Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зал I

В Оружейном зале представлены редкие коллекции древнего оружия и брони работы русских и иностранных мастеров XIII-XVIII вв.

Многие предметы, выставленные здесь, выполнены прославленными русскими оружейниками - Никитой Давыдовым, Димитрием Коновало­вым, Григорием Вяткиным, Андроном Дементьевым, Иваном Лялиным, Иваном Пушкиным, Иваном Пермяковым, Константином Аввакумовым, Петром Лебедевым и др. Эти мастера, вышедшие из народа, следовали тра­дициям народного искусства, укра­шали свои произведения русскими узорами и орнаментами.

В XVII в. мастера-оружейники раз­делялись по специальностям. Кузнецы-ствольники вырабатывали стволы ружей, многие из которых были отде­ланы богатой чеканкой, покрыты зо­лотом и серебром. Замочные мастера делали для ружей и пистолетов лег­кие, прочные и удобные замки, укра­шали их причудливыми узорами, выпиливали курки в виде различных чудовищ. Станочные мастера выраба­тывали ложа для ружей, богато укра­шая приклад и цевье великолепной инкрустацией из перламутра, цветно­го дерева и слоновой кости. Мастера холодного оружия изготовляли копья, рогатины, топоры, мечи и сабли. До-спешные мастера ковали броню, щи­ты, зерцала, шлемы и другие виды оборонительного вооружения. Поверх­ность доспехов украшалась чеканкой, травлением, резьбой, серебрением, золочением и надписями.

Некоторые мастера владели одно­временно несколькими специально­стями. Например, Никита Давыдов, уроженец древнего города Мурома, упоминается иногда как бронник и оружейник.

Оружие и броня, собранные в за­мечательной коллекции Оружейной палаты, дают возможность лучше изучить военную историю русского народа и вооружение русских воинов вплоть до организации регулярной армии в XVIII в. Войско Русского го­сударства являлось носителем пере­дового военного опыта того времени. По своему классовому составу и орга­низации оно не было единым, а состояло в основном из двух частей - княжеских и боярских дружин и на­родного ополчения.

Вооружение русских воинов соот­ветствовало определенному уровню развития техники и военного искус­ства. В то время исход боя решала только рукопашная схватка. Поэтому и было распространено главным об­разом ударное, рубящее и колющее оружие - мечи, сабли, топоры, копья, рогатины и т. п. Из защитного воору­жения применялись металлические доспехи, шлемы, кольчуги, панцири и в большом количестве щиты.

С развитием ремесленного произ­водства вооружение русских воинов совершенствуется и становится более разнообразным. Воину разрешалось надевать тот доспех, который он счи­тал лучшим и более удобным для себя.

Как уже указывалось, наряду с ве­ликокняжеским войском в Москов­ском княжестве существовало народ­ное ополчение, которое состояло в ос­новном из горожан, ремесленников, купцов. В это ополчение входили так­же жители близлежащих сел и дере­вень.

В связи с ростом Русского государ­ства увеличивалась и численность войска, улучшалась его техническая оснащенность. Согласно летописи, огнестрельное оружие, в частности пушки, было применено при обороне Москвы в 1382 г., а к концу следую­щего века артиллерия становится уже неотъемлемой составной частью русского войска.

Объединение русских земель в единое государство и укрепление централизованной власти способство­вали дальнейшему развитию воору­женных сил, так как объединение феодальных княжеств и борьба с внешней опасностью могли быть успешно осуществлены лишь при нали­чии достаточно мощного и хорошо оснащенного войска.

Русское военное искусство развива­лось своим собственным путем, ис­пользуя многовековой военный опыт русского войска и опыт армий других стран мира.

Крестьянство, городское ополчение играло в истории образования рус­ского войска большую роль, чем на Западе. В отличие от западной пе­хоты русская пехота состояла в ос­новном из крестьян и горожан и могла вести самостоятельные воен­ные действия. Благодаря этому были выиграны такие сражения, как знаменитое Ледовое побоище 1242 г., Ку­ликовская битва 1380 г. и др. Эти за­мечательные победы явились резуль­татом совместных усилий конных и пеших воинов, которые сражались тем самым несложным оружием и имели на себе те незамысловатые до­спехи, которые можно увидеть в вит­ринах этого зала.

Витрина № 1

В экспозиции витрины представле­ны многочисленные образцы древ­него оборонительного вооружения. О том, как было вооружено русское войско в XVI и XVII вв., красноречи­во говорят архивные документы того времени. Все предметы вооружения и брони были индивидуальны и раз­нообразны по виду. Трудно было найти два, а еще реже три совершен­но одинаковых шлема, ружья, сабли, копья и т. д. Оружие и оборонитель­ное вооружение не имели стандарта. Разнохарактерность и многообразие этого вооружения русских воинов хо­рошо видны на примере экспонатов витрины.

Замечательна коллекция шлемов, охватывающая период в несколько столетий. Самый ранний предмет - шлем Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского (Точная дата изготовления шлема Яро­слава Всеволодовича пока не установлена. Предполагают, что он выполнен значитель­но ранее 1216 г.). Шлем был найден в 1808 г. на берегу реки Ко-локши, где в 1216 г. происходила междоусобная битва за владимирский великокняжеский престол. Поверх­ность шлема украшена чеканным, частично золоченым серебром. На шлеме имеется надпись, которая го­ворит о принадлежности его Яросла­ву Всеволодовичу.

Шлем Ярослава Всеволодовича
Шлем Ярослава Всеволодовича

Не менее интересен другой шлем, по всей вероятности византийской ра­боты. Это так называемый шлем с деисусом, т. е. с изображением свя­тых - Богоматери, Христа и Иоанна Крестителя. Шлем имеет конусооб­разную форму, поверхность его отпо­лирована и покрыта замечательной ажурной сеткой - орнаментом из тончайшей серебряной проволоки. Техника работы и некоторые другие признаки позволяют его отнести к XIII в. Можно предполагать, что он поступил в царскую казну в связи с приездом в Москву греческой прин­цессы Софьи Палеолог, жены Ива­на III.

Шлем с деисусом
Шлем с деисусом

Для шлемов XIV и XV вв. харак­терна вытянутая стрельчатая форма. Обычно они заканчиваются тонким высоким шпилем, к которому иногда в древнее время прикреплялся еловец, или ярко-красный флажок. Од­ним из шлемов такого типа является шлем малолетнего царевича Ивана Ивановича - старшего сына Ивана Грозного, который был смертельно ранен отцом 16 ноября 1581 г. На шле­ме имеется надпись, в которой гово­рится о том, что он был изготовлен по указу Ивана Грозного в 1557 г., когда царевичу было четыре года.

Шлем булатный царя Михаила Федоровича
Шлем булатный царя Михаила Федоровича

В музее города Стокгольма хра­нится шлем, украшенный золотой насечкой. Этот шлем был изготовлен в 1533 г. для малолетнего царевича Ивана, впоследствии царя Ивана IV.

Иногда шлемы выполнялись по за­казу специально для подарка. Таков, например, шлем западной работы XVI в. Он выкован из двух листов железа, склепанных вместе, украшен тонкой художественной чеканкой, изображающей подвиги Геркулеса. По работе этот шлем приписывают замечательному итальянскому масте­ру из Милана конца XVI в. Лучио Пиччинино. Шлем был подарен царю Федору Ивановичу польским королем Сигизмундом III и привезен в Москву послом короля Павлом Сапегой в 1590 г.

До появления на Руси огнестрель­ного оружия русский шлем носили на голове со специальным кольчужным ожерельем, или бармицей (Вармица, вармы - оплечье, или воротник.), которая хорошо защищала от холодного ору­жия и стрел. Три совершенно уни­кальных кольчужных ожерелья пред­ставлены в витрине.

Оборонительное вооружение-коль­чуги, панцири, бахтерцы, юшманы, зерцала также были крайне разнооб­разны и отличались формой, весом, украшениями и способами изготовле­ния. Среди предметов, найденных при раскопках курганов X-XI вв., часто встречаются остатки кольчатых до­спехов.

Наиболее древним видом оборони­тельного вооружения является коль­чуга, т. е. рубашка, сплетенная из не­скольких тысяч мелких железных колец. Вес кольчуг доходил до 17 кг. Некоторые кольчуги имеют интерес­ную историю. Например, кольчуга, принадлежавшая воеводе времени Ивана Грозного - Петру Ивановичу Шуйскому, который был убит под Оршей в 1564 г., после его смерти посту­пила в имущество царя, а позднее была пожалована Ермаку. Как пред­полагает историк С. В. Бахрушин, после смерти Ермака она была вновь возвращена в Москву и поступила в имущество царской казны. Вторая кольчуга Ермака, тоже с клеймом ее прежнего владельца П. И. Шуйского, находилась в Сибири и впоследствии бесследно затерялась. В настоящее время от нее сохранилась только од­на медная мишень с надписью, кото­рая находится в Тобольском краевед­ческом музее.

Кольчуга П. И. Шуйского
Кольчуга П. И. Шуйского

Эта медная мишень была найдена во время раскопок городища Искера, бывшей столицы хана Кучума.

Разновидностью кольчуги является байдана - доспех в виде рубашки, сплетенной из плоских, крупных же­лезных колец. Поверхность колец украшалась орнаментом, а иногда и надписями.

На кольцах байданы, принадлежав­шей царю Борису Годунову, имеется славянская надпись: «С нами бог, никто же на ны». Этот доспех - един­ственный образец байданы в обшир­ном собрании Оружейной палаты.

Байдана царя Годунова
Байдана царя Годунова

Другим видом кольчатого доспеха является панцирь. Он отличается от кольчуги тем, что значительно легче ее и сплетен из более мелких колец. Вес панциря - от 6 до 10 кг.

Кольчуги и байданы собирались из клепаных и цельных железных ко­лец, а панцири - только из клепаных мелких колец, количество которых доходило иногда до 50 тысяч.

В XVII в. относительно большое распространение имели доспехи, со­бранные из металлических пластин и колец. К ним относятся бахтерцы, юшманы и зерцала.

Бахтерец состоит из узких пласти­нок, наложенных одна на другую и соединенных между собой клепаны­ми кольцами. Он очень эластичен и не стесняет движений воина. Для его изготовления требуется значительно меньше времени, чем для кольчуги или панциря. Наиболее интересным доспехом такого вида является бахтерец царя Михаила Романова, изготов­ленный мастером Оружейной палаты в 1620 г. В старых описях царской казны он значится так: «Бахтерец Кононова дела». Возможно, что име­ется в виду мастер Конон Михай­лов.

Бахтерец работы Конона Михайловича
Бахтерец работы Конона Михайловича

Юшман состоит также из колец и пластин, только значительно боль­ших размеров - в 40 или 50 раз боль­ше, чем у бахтерца. Поверхность пластин обычно украшалась надпися­ми и орнаментом, выполненными при помощи чеканки, травления, золоче­ния или серебрения.

Когда появилось огнестрельное оружие, пуля стала свободно проби­вать металлический доспех. Поэтому кольчуги и панцири, а затем и дру­гие виды доспеха постепенно начи­нают выходить из употребления или приобретают характер парадной фор­мы. Доспехи богато украшаются зо­лотом, серебром, а иногда и драго­ценными камнями.

Зерцала работы Никиты Давыдова
Зерцала работы Никиты Давыдова

Образцом парадного доспеха яв­ляются зерцала царей Михаила и Алексея Романовых работы мастеров Оружейной палаты Димитрия Коно­валова, Никиты Давыдова, Василия Титова и Григория Вяткина. Они со­стоят из крупных пластин, украшен­ных чеканкой и золочением.

Производство металлических доспе­хов стоило очень дорого. Поэтому большая часть войска вооружалась более простым, примитивным доспехом, который состоял из матерчатой куртки и шапки, стеганной на вате или пакле. Такой доспех назывался тягиляем, или куяком. Образцами его являются шапки куячные, которые можно увидеть в витрине на манеке­нах в правой стороне воинской группы.

В древнее время на Руси было ши­роко распространено различное хо­лодное оружие: ударное - топоры, мечи, сабли, копья, рогатины и мета­тельное - джириды (небольшие ме­тательные копья) и стрелы.

Одним из древнейших предметов этого оружия является наконечник копья-рогатины тверского князя Бо­риса Александровича (1425 - 1461 гг.). Рогатина украшена серебром и грави­ровкой. На трубке ее изображены различные сюжеты, которые до сих пор не поддаются расшифровке. С та­кими рогатинами русские князья охотились на медведя. Эта рогатина появилась в Москве, по всей вероят­ности, в связи с женитьбой москов­ского великого князя Ивана III на дочери тверского князя Бориса Але­ксандровича - Марии Тверской.

Холодное оружие расположено в витрине отдельными группами. В од­ной группе собраны клевцы, или че­каны, которые являются одним из древнейших видов холодного оружия. Клевец имеет острый изогнутый клинок, насаженный перпендикулярно к рукоятке. Предназначался он для то­го, чтобы пробивать сплошную «скор­лупу» металлических рыцарских до­спехов, которые были распространены на Западе. Один из выставленных в витрине чеканов принадлежал кня­зю Ф. А. Телятевскому (XVI в.), дру­гой - князю В. И. Туренину-Оболенскому (XVI в.).

Древнейшей разновидностью руч­ного ударного холодного оружия яв­ляются боевые топоры.

Боевой топор отличается от клевца широким, плоским лезвием, приспо­собленным для того, чтобы разрубать металлические доспехи.

В XVII в. топор теряет свое боевое назначение и становится парадным оружием, особенно широко распро­страненным на Востоке, в Турции и Иране.

В экспозиции витрины представле­ны парадные топоры, сделанные ис­кусными русскими мастерами в XVII в. Поверхность их покрыта зо­лотой насечкой, выполненной масте­рами Оружейной палаты.

Пернач, или шестопер, также отно­сится к холодному оружию. Он со­стоит из рукояти, на конце которой укреплены шесть или более постав­ленных на ребро перьев, или пласти­нок. Если таких пластинок шесть, то предмет называется шестопером, если больше - то перначом. Это оружие предназначалось первоначально для навесного ошеломляющего удара, а впоследствии стало парадным. В XVII в. стали изготовлять перначи с перьями из горного хрусталя или яшмы, с золотыми, украшенными драгоценными камнями рукоятками. Булава является боевым ударным оружием. Она отличается от пернача тем, что на прямую рукоять насаже­но сплошное «яблоко» в виде шара. Как парадное оружие булава состоя­ла на вооружении очень долго, почти в течение всего XVIII в.

Клевец, топор, пернач и булава в XVII в. и отчасти в XVIII в. были главным образом отличительными знаками командиров войсковых сое­динений, сотенных и тысяцких вое­вод.

В экспозиции представлены булавы боярина князя Б. М. Лыкова, турец­кой работы, и боярина И. Д. Мило-славского, работы московских масте­ров XVII в. На «яблоке» последней булавы выгравированы изображения четырех стихий - воды, огня, возду­ха и земли. Поверхности «яблока» и рукоятки большинства булав укра­шены драгоценными камнями.

В XVII в. были распространены различные виды ножей - подсаадачные, засапожные, запоясные, поле­вые, охотничьи и ряд других.

Одним из наиболее ранних предме­тов в коллекции является нож подсаадачный князя А. И. Старицкого (1490-1537 гг.).

Андрей Иванович Старицкий-младший, сын Ивана III, принимал уча­стие в борьбе за московский престол, был соперником своего племянника, малолетнего царя Ивана IV, «не при­знавал его за царя». За это он был «изловлен» и казнен в 1537 г.

На обухе ножа имеется надпись и год: «1513». Такой нож обычно носили под саадаком, отсюда и его название. Клинок ножа, длинный, тонкий, трех­гранный, приспособленный для про­калывания колец кольчуги или пан­циря.

На стене витрины расположены нагрудные знаки пушкарей - аламы. Они представляют собой круг с че­канным изображением головы льва с пушкой в зубах.

Витрина № 2

В этой витрине экспонируются об­разцы огнестрельного оружия работы русских мастеров XVI - XVII вв. По ним можно проследить процесс раз­вития ручного огнестрельного ору­жия, начиная от примитивного зам­ка до ружей с ударно-кремневым замком.

Родоначальниками нашей артилле­рии были древние метательные ма­шины - баллисты, стрикусы и т. п., которые часто упоминаются в письменных источниках. Древних мета­тельных машин не сохранилось. Имеется лишь их описание и изобра­жение на миниатюрах. Но до наших дней дошли некоторые образцы сна­ряда этих машин.

В экспозиции (витрина № 1) пред­ставлены железные метательные стрелы - «болты самострельные». Они относятся к XII в., выкованы из же­леза, на одном конце имеют острие, а на другом - плоские ребра в виде перьев.

Первое летописное известие об упо­треблении огнестрельного оружия на Руси относится к 1382 г.

Образцом древней артиллерии яв­ляется железная кованая пищаль XV в.

Ручное огнестрельное оружие по­является несколько позже артиллерийских орудий. Наиболее ранними ружьями являются фитильные. У пер­вых таких ружей фитиль с искрой подносили к запальному отверстию рукой и воспламеняли заряд. Впо­следствии была применена простая система фитильного замка, которая в XV в. получила широкое распростра­нение, особенно на Востоке. Фитиль­ный замок, благодаря простоте сво­его устройства, держался на огнест­рельном оружии в течение несколь­ких столетий.

Замок работы мастера Андронова
Замок работы мастера Андронова

Мастера Оружейной палаты почти не изготовляли парадных фитиль­ных ружей для царской охоты. Од­нако такие ружья часто привозились в Москву как подарки с Востока и Запада.

В XVI в. на Западе, в городе Нюрн­берге появляется колесцовый крем­невый замок. В нем применены неко­торые элементы часового механизма: пружина, барабан, соединенный со стальным колесом огнива, и цепь. Пружина замка, связанная цепью с колесом, заводится так же, как и у часов, специальным заводным клю­чом. Подобное колесо в пружинных часах и сейчас называется фузейным, от слова фузея - ружье. В отличие от часов огнивное колесо заводится толь­ко на один оборот. На заведенное ко­лесо накладывается кремень, или пи­рит, зажатый в курке. Огнивное колесо при спуске сильно вращается под действием пружины, стальной ребристой поверхностью трется о кремень и высекает искры. Искры зажигают порох, который насыпается на полке. Огонь проникает через за­травочное отверстие в канал ствола и производит выстрел.

Колесцовый замок имел большие преимущества перед всеми другими замками, но сложная система его устройства, трудность разборки и сборки, частые осечки являлись его существенными недостатками. Ко­лесцовый замок был очень сложен в производстве и дорог, поэтому на Руси в течение трех с половиной сто­летий он применялся главным обра­зом на привозном охотничьем ору­жии.

Колесцовым замком снабжены ар­кебузы западной работы XVI- XVII вв. Почти одновременно с колесцовым в XVI в. на Востоке рас­пространяется кремневый ударный замок. В этом замке кремень, зажатый в губы курка, под действием стальной пружины с силой ударял по стальному огниву. Извлеченные при резком ударе искры зажигали порох, насыпанный на огнивной пол­ке. Такой замок был проще в изготовлении и более надежен в употреб­лении.

Наиболее ранними русскими ружья­ми с кремневыми ударными замками нужно считать ружья из монастыр­ского арсенала Троице-Сергиевой лавры. Они применялись во время ге­роической обороны лавры в начале XVII в.

В XVII в. русские оружейники вы­рабатывали первоклассные охотничьи ружья специально для потребностей русского двора. Каналы стволов у этих ружей не гладкие, как обычно, а нарезные; причем нарезы идут спи­рально по каналу ствола, как у совре­менной винтовки. Поверхность ство­лов украшена чеканкой и золоче­нием.

Приклады богато отделаны инкру­стацией из перламутра и слоновой кости. Среди этих ружей выделяются ружья и винтовки работы мастеров Оружейной палаты - Никифора Кобелева, Василия Карцева, Ивана Димитриева, Осипа Альферьева и мно­гих других.

В витрине представлена пищаль боярина и оружейничьего Богдана Матвеевича Хитрово работы русского мастера Филиппа Тимофеева. На стволе имеются следы золотой насеч­ки и надпись о принадлежности этой пищали. Тут же хранятся две пища­ли, принадлежавшие Петру I. Эти пищали представляют собой шедевр русского оружейного производства того времени. Они выполнены про­славленным русским мастером Фи­липпом Тимофеевым, работавшим в Оружейной палате в последней чет­верти XVII в. Одна из пищалей бы­ла изготовлена в 1688 г., когда Пет­ру I было 16 лет, вторая - в 1692 г.

Образцом охотничьего оружия XVII в. работы мастеров Оружейной палаты является тяжелый штуцер-гигант, названный в старых описях «тюфяк». Он напоминает крепостное ружье, из которого из-за его большо­го веса (16 кг) стреляли только с упо­ра. Ружье имеет кованый железный ствол, поверхность которого разделе­на на восемь равных граней, укра­шенных гравировкой. На казенной части ствола вычеканена надпись. Изготовил эту пищаль один из ору­жейников семьи Вяткиных, что под­тверждается и надписью на пищали. Возможно, это Григорий Вяткин. Это мощное нарезное оружие предназна­чалось для охоты на крупного зверя.

Витрина № 3

В витрине показано парадное воин­ское вооружение первой половины XVII в.

Богатой отделкой отличается зерцальный доспех работы мастера Ди­митрия Коновалова, 1616 г. Поверх­ность его пластин украшена чеканкой и позолотой.

Саадачный прибор Большого наряда
Саадачный прибор Большого наряда

Характерным образцом парадного царского вооружения является усы­панный драгоценными камнями зо­лотой саадачный прибор Большого наряда, т. е. налуч для лука и колчан для стрел, работы мастеров Оружей­ной палаты Ивана Попова, Авраама Юрьева и других. Он был изготов­лен для царя в 1628 г.

В центре витрины находится сабля булатной стали (это особый вид ору­жейной стали, отличающейся боль­шой прочностью, упругостью, остро­той).

На полосе хорошо виден волнистый рисунок булата. Клинок прорезан ажурным кружевным орнаментом, расцвеченным золотом и серебром. На обушке клинка золотом насечена надпись, в которой говорится, что эта сабля была изготовлена мастером Оружейной палаты Илией Просвитом в 1618 г.

Прекрасной отделкой обращает на себя внимание парадный шлем царя Михаила Романова - «шапка Ерихон­ская». Стальная поверхность шлема гладко отполирована и покрыта тон­чайшей золотой насечкой.

Кроме того, шлем украшен драго­ценными камнями - алмазами, руби­нами и изумрудами. Золотые короны на шлеме и другие украшения выпол­нены мастером Оружейной палаты Никитой Давыдовым в 1621 г.

В верхней части витрины нахо­дится огнестрельное оружие - пища­ли работы мастеров Оружейной палаты XVII в. Стволы пищалей чекан­ные и золоченые, почти у всех нарез­ные, а приклады украшены инкру­стацией из перламутра и слоновой кости.

Приклад пищали
Приклад пищали

Приклад пищали
Приклад пищали

На левой стороне стенда располо­жены сабли русской и иностранной работы. Особый интерес представля­ет сабля работы арабского мастера, о чем свидетельствует надпись на клинке: «Изделие... Касима из Ка­ира». Сабля принадлежала князю Ф. М. Мстиславскому, который упо­минается в документах с 1529 по 1550 г. Эта сабля является характерным образцом сабель XVI в. Она имеет массивный клинок с елманью, т. е. расширенной полосой на конце, большой рукоятью и ножнами из черной кожи, украшенными сереб­ром. Вес клинка с рукоятью без но­жен 1,4 кг. Сабля почти в два раза тяжелее обычной.

Знамя Ермака Тимофеевича
Знамя Ермака Тимофеевича

Отдельно выставлены парадные царские сабли Большого наряда, упо­треблявшиеся во время парадных царских выездов. Они богато украше­ны золотом, серебром и различными драгоценными камнями.

Сабля Ф. И. Мстиславского
Сабля Ф. И. Мстиславского

Б ольшой скромностью отличаются сабли крупнейших русских полковод­цев начала XVII в.- Кузьмы Минина и Димитрия Пожарского, которые на­ходятся сейчас в центре витрины № 1.

Сабля работы Илии Просвита
Сабля работы Илии Просвита

Сабля Кузьмы Захаровича Минина исключительно проста по оформле­нию. Клинок выполнен египетским мастером Ахмедом из Каира.

Сабля князя Д. М. Пожарского
Сабля князя Д. М. Пожарского

Сабля князя Димитрия Михайлови­ча Пожарского - персидской работы. На клинке надписи: «Султана Али», «Изделие Нури», «Сына Арисера».

На правой стороне витрины распо­ложено парадное холодное оружие оригинальной формы, так называе­мые кончары. Это оружие в виде шпаги, приспособленное только для колющего удара. Клинок у него длин­ный, прямой, трех- или четырехгран­ный, с глубокими лунками, идущими во всю длину. Кончар почти в полто­ра раза длиннее обычной шпаги. Ножны и рукояти кончаров богато украшены драгоценными камнями и бирюзой.

Здесь же представлена коллекция пороховниц - коробочек для хране­ния и ношения пороха. Пороховницы обычно делались из рога животных, а иногда из перламутровой раковины. В XVII в. изготовлялись специальные бумажные патроны, где находились порох и пули. Патроны хранили в патронташах и лядунках, которые носили на ремнях или перевязях.

Витрина № 4

В витрине можно увидеть доспехи и оружие второй половины XVII в.

В центре - зерцальный доспех ра­боты русских мастеров Григория Вяткина и Василия Титова. Он был изго­товлен в Оружейной палате при боярине и оружейничем Богдане Ма­твеевиче Хитрово в 1670 г. Григорий Вяткин работал над досками нагруд­ника, а Василий Титов - над досками спины. В архиве Оружейной палаты сохранились интересные сведения о производстве этого доспеха: «...а дано ему Григорью твоего государева жа­лованья за то дело 10 аршин камки доброй, а мне за то дело ничего не дано...» На челобитной Василия Ти­това имеется пометка приказного дьяка: «...дать мастеру за работу сук­на лундышу...»

Доспех такого типа был последним, так как в конце XVII в. совершенно вышел из употребления и больше мо­сковскими мастерами не изготов­лялся.

Большой интерес представляет саадачный прибор. Он изготовлен в Константинополе из золота и драго­ценных камней специально для по­дарка русскому царю Алексею Ми­хайловичу, о чем свидетельствует надпись. Саадак был привезен в Мо­скву греческими купцами Иваном Юрьевым и Димитрием Астафьевым в 1656 г.

Ниже расположена сабля восточной работы. Рукоять и ножны сабли зо­лотые, по лицевой стороне они усы­паны сплошь драгоценными камня­ми - алмазами, рубинами и изумру­дами. Другая сторона ножен украшена тонким черневым рисунком высокохудожественной работы. Сабля была подарена «гостинной сотни куп­цом» Иваном Булгаковым царю Але­ксею Михайловичу 10 декабря 1656 г. На клинке сабли арабская надпись: «Проводи время во блаженстве». По тому времени сабля оценивалась очень высоко - в десятки тысяч зо­лотых рублей.

Справа и слева стенда расположена богатая коллекция золотых булав и перначей. Из них особенно интересен пернач, подаренный царю Алексею Михайловичу персидским шахом Аббасом II в 1658 г. Он отлит из чистого золота, перья сплошные, а рукоять ажурная, прорезная. Вес пернача - 1,2 кг.

В XVII в. на Востоке были широко распространены плетеные тростнико­вые щиты, которые обычно богато украшались орнаментом, сплетенным из цветного шелка. Поверхность щи­тов, кроме того, была усыпана драго­ценными камнями. Несколько таких щитов привезено в Москву в пода­рок от греческих купцов: Ивана Мат­веева- в 1650 г., Димитрия Астафье­ва - в 1654 г. и Юрия Иванова - в 1660 г.

В витрине выставлено также огне­стрельное оружие - пищали работы мастеров Оружейной палаты.

Витрина № 5

В этой витрине в основном пред­ставлены предметы, ранее находив­шиеся в Петровской Рюст-Камере, этом своеобразном музее, созданном Петром I из оригинальных отечест­венных и заграничных образцов. Кроме того, тут же находятся предметы, изготовленные на наших отече­ственных заводах - олонецких, сестрорецких, тульских.

Все экспонаты говорят о реоргани­зации русской армии, о введении но­вых образцов в огнестрельном и хо­лодном оружии. Таковы, например, солдатские ружья времени Северной войны. Некоторые из них относятся к 1708 г., т. е. периоду, предшество­вавшему знаменитому Полтавскому сражению, показавшему всему миру стойкость и непобедимость русской армии и превосходство русского ору­жия.

Зерцальный доспех работы Григория Вяткина и Василия Титова
Зерцальный доспех работы Григория Вяткина и Василия Титова

В центре экспозиции находится ба­рельеф Петра I, выполненный из олова крупнейшим скульптором того времени Карлом Бартоломео Растрел­ли. На нагруднике доспеха скульптор изобразил Полтавский бой.

Под барельефом - кортик Петра I, индийской работы. Рукоять его сдела­на из рога в виде чудовищного дра­кона, ножны выточены из черного де­рева, покрыты тонкой художествен­ной резьбой и украшены золотыми вставками. На лицевой стороне ножен прикреплен футляр, в котором нахо­дятся измерительные инструменты: циркуль, игла с обозначением нюрн­бергского и венского дюйма, мас­штабная линейка с дюймами и со шкалой, показывающей относитель­ный вес железных, свинцовых и ка­менных ядер.

Щит Ф. И. Мстиславского
Щит Ф. И. Мстиславского

Наверху расположено огнестрель­ное оружие начала XVIII в. Тут имеются широкоствольные мушкето­ны, стрелявшие картечью; ручные мортиры, стрелявшие разрывными снарядами - гранатами, и солдатские пехотные ружья работы олонецких и тульских заводов.

В витрине представлены также предметы шведской работы - бараба­ны, литавры, медные фанфары, тру­бы, колесцовые кремневые пистолеты и др. Это остатки трофеев, которые были захвачены русскими войсками после разгрома войск Карла XII под Полтавой.

Из отдельных предметов интересны серебряная булава с гербом шведско­го короля Густава Адольфа Вазы, шпага и охотничий прибор с вензе­лем Карла XII, библия, изданная в Стокгольме в 1703 г., с вензелем и портретом Карла XII.

Экспозиция витрины рассказывает о периоде Великой Северной войны, характеризует вооружение русской армии и армии ее противника.

Витрина № 6

Здесь можно увидеть оборонитель­ное вооружение работы западных ма­стеров XV-XVII вв.- турнирные до­спехи.

Наибольший интерес представляет немецкий готический турнирный доспех XV в. (крайний слева). Он состоит из шлема, лат, поножей и нарукавников, отличается красотой формы, великолепной работой и точ­ностью подгонки всех частей. Подоб­ные турнирные доспехи изготовля­лись обычно точно в соответствии с ростом и комплекцией их владельца. Вес доспехов - 30-35 кг.

Так называемый Максимилиановский турнирный доспех относится к началу XVI в. и отличается своеоб­разной декоративной обработкой. Все части его очень подвижны и хорошо подогнаны по фигуре, поэтому доспех не стеснял движений. Металлические части собраны на шарнирах и рем­нях. Доспех изготовлен по рисункам германского императора Максимили­ана, любителя турнирных боев.

Третий декоративный немецкий доспех XVI в. украшен чеканными орнаментами. Для него характерна сильно расширенная стопа сапога, называемая медвежьей лапой. Такая форма сапога не давала всаднику воз­можности потерять стремя в момент схватки с противником. Доспехи та­кого вида имели большое распростра­нение на Западе.

Рыцарский доспех
Рыцарский доспех

В центре группы находится пре­восходный декоративный доспех на коня и на всадника работы выдающе­гося художника-металлиста эпохи Возрождения Кунца Лохнера (1510- 1567). Он работал в Нюрнберге по за­казам польского короля Сигизмунда II, германского императора Максимили­ана II и испанского королевского двора. Чеканные работы Лохнера представляют собой большую ред­кость. Они сохранились лишь в неко­торых музеях Европы: в Стокгольме, Дрездене, Мадриде, Париже, Берлине и др.

Поверхность пластин гладко отпо­лирована и украшена превосходной гравировкой. По широкой кайме отдельных частей расположен орна­мент, состоящий из «трофеев», т. е. из предметов оружия и брони, зна­мен, барабанов и т. д. В круглых медальонах помещены изображения различных морских чудовищ. Поверхность всего доспеха была сплошь позолочена. Сейчас позолота сохрани­лась только в некоторых местах доспеха.

В 1584 г. польский посол Лев Сапе-га подарил этот доспех царю Федору Ивановичу в знак признательности короля Стефана Батория.

В правой стороне группы располо­жен оригинальный французский тур­нирный доспех, приспособленный для пешего турнирного поединка. Широ­кий пояс, состоящий из нескольких пластинок, расходящихся книзу ко­локолом, служил хорошей защитой для ног и не мешал движениям вои­на. Широкие пластины пояса укра­шены чеканкой и гравировкой.

Несколько правее помещен поль­ский доспех. Он состоит из множе­ства чеканенных гранями и отполи­рованных чешуек, нашитых на кожу. На груди - медная эмблема ордена Белого орла и герб польского дворян­ского рода Родогош.

Какого-либо практического значе­ния эти доспехи на Руси не имели, они употреблялись иногда во время различных парадных торжественных выездов и встреч иноземных послов. Некоторые из декоративных доспехов хранились в имуществе знатных бояр как заморские диковинки. Таковы де­коративные доспехи, которые при­надлежали боярину Н. И. Романову и князю И. А. Воротынскому.

В XVII в. в мастерской Оружейной палаты работало много иностранных мастеров, в том числе и немецких. Один из них, П. Шасат, изготовил в 1634 г. интересный детский доспех для царевича Алексея Михайловича. Два других детских полудоспеха вы­полнены немецкими мастерами во второй половине XVII в. Эти доспехи были игрушечными, так же как рас­положенные тут же маленькие мед­ные пушки, пистолет, шпага, алебар­да и др.

Внизу витрины находится коллек­ция пистолетов. Немецкие двустволь­ные колесцовые пистолеты имеют оригинальную конструкцию и форму (XVI в.). Рукоятки их украшены тон­кой инкрустацией из слоновой кости. Стволы гравированы и покрыты по­золотой.

Пистолеты английские XVI в. с ко­лесцовыми замками имеют прямые рукояти и длинные стволы. Они отли­чались дальнобойностью. Такой пи­столет по длине ствола можно при­нять за карабин.

Пистолеты голландские XVII в. имеют потайной самовзводный колес­цовый замок. Чтобы привести в дей­ствие этот пистолет, достаточно было отвести курок в заднее положение, а затем поставить его на место. На­добность в специальном ключе от­падала. Эти пистолеты имели боль­шое преимущество перед обычны­ми, которые заводились при помощи ключа.

В экспозиции представлены дву­ручные мечи огромных размеров. Длина полосы у отдельных экземпля­ров достигает 1250 мм, а с рукоятью - свыше полутора метров. Вес мечей - от 2 до 3 кг. Эти мечи были вооруже­нием ландскнехтов - наемных не­мецких войск, комплектовавшихся из крестьян, ремесленников и разорив­шегося дворянства.

Витрина № 7

В витрине представлено холодное и огнестрельное оружие русской и ино­странной работы XVII - XVIII вв.

В левой части витрины имеется коллекция ружей, иллюстрирующая развитие техники огнестрельного ору­жия начиная с ранних фитильных ружей XVI в. Здесь можно увидеть различные системы фитильного зам­ка. Первая, более ранняя система - прямого действия, когда курок дви­жется в сторону ствола. Вторая, более поздняя - обратного действия, когда курок движется в сторону приклада.

Образцом фитильного оружия яв­ляются самопалы. Один из них при­надлежал известному боярину и оружейничему времени Ивана Грозного Б. Я. Вельскому, который упоминает­ся в документах с 1577 по 1610 г.

Другой самопал был подарен бояри­ном Б. И. Морозовым царю Михаилу Романову в 1623 г.

Ранние самопалы, как и почти все оружие этого периода, не имеют бога­тых украшений, отличаются просто­той. Мастера уделяли главное внима­ние прочности ствола и устройству фитильного замка.

Немецкие и голландские мушкеты с фитильными замками XVII в., на­оборот, очень богато украшены ин­крустацией из перламутра и слоновой кости. Такие мушкеты привозились в подарок русским царям из-за гра­ницы.

Здесь же можно ознакомиться с си­стемами колесцовых замков. В от­крытом замке XVI в. все части нахо­дятся на наружной поверхности за­мочной доски. В полупотайном замке XVII в. некоторые части уходят за замочную доску, например боевая пружина и часть колеса. В потайном замке XVIII в. все части замка скры­ты внутри дерева ложа за замочной доской. В коллекции имеются крем­невый ударный замок на восточных ружьях; шведские и голландские замки на оружии западных образцов XVII в.; французский батарейный за­мок на европейских и русских ружь­ях XVIII в.

Специальную группу представляют собой духовые ружья различных си­стем, стреляющие при помощи сжа­того воздуха. У одних ружей воздух накачивался в баллон, имеющий фор­му большой груши или шара, который привинчивался к ружью и легко заменялся новым. У других воздуш­ный баллон находился в прикладе ружья, и воздух по мере надобности накачивался при помощи особого на­соса.

В витрине находятся также: группа ружей, заряжающихся с ка­зенной части путем смены патронов, что значительно ускоряло процесс за­ряжания; ружья револьверной системы с барабаном на шесть, семь и девять за­рядов; ружья скорострельные и повтори­тельные, самозаряжающиеся при од­ном повороте специального рычага или спусковой скобы; порох и пули у ружей подобной системы находились в специальных резервуарах, в толще деревянного приклада; ружья капсульной системы конца XVIII в.; пороховой заряд у них вос­пламенялся при помощи специально­го пистона.

Охотничьи ружья XVIII в. Вверху - ружье работы московского мастера Полина, внизу - ружье работы петербургского мастера Г. Пермякова
Охотничьи ружья XVIII в. Вверху - ружье работы московского мастера Полина, внизу - ружье работы петербургского мастера Г. Пермякова

Большинство из представленных экспонатов сделано руками русских мастеров. Они свидетельствуют о большой изобретательности и талан­те оружейников Москвы, Петербурга, Сестрорецка, Олонецка, Тулы.

Увеличение скорострельности ру­жей было вызвано тем, что процесс заряжания кремневого ружья был очень длителен и сложен. Чтобы за­рядить ружье, стрелок должен был подняться во весь рост, отмерить осо­бой меркой порох и всыпать его в ка­нал ствола, утрамбовать шомполом, затем взять свинцовую пулю, обернуть ее «пластырем», т. е. бумагой или паклей, и забить в ствол до от­каза ударом шомпола.

Чтобы выстрелить из обычного кремневого ружья, даже хорошо обу­ченному стрелку XVIII в. требовалась одна минута. В XVII в. ружье заря­жалось обычно еще дольше - 2 - 3 минуты.

Мысль оружейников все время ра­ботала над тем, чтобы ускорить и упростить процесс заряжания. Было изобретено много различных систем. В XVII в. мастера Оружейной палаты вырабатывали кремневые казнозарядные ружья, скорострельность ко­торых достигалась за счет смены патронов.

В XVIII в. и в начале XIX в. ружья еще оставались кремневыми, не­смотря на ряд усовершенствований, которые были сделаны в замке, и всевозможные скорострельные си­стемы.

Кроме огнестрельного оружия на заводах Тулы, Сестрорецка, Олонецка, Урала и, главным образом, в Зла­тоусте успешно производилось и хо­лодное оружие. Великолепным образ­цом парадного оружия являются ножи, кортики, палаши, шпаги, рас­положенные в центре витрины. Они отличаются превосходным металлом. Ножны и золотые рукоятки их ук­рашены драгоценными камнями - бриллиантами, рубинами, изумруда­ми, сапфирами и др. Большинство украшений выполнено в учрежденной Петром I Петербургской алмазной мастерской, где работали мастера бывшей Оружейной палаты.

Пистолеты работы тульских мастеров
Пистолеты работы тульских мастеров

Рукояти некоторых шпаг украшены граненой сталью. Это произведения тульских и сестрорецких оружейни­ков, которые гранили и полировали крупинки стали так, что стальные «бриллианты» было трудно отличить от настоящих.

XVIII век, как и предыдущее сто­летие, был периодом, когда увлече­ние охотой охватывало почти все дворянские привилегированные слои общества, в частности придворные круги. Охота обычно обставлялась со сказочной пышностью и стоила бас­нословных средств.

Гофмаршалом герцога Голынтинского, а позднее Петра III, был немец­кий граф фон Брюммер - большой любитель охоты. Он имел огромную коллекцию охотничьего огнестрель­ного оружия работы первоклассных европейских мастеров. Часть этой коллекции хранится в собрании ору­жия Государственной Оружейной па­латы. Наиболее интересные экземп­ляры из нее представлены в витрине.

Сабля работы Ивана Бушуева
Сабля работы Ивана Бушуева

Кроме того, здесь же встречаются ружья, сделанные такими замеча­тельными мастерами, как Иван Пуш­кин, Иван Лялин, Гавриил Пермяков, Яков Крапивенцев, Петр Лебедев, Константин Аввакумов и другие. Ружья их работы были отличного ка­чества, стволы обычно делались из лучшего металла, покрывались худо­жественной отделкой, чеканкой, зо­лочением и гравировкой.

Витрина № 7а

В этой небольшой витрине собраны образцы холодного оружия русской и иностранной работы XVIII - XIX вв.

В центре витрины, вверху нахо­дится сабля, выполненная крупней­шим русским уральским мастером холодного оружия Иваном Бушуевым на Златоустовской оружейной фабри­ке в 1829 г. На клинке сабли можно увидеть почти все образцы техники украшений: травление металла, гра­вировку, золочение, серебрение, воро­нение и др. На полосе с обеих сторон сабли изображены отдельные эпизо­ды из русско-турецкой войны: осада турецкой крепости Варны, вход рус­ских войск в город и др. Ножны и рукоять украшены золотом и слоно­вой костью.

Ниже представлена группа сабель редкой художественной работы. Ру­кояти и ножны из золота украшены яркой разноцветной эмалью и драго­ценными камнями.

Поражают богатством и художест­венной отделкой бухарские сабли, усыпанные бриллиантами. Не менее интересно холодное оружие, шашки и кинжалы кавказской работы XIX в.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"

http://profmetall50.ru/ - доборные элементы для кровли Москва.