным трав­ным орнаментом, венец и подвески к нему украшены камнями. Оклад был вложен Александрой Сабуровой (же­ной царевича Ивана Ивановича) в женский Покровский монастырь.

Кадило золотое царицы Ирины Годуновой
Кадило золотое царицы Ирины Годуновой

Большой шаг вперед в XVI в. де­лает техника эмали. Эмали того вре­мени отличаются нежностью колори­та и встречаются в сочетании с ор­наментом из золотой и серебряной проволоки, скрученной в виде тон­чайших нитей.

Братина серебряная
Братина серебряная

В витрине представлена группа предметов, украшенных эмалью. Мер­ная (В XVI-XVII вв. мерной называлась узкая, длинная, написанная на доске ико­на, размер которой соответствовал росту новорожденного царевича. На иконе изо­бражался святой, в честь которого назы­вали царевича.) икона царевича Ивана Ивановича, старшего сына Ивана IV (1554 г.), имеет золотой оклад с изящ­ным сканым орнаментом, заполнен­ным белой, голубой, зеленой и синей эмалью. Золотой оклад к иконе «Одигитрия» (около 1560 г.) покрыт легкой сетью растительных сканых узоров с цветками и листьями, залитыми светлой эмалью различных тончай­ших оттенков. На полях и венцах оклада расположены нежно-голубые сапфиры и густо-красные альманди­ны. Драгоценные камни, используе­мые в это время для украшения из­делий, были обычно неграненые.

Одним из самых замечательных памятников русского декоративного искусства XVI в. является евангелие, которое Иван Грозный вложил в Бла­говещенский собор в 1571 г. Роскош­ный золотой оклад его украшает эмаль нежных, светлых тонов на сканом орнаменте. Черневые надписи на золотых лентах, опоясывающих крупные камни и чеканные изобра­жения, искусно использованы как ор­намент.

Крупным центром русского сереб­ряного дела в XVI в., сохранившим свои традиции художественной куль­туры и самобытность, продолжал оставаться Новгород. Замечательным образцом новгородского сканого ма­стерства середины XVI в. являются серебряный оклад евангелия, покры­тый густой сетью характерного для Новгорода орнамента, и серебряный сканый крест.

Группа своеобразных предметов молдавской работы XVI в.- чара, братина, два ковша, стакан - свиде­тельствует о давних связях России с Молдавией.

Витрина № 11

Некоторые изделия начала XVII столетия по форме и орнаментации воспроизводят ряд лучших изделий XVI в. Но в украшении их все больше чувствуются новые тенденции в ис­кусстве - стремление к узорочью и нарядности. Так, например, золотое кадило, выполненное мастерами Да­ниилом Осиповым и Третьяком Пест-риковым в 1616 г., в основном воспро­изводит форму кадила 1598 г. Но вме­сто тонких черневых узоров оно украшено пышным чеканным орна­ментом, среди которого размещены драгоценные камни, почти в том же порядке, как и на кадиле XVI в. Схо­ден с потирами XVI в. и золотой по­тир 1637 г. Он отличается от них бо­лее массивной формой и несколько иными пропорциями.

Евангелие в золотом окладе с эмалью и драгоценными камнями
Евангелие в золотом окладе с эмалью и драгоценными камнями

Золотой оклад евангелия 1631 г. сделан одним из лучших мастеров золотого и серебряного дела XVII в. - Гаврилой Овдокимовым. Оклад укра­шен изящным сканым орнаментом, залитым яркой цветной эмалью, ко­торая красиво сочетается с умело подобранными драгоценными кам­нями.

Этот оклад почти воспроизводит оклад 1571 г., но драгоценные камни и эмали здесь более ярких тонов. Эмалью залиты и чеканные изобра­жения архитектурных деталей, тогда как в евангелии XVI в. они украшены чернью.

Украшением хором были иконы в драгоценных окладах. Их делали для подарков ко дню рождения, именин, к праздникам и различным событиям в повседневной жизни.

Ковш серебряный князя И. Кубенского
Ковш серебряный князя И. Кубенского

Оклад иконы «Вседержитель» - об­разец прекрасной чеканной работы. Маленькая золотая цата на нем укра­шена по тонкому сканому орнаменту цветной эмалью, близкой по колори­ту к эмали XVI в.

Золотой ковш царя Бориса Годунова
Золотой ковш царя Бориса Годунова

Ковш царя Михаила Романова
Ковш царя Михаила Романова

Интересна группа мерных икон, оклады которых покрыты чеканным или сканым орнаментом, самоцвета­ми и жемчугом.

Витрина № 12

Древнерусская золотая и серебря­ная посуда отличается большим на­циональным своеобразием. Формы ее, простые и спокойные, со строгими, округлыми линиями и изящными пропорциями, всегда соответствуют практическому назначению предмета. До конца XVII в. они остаются почти неизменными. Орнамент и украше­ния сосуда гармонируют с формой и подчеркивают его красоту.

Братина серебряная царицы Ирины Михайловны
Братина серебряная царицы Ирины Михайловны

Среди древнерусской питьевой по­суды особое место занимают серебря­ные и золотые ладьевидные ковши. Это самобытная, национальная фор­ма русской посуды, не встречаю­щаяся ни в одной из стран Запада и Востока. Во время пиров из ковшей пили мед - широко распространен­ный напиток в древней Руси. Из се­ребряных позолоченных или золотых ковшей пили красный мед, из се­ребряных - белый.

Замечательна группа массивных, исключительно нарядных золотых ковшей, изготовленных для царя Ми­хаила Федоровича мастерами Золо­той палаты Третьяком Пестриковым с сыном и Иваном Поповым с Афана­сием Степановым. Каждый из ковшей выкован из цельного куска золота, украшен самоцветами, жемчугом и тонким черневым травным орнаментом, выполненным в старых тради­циях.

Необходимой принадлежностью пиршественного стола были брати­ны (Братина - сосуд, обычно металли­ческий, в виде горшочка. Братины боль­шого размера употреблялись на пирах как круговые чаши.) - шарообразные золотые или се­ребряные сосуды для питья. В древ­ней Руси они использовались глав­ным образом как заздравные чаши, из которых пили мед, пиво, квас. Многочисленны и разнообразны пред­ставленные в витрине братины - от маленьких, как бы игрушечных, ве­личиной с луковицу, до массивных, широких и глубоких; от скромных и гладких - до роскошных. На некото­рых из них сохранились островерхие крышки, придающие братинам сход­ство с древнерусскими шлемами или главками московских церквей. Укра­шения братин очень разнообразны. Некоторые из них покрыты чекан­ным орнаментом в виде вьющихся трав, как, например, изящная, с крышкой братина царевны Ирины Михайловны и братина дьяка Миха­ила Данилова.

Великолепной чеканной работой и очень сложной формой отличается братина дьяка Петра Третьякова.

Братина дьяка Ивана Грамотина украшена чеканным орнаментом в виде остроконечных ложек; братина работы мастера Федора Евстигнее­ва - орнаментом в виде чешуек.

На братине Григория Измайлова чеканен орнамент в виде различных треугольников - гладких, граненых и заполненных трехлепестковыми цветами.

Многие братины украшены тончай­шей резьбой, узоры которой были чрезвычайно разнообразны. Изобра­жения «царств» в виде страшных зверей встречаются на нескольких братинах.

Некоторые братины украшены цветной эмалью, чернью и драгоцен­ными камнями. Особенным изящест­вом отличается крошечная золотая братинка царицы Евдокии Лукьяновны.

Ендова серебряная окольничего В. И. Стрешнего
Ендова серебряная окольничего В. И. Стрешнего

Братины употреблялись также как поминальные чаши. Их наполняли водой с медом и ставили на гроб умерших. Например, братина, сплошь покрытая чеканным узором из тре­угольников, была сделана по заказу царя Михаила Федоровича на гроб его дочери царевны Евдокии, умер­шей в 1637 г.

Широкое распространение не толь­ко в царском быту, но и среди насе­ления Москвы имели серебряные корчики - небольшие ковшики на поддонах, а также чарки, из которых пили мед и крепкие напитки. Чарки делали из золота и серебра, из горно­го хрусталя, сердолика, агата, перла­мутра, рога, кости и других материа­лов.

Представленные в витрине высокие гладкие стаканы просты по форме и красивы по пропорциям.

Большая, очень красивая серебря­ная ендова - единственная в собра­нии Оружейной палаты - представ­ляет собой шарообразной формы со­суд с носиком, из которого наливали напитки. Она принадлежала окольни­чему В. И. Стрешневу.

Из кубков московской работы XVII в. сохранилось два. Это золотой кубок царя Михаила Федоровича с восьмигранной чашей, украшенный цветной эмалью, крупными изумру­дами и сапфирами, и подобной же формы гладкий серебряный золоче­ный кубок царя Федора Алексеевича.

На серебряных блюдах и тарелках подавали различные кушанья.

Уксусницы, перечницы и судки предназначались для различных пря­ностей.

Витрина № 13

В витрине показаны предметы се­редины и второй половины XVII в. Они отличаются необыкновенной яр­костью красок, жизнерадостностью, пестротой.

Русские мастера этого времени в совершенстве владели всеми техниче­скими приемами художественной об­работки и украшения изделий из драгоценных металлов. Наибольшего расцвета достигла техника эмали, ко­торая отвечала вкусам эпохи, стре­млению к узорчатости, орнаментальности и красочности.

Чаша золотая с эмалью и драгоценными камнями
Чаша золотая с эмалью и драгоценными камнями

Излюбленным украшением в эти годы становится ярко-зеленая про­зрачная эмаль в сочетании с изумру­дами и рубинами. Широко приме­няются богатые оклады, почти совсем закрывающие живопись, оттесняю­щие ее на второй план. Примером может служить икона «Вседержитель на престоле» в золотом окладе с мно­гоцветной эмалью, крупными сапфи­рами и рубинами (1648 г.).

Золотая чаша, поднесенная в 1653 г. патриархом Никоном царю Алексею Михайловичу, покрыта прозрачной изумрудно-зеленой эмалью, на фоне которой разбросаны пестрые цветы. В 1686 г. эта чаша была пожалована князю В. В. Голицыну за заключение мира с Польшей, а после того как он попал в опалу, снова вернулась в царскую казну.

Золотой оклад на икону «Влади­мирская богоматерь» выполнен ма­стером золотых дел Петром Ивановым. Оклад украшен жемчугом и драгоценными камнями, среди кото­рых выделяются два изумруда, каж­дый весом около 100 карат.

Прекрасным образцом русского де­коративного искусства второй поло­вины XVII в. служит роскошный зо­лотой потир 1664 г., вложенный боя­рыней А. И. Морозовой в Чудов мона­стырь. Потир украшен яркой цветной эмалью и драгоценными камнями.

Мастера кремлевских мастерских в KVII в. делились по узким специаль­ностям, и сложная вещь обычно вы­полнялась не одним мастером, а це­лой группой специалистов. Например, золотые оклады двух евангелий 1678 г. изготовлены группой русских и приезжих мастеров, в том числе Михаилом Васильевым, Димитрием Терентьевым и эмальером Фробосом. Чеканные изображения на окладах покрыты великолепной прозрачной и глухой эмалью, цвет которой хо­рошо гармонирует с блеском рубинов и изумрудов.

Потир золотой с эмалью и драгоценными камнями боярыни А. И. Морозовой
Потир золотой с эмалью и драгоценными камнями боярыни А. И. Морозовой

Рукопись одного из евангелий укра­шена 1200 миниатюрами, написанны­ми семью русскими художниками, которые придали религиозным сюже­там характер занимательных быто­вых сцен и сказочных эпизодов.

Во второй половине XVII в. орна­мент на золотых и серебряных изделиях постепенно становится более реалистическим. Золотой напрестоль­ный крест думного дьяка Аверкия Кириллова (1658 г.) украшен много­цветной эмалью. Особенно хороши на нем реалистично переданные цветы, выполненные эмалью нежных тонов.

Витрина № 14

В витрине представлена русская эмаль второй половины XVII в. и на­чала XVIII в.

В Москве и других русских городах со второй половины XVII в. наряду с драгоценными эмалями на золоте были широко распространены более скромные эмали по серебряному сканому орнаменту.

Стакан серебряный с гравировкой. Мастер В. Андреев
Стакан серебряный с гравировкой. Мастер В. Андреев

Характерной особенностью этих эмалей было преобладание белого и зеленого, а позднее голубого, желтого и черного тонов, а также обильное введение в орнамент белых горошин, наподобие жемчужной обнизи, окаймляющей края сосудов, грани коробо­чек и т. п.

Братина костяная с эмалью. Мастера В. и Ф. Ивановы
Братина костяная с эмалью. Мастера В. и Ф. Ивановы

Подобной эмалью украшались предметы как бытового, так и цер­ковного назначения. По технике ис­полнения такая эмаль была более простой и дешевой, чем эмаль по зо­лоту, поэтому она быстро распростра­нилась среди ремесленников по всей России. В Москве она широко при­менялась мастерами Серебряной па­латы Кремля и эмальерами Серебря­ного ряда. Известны имена мастеров-эмальеров Серебряной палаты брать­ев Василия и Федора Ивановых, сде­лавших в 1662 г. костяную братину, серебряная оправа которой украшена подобной эмалью.

Витрина № 15

В витрине экспонируются предметы конца XVII - начала XVIII в.

Серебряная посуда этого времени в основном сохраняет традиционные формы и названия древнерусской ут­вари. Это стопы, ставцы, блюда и т. д. Вместе с тем отдельные виды посуды несколько изменяют свои формы. На­пример, стаканы, чарки и ковши делаются на ножках. Кроме того, появ­ляются кубки и кружки, формы ко­торых заимствованы с Запада.

Рукомой серебряный царевича Петра
Рукомой серебряный царевича Петра

Наряду с пышными, узорчатыми изделиями, перегруженными камня­ми и эмалью, появляются почти со­вершенно гладкие предметы, харак­теризующие новое течение в при­кладном искусстве второй половины XVII в.

Блюдо
Блюдо 'кутейное'

Среди них два гладких рукомоя-кувшина, сделанные в 1676 г. для малолетних царевичей Ивана и Пет­ра мастерами Серебряной палаты Ф. Прокофьевым, В. Ивановым, И. Андреевым и Л. Афанасьевым.

Черневая тарелка
Черневая тарелка

Особенной красотой отличается большое круглое «кутейное» блюдо с крупными сапфирами по борту, из­готовленное в 1696 г. на гроб царя Ивана Алексеевича.

Резные изображения в конце XVII в. выполняются в чисто гравюр­ной манере. Композиции, библейские сюжеты, заимствованные из книж­ных иллюстраций, гравюр и лубков, в сочетании с орнаментом трав и раз­личных завитков покрывают весь предмет декоративным узором. При­мером являются три серебряных ста­кана, сделанных в 1673 г. мастером-серебряником Григорием Новгород­цем для патриарха Питирима. Эти стаканы покрыты сплошными рез­ными изображениями, каждая деталь которых - занимательный рассказ на сказочный или библейский сюжет.

Лучшим мастером-гравером по се­ребру в то время был Василий Ан­дреев. Его резьба, тонкая и изящная, выполненная в гравюрной манере, бо­лее пространственна и реалистична по сравнению с плоской линейной резьбой, характерной для начала XVII в.

В своих работах мастер передает объемные фигуры, перспективу и динамику действия. Различные много­фигурные композиции он заключает в пышные, легкие обрамления из цветов или завитков в стиле запад­ного барокко.

Примером являются высокий се­ребряный стакан работы В. Андреева и небольшой стаканчик на ножках в виде шариков, а также потир и крест, украшенные многофигурными рез­ными композициями.

В украшениях чернью в последней трети XVII в. произошли также боль­шие изменения. Тонкие графичные узоры начала XVII столетия смени­лись живописными. Изделия покры­ваются сплошным узором мельчай­ших черневых травок и цветочков, на фоне которых изображаются крупные резные позолоченные цветы, плоды и травы, восточные мотивы «опахал» и «гранатового яблока», птицы и жи­вотные.

Тарелка Б. М. Хитрово, выполнен­ная в 60-70-х годах XVII в., украше­на волнистыми полосами с резными узорами, покрытыми мелким орнаментом из трав и цветов. В центре та­релки помещен герб Хитрово.

Тарелка В. В. Голицына украшена резными золочеными изображения­ми кругов и опахал на фоне мель­чайших черневых цветочков.

Тарелка серебряная с чернью боярина Б. М. Хитрово
Тарелка серебряная с чернью боярина Б. М. Хитрово

На темном фоне большого серебря­ного стакана реалистически переда­ны цветы на длинных стеблях, скло­нившиеся под тяжестью сидящих на них птиц. Под цветами, как в лесу под деревьями,- бегущие животные.

В 1685 г. мастера Михаил Михай­лов и Андрей Павлов сделали для ца­ревны Софьи Алексеевны изящный серебряный ставец с островерхой крышкой, украшенный позолоченны­ми травами и цветами на черневом фоне.

В 1681 г. мастера Матвей Агеев и Даниил Кузьмин «с товарищи» вы­полнили два оклада на евангелия. Оклад одного из них покрыт узором крупных золоченых цветов на черне­вом фоне; оклад другого украшен крупными черневыми цветами на по­золоченном фоне.

Витрина № 16

В витрине экспонированы наград­ные ковши, выполненные мастерами Серебряной палаты Кремля. В Рос­сии с давних пор существовал обычай награждать знатных и богатых лю­дей за участие в боях, за посольскую службу, перенесенный плен или ра­нения в бою. В XVII в. основным почетным предметом пожалования за различные заслуги становится ковш.

Со второй половины XVII в. ковши получают новое назначение: их пере­стают употреблять как посуду и изго­товляют специально для пожалова­ния. Размер ковша при этом зависел от общественного положения награж­даемого, его заслуг, занимаемой им должности.

Выделяется своим большим разме­ром ковш 1698 г., пожалованный куп­цу Ф. Хлебникову за «прибор» - при­быль казне при сборе таможенных и кабацких пошлин.

Купцу Ф. Мартынову был подарен ковш за посольскую службу в Кры­му. Ковш работы мастера Петра Ива­нова был пожалован в 1689 г. Пет­ром I подьячему Макару Полянско­му за «его службу и за строение на р. Самаре нового Богородицкого го­родка».

Ковшами награждались также за верную службу атаманы и старшины казачьих войск, приезжавшие с отря­дами казаков в Москву и Петербург. Так, например, в 1683 г. ковшами бы­ли пожалованы атаман Фрол Минаев и его сын Василий.

Витрина № 17

В последней четверти XVII в. все большее распространение получает декоративная роспись по эмали. На­иболее полного развития это искус­ство получило в творчестве эмалье­ров г. Сольвычегодска. Еще в XVI в. крупнейшие промышленники Строга­новы организовали здесь различные художественные мастерские, в кото­рых, кроме иконописцев и вышиваль­щиц, работало много других замечательных мастеров - серебряников, сканщиков, эмальеров.

Ковш, пожалованный Ф. Хлебникову
Ковш, пожалованный Ф. Хлебникову

Сольвычегодск особенно прославил­ся своими знаменитыми расписными эмалями, отличающимися большим своеобразием и получившими назва­ние эмалей «усельского дела».

Расписной эмалью украшались ча­ши, чарки, коробочки для румян, лар­цы, стаканы, вилки, ножи и предметы религиозного культа.

Характерной особенностью усольской эмали является белоснежный гладкий фон, покрывающий поверх­ность серебряного предмета. На нем особым приемом тонкой штриховки, напоминающей гравюру на дереве, специальными красками наносился многоцветный рисунок. Излюбленным мотивом орнамента были крупные сочные цветы тюльпана на длинных стеблях с зелеными листьями, ро­машки, подсолнухи. Все изображе­ния выполнены в очень веселых сол­нечных тонах: нежно-желтых, розо­ватых, красноватых, ярко-синих и зеленоватых с прожилками черной эмали. В одних случаях эмаль по­крывала всю поверхность предмета, в других - только внутреннюю сторо­ну, а с внешней заполняла фон клейм с изображениями, обрамлен­ными сканым жгутиком. Прекрасно владея техникой скани, сольвычегодские мастера обрамляли сканью клейма, цветы, кружки и другие эле­менты узора.

Сюжеты изображений в усольских эмалях были очень разнообразны: на дне чаш, в медальонах, на коробоч­ках и ларцах, кроме цветов, изобра­жались юноши и девушки, птицы, животные, сказочные существа - «птица сирин», «крылатый гриф», ру­салка, а также библейские сюжеты и различные аллегории: «времена го­да», «знаки Зодиака», «пять чувств».

Витрина № 18

XVII век был временем расцвета ряда городов Поволжья - богатых торговых центров с крупными поса­дами. В таких городах, как Яро­славль, Кострома и Нижний Новго­род, процветали художественные ремесла, среди которых серебряное дело занимало важное место.

Одним из самых значительных и интересных местных художествен­ных центров был Ярославль. Изделия ярославских серебряников отличают­ся не только высоким качеством исполнения, но и особым, индивиду­альным стилем. Ярославские серебря­ные изделия отличаются своеобраз­ной формой, крепкой и устойчивой, богатой орнаментацией, что свиде­тельствует о влиянии народного твор­чества. Чеканный орнамент в виде фантастических полуцветов, полупло­дов с длинными листьями исключи­тельно пышен и наряден и имеет большое сходство с деревянной резь­бой. Он покрывает предмет сплош­ным узором, как, например, на сереб­ряных потирах 1697 г. Звездообраз­ный, необычный по форме дискос 1697 г. сплошь покрыт резным орна­ментом, среди которого размещены чеканные головки херувимов.

Потир серебряный
Потир серебряный

Из предметов нижегородской рабо­ты интересен большой серебряный потир 1685 г. Чаша его украшена пышным, густым чеканным орнамен­том фантастических цветов.

Для костромских серебряных изде­лий характерны высокое мастерство исполнения, но в то же время неко­торая сухость и измельченность узора.

Серебряное кадило 1665 г., сделанное серебряником Никифором Гожевым, замечательно по форме и орна­ментации. Для украшения его при­менены чеканка, резьба и литье. Ажурные литые высокие шатры двух серебряных кадил напоминают искус­нейшую резьбу по дереву.

Витрина № 19

В витрине экспонируется стеклян­ная и фарфоровая посуда конца XVII, XVIII и XIX вв.

Возникновение стеклоделия отно­сится ко временам глубокой древно­сти. В Киевской Руси уже в IX - X вв. было известно стекольное про­изводство, но особенно значительные размеры оно приняло в XI -XIII вв. В это время широко развивается про­изводство оконных стекол, украше­ний, посуды, смальт для стенных мозаик и мозаичных полов. Татаро-монгольское нашествие приостано­вило стекольное, эмалевое и керами­ческое дело и временно прервало их дальнейшее развитие на Руси.

В 1635 г. был основан первый сте­кольный завод под Москвой. В тече­ние XVII-XVIII вв. под Москвой, а затем и в ряде других мест строится еще целый ряд заводов, как казен­ных, так и частных. На этих заводах кроме оконного стекла и обыкновен­ной посуды изготовлялась посуда с позолотой и цветными репьями (Репьи - орнамент в виде стилизо­ванных цветов репейника.). Она употреблялась в придворном быту, частично шла и на продажу.

Изделия из фарфора
Изделия из фарфора

Некоторые предметы, экспонируе­мые в витрине, судя по их форме и орнаментации украшения, возможно, были изготовлены на русских заводах в конце XVII-XVIII в. Среди них: низкий овальный стеклянный кув­шин с крышкой и высоким широким горлом, сплошь покрытый красивым резным орнаментом; большой кубок, вмещающий 4 лит­ра, изготовленный в 1720 г. в память о событиях конца Северной войны. На нем аллегорически изображена победа русских войск над шведами при острове Гренгам; целый ряд кубков меньших разме­ров с шифрами Петра I, Елизаветы

Изделия из стекла
Изделия из стекла

К числу наиболее интересных пред­метов в этой витрине относится рюмка, которая поступила в Оружей­ную палату в 1852 г. из Император­ской публичной библиотеки. В описи говорится, что это «рюмка первого русского изделия».

Очень хороша группа первых изде­лий русского фарфорового завода, основанного в 1744 г. в Петербурге. Технологию производства русского фарфора разработал ученый Д. И. Ви­ноградов, современник и друг М. В. Ло­моносова. Первые изделия «виноградовского» периода отличаются ху­дожественной простотой и изяществом форм, большой прозрачностью и стекловидным блеском глазури. Они имеют белый цвет с чуть желтоватым или голубоватым оттенком.

Три фарфоровые вазы в виде урн, с ручками, на бронзовых подставках, расписаны голубой краской. Две вазы подобной же формы, но меньших размеров, расписаны красной краской с золотом.

Три масленки с крышками оваль­ной формы и небольшой высокий чайник украшены накладными травами и цветами. Особенно хороши цветы, свободно и умело расположен­ные на поверхности предметов.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"