НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭНЦИКЛОПЕДИЯ   КАРТА САЙТА   ССЫЛКИ  






предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зал II

В зале экспонируются золотые и серебряные изделия XII- XVII вв. Большая часть их была выполнена в мастерских Московского Кремля и относится к XVI-XVII вв. - периоду расцвета древнерусского декоративно-прикладного искусства.

Это было время укрепления могущества Русского государства, его бурного экономического, политического и культурного роста, дальнейшего усиления его международного значения. Вместе с тем Москва была и центром русского искусства, средоточием лучших творческих сил страны.

Оформление пышных царских приемов и церковных служб в соборах Кремля вызывало потребность в беспрерывном изготовлении предметов роскоши. В мастерских Кремля, где работали лучшие мастера, созванные сюда со всех концов Русского государства, изготовлялись самые разнообразные предметы дворцового и церковного обихода: драгоценная посуда, оклады на иконы и евангелия, оправы оружия, седел и др. Эти памятники самобытного национального искусства имеют огромную художественную и историческую ценность. Они дают возможность ознакомиться с развитием всех видов художественной обработки и украшения изделий из драгоценных металлов, проследить развитие форм и орнамента в древнерусском золотом и серебряном деле.

Древнерусские чаши, братины, ладьевидные ковши и прочие предметы глубоко отличаются от изделий других стран. Их округлые, спокойные формы и характер орнамента близки к деревянной и керамической народной утвари, формы которой со свойственной русским мастерам творческой смелостью и талантливостью были перенесены ими в различные золотые и серебряные изделия.

Многие из предметов связаны с определенными историческими событиями или деятелями, что придает им большую историческую значимость.

Отдельные памятники, представленные в зале, свидетельствуют о высоких достижениях в развитии золотого и серебряного дела различных художественных центров древней Руси - Киева, Новгорода, городов русского Севера и Поволжья.

Великолепные произведения декоративно-прикладного искусства ярко отражают неисчерпаемые творческие силы народа, его высокую одаренность, богатство воображения и мастерство. Работая в тяжелых условиях феодально-крепостнического строя, русские мастера вносили в придворное искусство веками сложившиеся черты народного творчества. В совершенстве владея разнообразными техническими приемами, они создавали своеобразные, сказочно прекрасные произведения искусства.

Витрина № 9

В витрине показаны предметы XII-XV вв. Изделия этого периода отличаются изысканной простотой, благородством форм и скромностью украшений и вместе с тем являются образцами тонкого мастерства. К сожалению, их сохранилось сравнительно мало. Это объясняется тем, что многие культурные сокровища древней Руси безвозвратно погибли в период междоусобных княжеских войн, тяжелого татаро-монгольского ига, в годы польской и шведской интервенции, а также во время многочисленных опустошительных пожаров.

Представленные в витрине изделия имеют очень большую ценность, так как дают возможность судить о высоком уровне древнерусской художественной культуры, которая впоследствии легла в основу развития раннемосковского искусства.

Ценнейшим памятником прикладного искусства Суздальской Руси является серебряный потир (Потир - церковная чаша для причастия.) XII в., который был вложен в Спасо-Преображенский собор в городе Переславле-Залесском князем Юрием Долгоруким.

Потир отличается простотой и одновременно мягкостью формы. Гладкая чаша его украшена изящными резными изображениями святых, которые помещены в двойных линейных кругах, и надписью по венцу.

Мастера-серебряники того времени прекрасно знали и широко применяли такие виды художественной обработки металла, как чеканка и басма, т. е. ручного тиснения из тонкого листа золота или серебра.

Замечательным образцом подобной техники является большой оклад с иконы "Владимирской богоматери", выполненный в XII-XIII вв.

Мастера Киевской Руси в своих произведениях творчески претворили древнюю художественную культуру Византии. С древнейших времен они в совершенстве владели такими сложными, трудоемкими приемами декоративно-прикладного искусства, как техника перегородчатой эмали (Эмаль - стекловидная масса, которая от добавления окиси металлов приобретает различные цвета. Эмалью покрывают поверхность металлических предметов.) и скани (Скань, или филигрань - узор, выполненный из тонких скрученных золотых или серебряных проволочек.).

Великолепными образцами подобной техники являются вещи из так называемого Рязанского клада XII-XIII вв., найденного в 1822 г. на месте Старой Рязани. В состав Рязанского клада входят два больших круглых колта (Колты - подвески, прикреплявшиеся к головным уборам.), бармы (Бармы - ожерелья, которые надевались поверх богатых княжеских одежд.), состоящие из дутых ажурных бусин и круглых медальонов, женский браслет, перстни, серьги, образки. Колты и бармы украшены перегородчатой эмалью ярких сочных тонов и сканью. Скань здесь очень сложного вида и рисунка: она положена в два яруса, благодаря чему узор ее кажется легким, воздушным.

Серебряная чаша Черниговского князя Владимира Давыдовича относится к XII в. Большой размер чаши и надпись по венцу ее свидетельствуют о том, что из нее пили "вкруговую".

Древний русский город Новгород в XI- XII вв. был крупнейшим торговым и ремесленным центром. Избежав ужасов татаромонгольского нашествия, он сохранил свою самобытную культуру и различные технические приемы ювелирного мастерства. Серебряные изделия древнего Новгорода отличаются особым стилем, лаконичным и выразительным. Яшмовый потир в серебряной оправе со сканью и драгоценными камнями - интересный памятник новгородского сканого мастерства XIV в.

В XIV в. Новгород стал родиной металлического ковша. Здесь впервые древняя форма деревянного ковша, широко распространенного в народном быту, была воспроизведена в золоте и серебре. Новгородские ковши были гладкие и ложчатые (Ложки (от слова "лог" - углубление) - продолговатой или овальной формы чеканный орнамент на сосудах.).

Маленький гладкий ковшик с рукоятью, выполненной в виде листка ивы, принадлежал новгородскому архиепископу Евфимию (1429-1458).

Ковш новгородского архиепископа Ионы (1458-1471) по своей форме и характеру орнаментации очень близок к деревянным ложчатым ковшам, форма которых взята из народного искусства.

Позднее, в XVI-XVII вв., форма новгородского металлического ковша была доведена до совершенства московскими мастерами.

После тяжелого татаро-монгольского ига, которое надолго приостановило процесс развития древнерусского искусства, в Москве раньше, чем в других русских городах, начинают возрождаться различные приемы художественной обработки металла.

Ценнейшим памятником русского искусства первой трети XV в. является евангелие в золотом окладе. Лицевая доска евангелия покрыта густым сканым орнаментом, среди которого размещены драгоценные камни и высокорельефные изображения святых, выполненные с исключительным мастерством.

Рукописный текст евангелия, писанный на пергаменте, украшен цветными миниатюрами, заставками и многочисленными инициалами, выполненными художниками круга великого русского живописца Андрея Рублева.

В XV в. особенно высокого расцвета достигает техника скани. Изделия московских мастеров этого периода, покрытые густой кружевной сетью сканого узора, поражают исключительной тонкостью исполнения. Оклад рукописного евангелия 1499 г. является одним из лучших образцов русского декоративного искусства конца XV в.

Ряд серебряных изделий воспроизводит по форме архитектурные детали древних храмовых зданий.

Большой сион (Сион - предмет церковной утвари, выполненный в виде храма. Сион выносили из алтаря собора во время торжественных богослужений.), вложенный князем Иваном III в Успенский собор Кремля в 1486 г., имеет вид одноглавого храма.

Серебряное кадило 1469 г. напоминает древнерусский архитектурный памятник, имеющий шатровое перекрытие с двускатными гранями.

Исключительно тонкой работой отличается группа серебряных двустворчатых панагий (Панагия - нагрудная икона, которую носило высшее духовенство.) XV в. с литым ажурным орнаментом и многофигурными композициями.

Концом XV - началом XVI в. датируется небольшая круглая чаша, по форме своей напоминающая византийские чаши. Возможно, она была сделана одним из мастеров иностранцев, которые в те годы находились на службе у московского великого князя. На дне чаши, в круглом клейме имеется надпись: "Князь Семион Иванович" (Семен Иванович Калужский (1487-1518) - четвертый сын Ивана III.).

Значительный интерес представляют изделия византийской работы X-XV вв., свидетельствующие об оживленных культурных связях древней Руси с Византией. Здесь представлены небольшие иконки, образки, мощевики. Одни из них выполнены в технике перегородчатой эмали, другие являются образцами искусной резьбы по камню или чеканки по серебру. Среди них вырезанная на камне икона с изображением Димитрия Солунского на коне.

Великолепным памятником византийского сканого мастерства начала XV в. является золотой оклад на икону "Владимирской богоматери". На раме оклада среди орнамента размещены чеканные изображения "праздников". В нижней части оклада - монограмма митрополита Фотия, по заказу которого, вероятно, была выполнена эта вещь.

Потир серебряный князя Юрия Долгорукого. XIII в.
Потир серебряный князя Юрия Долгорукого. XIII в.

Бармы из Рязанского клада. XII-XIII в.
Бармы из Рязанского клада. XII-XIII в.

Сион 'Большой' серебряный. Москва. 1486 г.
Сион 'Большой' серебряный. Москва. 1486 г.

Панагия серебряная. XV в.
Панагия серебряная. XV в.

Икона 'Дмитрий Солунский', резная на стеатите. Византия. XI в.
Икона 'Дмитрий Солунский', резная на стеатите. Византия. XI в.

Евангелие в золотом окладе с эмалью и драгоценными камнями. 1571 г.
Евангелие в золотом окладе с эмалью и драгоценными камнями. 1571 г.

Витрина № 10

В витрине экспонируются предметы, выполненные мастерами XVI в.

В XVI в. Москва становится общерусским политическим и культурным центром. Мастера золотых и серебряных дел, работавшие в Московском Кремле, достигли к этому времени высокого мастерства, совершенства техники и большого разнообразия в приемах обработки и украшения изделий из драгоценных металлов.

Золотые и серебряные изделия начала XVI в., сохраняя простоту формы, отличаются четкостью и изяществом орнамента, в котором отсутствует перегрузка украшениями. Однако к концу столетия нарастает стремление к пышности, нарядности.

Типичными образцами мастерства первой половины XVI в. является небольшая золотая чара великого князя Василия III, украшенная черневой надписью по венцу, и большой глубокий ложчатый ковш князя И. И. Кубанского (1535 г.), отличающийся простотой формы и орнамента. Этот ковш очень близок к новгородским ковшам XV в.

К середине XVI в. вырабатывается более изящный и тонкостенный тип московского ковша. К числу подобных ковшей относится гладкий, низкий, с широким плоским дном ковш Ивана IV.

Очень изящен небольшой ковш царя Бориса Годунова. Он выкован из одного куска золота и имеет очень тонкую, плавно изогнутую рукоять.

Во второй половине XVI в. высокого уровня развития и исключительной художественной выразительности достигла техника черни (Чернь - сернистый сплав серебра, меди и свинца черного цвета, которым заливают глубоко вырезанные узоры на металле.). Прекрасным образцом ее служит блюдо 1561 г.

По-видимому, оно было сделано ко дню свадьбы Ивана Грозного и Марии Темрюковны. Дно блюда чеканено плоскими ложками. Край украшен тонким черневым орнаментом и надписью.

Не менее искусно выполнено золотое кадило Ирины Годуновой, которое было вложено в Архангельский собор Кремля в 1598 г. Оно сделано в виде одноглавой церкви с ярко выраженными чертами московской архитектуры XVI в. На нижней части кадила тонкими черневыми линиями нанесены изображения фигур апостолов.

Золотой потир, вложенный боярином Д. И. Годуновым в костромской Ипатьевский монастырь в 1599 г., и золотой пря моугольный ковчежец (Ковчежец - церковный предмет в виде коробочки.), сделанный по заказу царя Федора Ивановича для царицы Ирины Годуновой, также украшены тонким черневым орнаментом.

Интересна группа чеканных изделий. Золотой оклад на икону Николая Чудотворца покрыт чеканным травным орнаментом, венец и подвески к нему украшены камнями. Оклад был вложен Александрой Сабуровой (женой царевича Ивана Ивановича) в женский Покровский монастырь.

Большой шаг вперед в XVI в. делает техника эмали. Эмали того времени отличаются нежностью колорита и встречаются в сочетании с орнаментом из золотой и серебряной проволоки, скрученной в виде тончайших нитей.

В витрине представлена группа предметов, украшенных эмалью. Мерная (В XVI-XVII вв. мерной называлась узкая, длинная, написанная на доске икона, размер которой соответствовал росту новорожденного царевича. На иконе изображался святой, в честь которого называли царевича.) икона царевича Ивана Ивановича, старшего сына Ивана IV (1554 г.), имеет золотой оклад с изящным сканым орнаментом, заполненным белой, голубой, зеленой и синей эмалью. Золотой оклад к иконе "Одигитрия" (около 1560 г.) покрыт легкой сетью растительных сканых узоров с цветками и листьями, залитыми светлой эмалью различных тончайших оттенков. На полях и венцах оклада расположены нежно-голубые сапфиры и густо-красные альмандины. Драгоценные камни, используемые в это время для украшения изделий, были обычно неграненые.

Одним из самых замечательных памятников русского декоративного искусства XVI в. является евангелие, которое Иван Грозный вложил в Благовещенский собор в 1571 г. Роскошный золотой оклад его украшает эмаль нежных, светлых тонов на сканом орнаменте. Черневые надписи на золотых лентах, опоясывающих крупные камни и чеканные изображения, искусно использованы как орнамент.

Блюдо золотое царицы Марии Темрюковны. Москва. 1561 г.
Блюдо золотое царицы Марии Темрюковны. Москва. 1561 г.

Потир серебряный. Ярославль. 1697 г.
Потир серебряный. Ярославль. 1697 г.

Витрина № 11

Некоторые изделия начала XVII столетия по форме и орнаментации воспроизводят ряд лучших изделий XVI в. Но в украшении их все больше чувствуются новые тенденции в искусстве - стремление к узорочью и нарядности. Так, например, золотое кадило, выполненное мастерами Даниилом Осиповым и Третьяком Пестриковым в 1616 г., в основном воспроизводит форму кадила 1598 г. Но вместо тонких черневых узоров оно украшено пышным чеканным орнаментом, среди которого размещены драгоценные камни, почти в том же порядке, как и на кадиле XVI в. Сходен с потирами XVI в. и золотой потир 1637 г. Он отличается от них более массивной формой и несколько иными пропорциями.

Золотой оклад евангелия 1631 г. сделан одним из лучших мастеров золотого и серебряного дела XVII в. - Гаврилой Овдокимовым. Оклад украшен изящным сканым орнаментом, залитым яркой цветной эмалью, которая красиво сочетается с умело подобранными драгоценными камнями. Он почти воспроизводит оклад 1571 г., но драгоценные камни и эмали здесь более ярких тонов. Эмалью залиты и чеканные изображения архитектурных деталей, тогда как в евангелии XVI в, они украшены чернью.

Украшением хором были иконы в драгоценных окладах, Их делали для подарков ко дню рождения, именин, к праздникам и различным событиям в придворной жизни.

Оклад иконы "Вседержитель" - образец прекрасной чеканной работы. Маленькая золотая цата на нем украшена по тонкому сканому орнаменту цветной эмалью, близкой по колориту к эмали XVI в.

Интересна группа мерных икон, оклады которых покрыты чеканным или сканым орнаментом, самоцветами и жемчугом.

Кадило золотое царицы Ирины Годуновой. Москва. 1598 г.
Кадило золотое царицы Ирины Годуновой. Москва. 1598 г.

Витрина № 12

Древнерусская золотая и серебряная посуда отличается большим национальным своеобразием. Формы ее, простые и спокойные, со строгими, округлыми линиями и изящными пропорциями всегда соответствуют практическому назначению предмета. До конца XVII в. они остаются почти неизменными. Орнамент и украшения сосуда гармонируют с формой и подчеркивают его красоту.

Среди древнерусской питьевой посуды особое место занимают серебряные и золотые ладьевидные ковши. Это самобытная, национальная форма русской посуды, не встречающаяся ни в одной из стран Запада и Востока. Во время пиров из ковшей пили мед - широко распространенный напиток в древней Руси. Из серебряных позолоченных или золотых ковшей пили красный мед, из серебряных - белый.

Замечательна группа массивных, исключительно нарядных золотых ковшей, изготовленных для царя Михаила Федоровича мастерами Золотой палаты Третьяком Пестриковым с сыном и Иваном Поповым с Афанасием Степановым. Каждый из ковшей выкован из цельного куска золота, украшен самоцветами, жемчугом и тонким черневым травным орнаментом, выполненным в старых традициях.

Необходимой принадлежностью пиршественного стола были братины (Братина - сосуд, обычно металлический, в виде горшочка. Братины большого размера употреблялись на пирах как круговые чаши.) - шарообразные золотые или серебряные сосуды для питья. В древней Руси они использовались главным образом как заздравные чаши, из которых пили мед, пиво, квас. Многочисленны и разнообразны представленные в витине братины - от маленьких, как бы игрушечных, величиной с луковицу, до массивных, широких и глубоких; от скромных и гладких - до роскошных. На некоторых из них сохранились островерхие крышки, придающие братинам сходство с древнерусскими шлемами или главками московских церквей. Украшения братин очень разнообразны. Некоторые из них покрыты чеканным орнаментом в виде вьющихся трав, как, например, изящная, с крышкой братина царевны Ирины Михайловны и прекрасно выполненная братина дьяка Михаила Данилова.

Великолепной чеканной работой и очень сложной формой отличается братина дьяка Петра Третьякова.

Братина дьяка Ивана Грамотина украшена чеканным орнаментом в виде остроконечных ложек; братина работы мастера Федора Евстигнеева - орнаментом в виде чешуек.

На братине Григория Измайлова чеканен орнамент в виде различных треугольников - гладких, граненых и заполненных трехлепестковыми цветами.

Многие братины украшены тончайшей резьбой, узоры которой были чрезвычайно разнообразны. Изображения "царств" в виде страшных зверей встречаются на нескольких братинах.

Некоторые братины украшены цветной эмалью, чернью и драгоценными камнями. Особенным изяществом отличается крошечная золотая братинка царицы Евдокии Лукьяновны.

Братины употреблялись также как поминальные чаши. Их наполняли водой с медом и ставили на гроб умерших. Например, братина, сплошь покрытая чеканным узором из треугольников, была сделана по заказу царя Михаила Федоровича на гроб его дочери царевны Евдокии, умершей в 1637 г.

Широкое распространение не только в царском быту, но и среди населения Москвы имели серебряные корчики - небольшие ковшики на поддонах, а также чарки, из которых пили мед и крепкие напитки. Чарки делали из золота и серебра, из горного хрусталя, сердолика, агата, перламутра, рога, кости и других материалов.

Представленные в витрине высокие гладкие стаканы просты по форме и красивы по пропорциям.

Большая, очень красивая серебряная ендова - единственная в собрании Оружейной палаты - представляет собой шарообразной формы сосуд с носиком, из которого наливали напитки. Она принадлежала окольничему В. И. Стрешневу.

Из кубков московской работы XVII в. сохранилось два. Это золотой кубок царя Михаила Федоровича с восьмигранной чашей, украшенной цветной эмалью, крупными изумрудами и сапфирами, и подобной же формы гладкий серебряный золоченый кубок царя Федора Алексеевича.

На серебряных блюдах и тарелках подавали различные кушанья.

Уксусницы, перечницы и судки предназначались для различных пряностей.

Братина серебряная царевны Ирины Михайловны. Москва. Первая половина XVII в.
Братина серебряная царевны Ирины Михайловны. Москва. Первая половина XVII в.

Ковш серебряный князя И. Кубенского. Москва. 1535 г.
Ковш серебряный князя И. Кубенского. Москва. 1535 г.

Ковш золотой царя Бориса Годунова. Москва. Конец XVI в.
Ковш золотой царя Бориса Годунова. Москва. Конец XVI в.

Ендова серебряная окольничего В.И. Стрешнева. Москва. 1644 г.
Ендова серебряная окольничего В.И. Стрешнева. Москва. 1644 г.

Братина серебряная. Молдавия. XVI в.
Братина серебряная. Молдавия. XVI в.

Витрина № 13

В витрине показаны предметы середины и второй половины XVII в. Они отличаются необыкновенной яркостью красок, жизнерадостностью, пестротой.

Русские мастера этого времени в совершенстве владели всеми техническими приемами художественной обработки и украшения изделий из драгоценных металлов. Наибольшего расцвета достигла техника эмали, которая отвечала вкусам эпохи, стремлению к узорчатости, орнаментальности и красочности.

Излюбленным украшением в эти годы становится ярко-зеленая эмаль в сочетании с изумрудами и рубинами. Широко применяются богатые оклады, почти совсем закрывающие живопись, оттесняющие ее на второй план. Примером может служить икона "Вседержитель на престоле" в золотом окладе с многоцветной эмалью, крупными сапфирами и рубинами (1648 г.)

Золотая чаша, поднесенная в 1653 г. патриархом Никоном царю Алексею Михайловичу, покрыта прозрачной изумрудно-зеленой эмалью, на фоне которой разбросаны пестрые цветы. В 1686 г. эта чаша была пожалована князю В. В. Голицыну за заключение мира с Польшей, а после того как он попал в опалу, снова вернулась в царскую казну.

Золотой оклад на икону "Владимирской богоматери" выполнен мастером золотых дел Петром Ивановым. Оклад украшен жемчугом и драгоценными камнями, среди которых выделяются два изумруда, каждый весом около 100 карат.

Прекрасным образцом русского декоративного искусства второй половины XVII в. служит роскошный золотой потир 1664 г., вложенный боярыней А. И. Морозовой в Чудов монастырь. Потир украшен яркой цветной эмалью и драгоценными камнями.

Мастера кремлевских мастерских в XVII в. делились по узким специальностям, и сложная вещь обычно выполнялась не одним мастером, а целой группой специалистов. Например, золотые оклады двух евангелий 1678 г. изготовлены группой русских и приезжих мастеров, в том числе Михаилом Васильевым, Димитрием Терентьевым и эмальером Фробосом.

Чеканные изображения на окладах покрыты великолепной прозрачной эмалью, цвет которой хорошо гармонирует с блеском рубинов и изумрудов.

Рукопись одного из евангелий украшена 1200 миниатюрами, написанными семью русскими художниками, которые придали религиозным сюжетам характер занимательных бытовых сцен и сказочных эпизодов.

Во второй половине XVII в. орнамент на золотых и серебряных изделиях постепенно становится более реалистическим. Золотой напрестольный крест думного дьяка Аверкия Кириллова (1658 г.) украшен многоцветной эмалью. Особенно хороши на нем реалистично переданные цветы, выполненные эмалью нежных тонов.

Чаша золотая с эмалью и драгоценными камнями. Москва. 1653 г.
Чаша золотая с эмалью и драгоценными камнями. Москва. 1653 г.

Витрина № 14

В витрине экспонируются предметы конца XVII - начала XVIII в.

Серебряная посуда этого времени в основном сохраняет традиционные формы и названия древнерусской утвари. Это стопы, ставцы, блюда и т. д. Вместе с тем отдельные виды посуды несколько изменяют свои формы. Например, стаканы, чарки и ковши делаются на ножках. Кроме того, появляются кубки и кружки, формы которых заимствованы с Запада.

Наряду с пышными, узорчатыми изделиями, перегруженными камнями и эмалью, появляются почти совершенно гладкие предметы, характеризующие новое течение в прикладном искусстве второй половины XVII в.

Среди них два гладких рукомоя-кувшина, сделанные в 1676 г. для малолетних царевичей Ивана и Петра мастерами Серебряной палаты Ф. Прокофьевым, В. Ивановым, И. Андреевым и Л. Афанасьевым.

Особенной красотой отличается большое круглое "кутейное" блюдо с крупными сапфирами по борту, изготовленное в 1696 г. на гроб царя Ивана Алексеевича.

Ковши со второй половины XVII в. получают новое назначение: их перестают употреблять как посуду и изготовляют специально для пожалования. Размер ковша при этом зависел от общественного положения награждаемого, его заслуг, занимаемой им должности.

Выделяется своим большим размером ковш 1698 г., пожалованный купцу Ф. Хлебникову за "прибор" - прибыль казне при сборе таможенных и кабацких пошлин.

Купцу Ф. Мартынову был подарен ковш за посольскую службу в Крыму. Ковш работы мастера Петра Иванова был пожалован в 1689 г. Петром I подьячему Макару Полянскому за "его службу и за строение на р. Самаре нового Богородицкого городка".

Ковшами награждались также за верную службу атаманы и старшины казачьих войск, приезжавшие с отрядами казаков в Москву и Петербург. Так, например, в 1683 г. ковшами были пожалованы атаман Фрол Минаев и его сын Василий.

Резные изображения в конце XVII в. выполняются в чисто гравюрной манере. Композиции, библейские сюжеты, заимствованные из книжных иллюстраций, гравюр и лубков, в сочетании с орнаментом трав и различных завитков покрывают весь предмет декоративным узором. Примером являются три серебряных стакана, сделанных в 1673 г. мастером - серебряником Григорием Новгородцем для патриарха Питирима. Они покрыты сплошными резными изображениями, каждая деталь которых - занимательный рассказ на сказочный или библейский сюжет.

Лучшим мастером-гравером по серебру в то время был Василий Андреев. Его резьба, тонкая и изящная, выполненная в гравюрной манере, более пространственна и реалистична по сравнению с плоской линейной резьбой, характерной для начала XVII в.

В своих работах мастер передает объемные фигуры, перспективу и динамику действия. Различные многофигурные композиции он заключает в пышные, легкие обрамления из цветов или завитков в стиле западного барокко. Примером являются высокий серебряный стакан работы В. Андреева и небольшой стаканчик на ножках в виде шариков, а также потир и крест, украшенные многофигурными резными композициями.

В украшениях чернью в последней трети XVII в. произошли также большие изменения. Тонкие графичные узоры начала XVII столетия сменились живописными. Изделия покрываются сплошным узором мельчайших черневых травок и цветочков, на фоне которых изображаются крупные резные позолоченные цветы, плоды и травы, восточные мотивы "опахал" и "гранатового яблока", птицы и животные.

Тарелка Б. М. Хитрово, выполненная в 60-70-х годах XVII в., украшена волнистыми полосами с резными узорами, покрытыми мелким орнаментом из трав и цветов. В центре тарелки помещен герб Хитрово.

Тарелка В. В. Голицына украшена резными золочеными изображениями кругов и опахал на фоне мельчайших черневых цветочков.

На темном фоне большого серебряного стакана реалистически переданы цветы на длинных стеблях, склонившиеся под тяжестью сидящих на них птиц. Под цветами, как в лесу под деревьями, - бегущие животные.

В 1685 г. мастера Михаил Михайлов и Андрей Павлов сделали для царевны Софьи Алексеевны изящный серебряный ставец с

островерхой крышкой, украшенный позолоченными травами и цветами на черневом фоне.

В 1681 г. мастера Матвей Агеев и Даниил Кузьмин "с товарищи" выполнили два оклада на евангелия. Оклад одного из них покрыт узором крупных золоченых цветов на черневом фоне; оклад другого украшен крупными черневыми цветами на позолоченном фоне.

Стакан серебряный с гравировкой. Мастер В. Андреев. Вторая половина XVII в.
Стакан серебряный с гравировкой. Мастер В. Андреев. Вторая половина XVII в.

Рукомой серебряный царевича Петра. Мастера И. Андреев и Л. Афанасьев. Москва. 1676г.
Рукомой серебряный царевича Петра. Мастера И. Андреев и Л. Афанасьев. Москва. 1676г.

Потир серебряный. Ярославль. 1697 г.
Потир серебряный. Ярославль. 1697 г.

Тарелка серебряная с чернью боярина Б. М. Хитрово. Москва. Вторая половина XVII в.
Тарелка серебряная с чернью боярина Б. М. Хитрово. Москва. Вторая половина XVII в.

Витрина № 15

XVII век был временем расцвета ряда городов Поволжья - богатых торговых центров с крупными посадами. В таких городах, как Ярославль, Кострома и Нижний Новгород, процветали различные художественные ремесла, среди которых серебряное дело занимало важное место.

Одним из самых значительных и интересных местных художественных центров был Ярославль. Изделия ярославских серебряников отличаются не только высоким качеством исполнения, но и особым, индивидуальным стилем. Ярославские серебряные изделия отличаются своеобразной формой, крепкой и устойчивой, богатой орнаментацией, что свидетельствует о влиянии народного творчества. Чеканный орнамент в виде фантастических полуцветов, полуплодов с длинными листьями исключительно пышен и наряден и имеет большое сходство с деревянной резьбой. Он покрывает предмет сплошным узором, как, например, на серебряных потирах 1697 г. Звездообразный, необычный по форме дискос 1697 г. сплошь покрыт резным орнаментом, среди которого размещены чеканные головки херувимов.

Из предметов нижегородской работы интересен большой серебряный потир 1685 г. Чаша его украшена пышным, густым чеканным орнаментом фантастических цветов.

Для костромских серебряных изделий характерны высокое мастерство исполнения, но в то же время некоторая сухость и измельченность узора.

Серебряное кадило 1665 г., сделанное серебряником Никифором Гожевым, замечательно по форме и орнаментации. Для украшения его применены чеканка, резьба и литье. Ажурные литые высокие шатры двух серебряных кадил напоминают искуснейшую резьбу по дереву.

Витрина № 16

В витрине представлена русская эмаль второй половины XVII и начала XVIII в.

В Москве и других русских городах со второй половины XVII в. наряду с драгоценными эмалями на золоте были широко распространены более скромные эмали по серебряному сканому орнаменту.

Характерной особенностью московских эмалей было преобладание белого и зеленого тонов с орнаментом из белых горошин, выполненных наподобие жемчуга. Так, например, оправа костяной братины работы мастеров Серебряной палаты В. и Ф. Ивановых (1662 г. ) украшена полосами белых и голубых эмалевых горошин.

Большим своеобразием отличались так называемые усольские расписные эмали второй половины XVII в. Центром производства их был город Сольвычегодск, где еще в XVI в. крупнейшими промышленниками Строгановыми были организованы различные художественные мастерские.

Усольские эмали отличаются особым подбором красок, положенных на белоснежном фоне, и манерой передачи теневых пятен при помощи штриховки, напоминающей деревянную гравюру. Для закрепления эмали на плоскости мастера применяли скань, служившую одновременно своеобразным обрамлением узора. Излюбленным мотивом орнамента были яркие цветы тюльпана на длинных стеблях с листьями, подсолнухи, ромашки и т. п., а также различные аллегорические и библейские сюжеты.

Серебряный золоченый оклад евангелия украшен орнаментом из крупных цветов тюльпана.

Цветы выполнены на белом фоне живописной ярко-синей, нежно-желтой и зеленой эмалью очень веселых, солнечных тонов и обрамлены сканым жгутиком.

В витрине представлены ларцы, коробочки, вилки, ножи, чаши и другие вещи, на которых изображены юноши и девушки, лебеди, львы, знаки зодиака, "пять чувств" и т. д.

Братина костяная с эмалью. Мастера В. и Ф. Ивановы. Москва. 1662 г.
Братина костяная с эмалью. Мастера В. и Ф. Ивановы. Москва. 1662 г.

Витрины № 17 и 19

Среди ценнейших памятников декоративно-прикладного искусства в Оружейной палате имеется довольно редкая и интересная коллекция карманных, настольных, кабинетных и других часов, выполненных как русскими, так и иностранными мастерами в XVI-XIX вв. Многие из часов интересны не только с технической стороны, но и как замечательные образцы ювелирного искусства, как памятники истории.

Часы довольно разнообразны по своим формам. Так, на пример, одни настольные часы сделаны в виде храма или башни, другие - в виде всадника, слона или женской фигуры; карманные часы имеют круглую или овальную форму, а некоторые выполнены в виде коробочки, креста, луковицы или музыкальной табакерки и т. д.

В XVI-XVII вв. некоторые настольные часы как своего рода диковинки ставились в царских палатах во время приемов иностранных послов. К числу таких диковинок относятся бронзовые позолоченные часы немецкой работы XVI в., сделанные в виде триумфальной колесницы, в которую запряжен слон. Во время хода часов все детали приходили в движение. Бахус - бог вина и веселья, лежащий на колеснице, вращал глазами, шевелил челюстью и поднимал руку с бокалом. Фигура, которая стоит за спиной Бахуса, отбивала часы, ударяя в колокол.

Возница, сидящий верхом на слоне, поднимал руку с хлыстом. Слон вращал глазами. Круг на башне с фигурками пяти воинов вращался, и воины ходили дозором вокруг колокола.

В 1793-1806 гг. группа московских мастеров выполнила по чертежам М. Е. Медокса (М. Е. Медокс - известный московский театральный антрепренер и талантливый механик.) большие бронзовые золоченые часы, называвшиеся "Храм Славы". Циферблат их окружен хрустальными витыми трубочками, которые, вращаясь, создавали впечатление солнечного сияния. По обеим сторонам диска стоят колонны, каждая из них завершается фигуркой орлицы, кормящей орленка. Через каждые пять секунд из клюва орлицы в клюв орленка падала жемчужинка. Через каждые три часа распахивались дверцы храма и открывалось великолепное зрелище водопада, сделанного из хрустальных трубочек. В это время музыкальный орган, скрытый внутри часов, исполнял старинную мелодию.

Из карманных часов интересны медные золоченые часы XVI в., выполненные в виде книжки. Они значатся в описи имущества царя Ивана Грозного, составленной в 1582 г.

Двое часов в серебряных прорезных оправах московской работы XVII в. имеют форму луковиц. Механизм их устроен по принципу качающегося балансира. Часы принадлежали патриархам Филарету и Никону.

Большие круглые золотые часы царя Алексея Михайловича предназначались, по-видимому, для охоты и военных походов.

Часовой механизм их помещен в натруску - пороховницу, украшенную очень тонким черневым орнаментом.

Часы страсбургской работы XVII в. имеют форму человеческого черепа, в нижней челюсти которого помещен механизм часов.

Среди довольно многочисленной коллекции часов французской работы имеется несколько часов с надписью "Брегет" (Авраам Луи Бреге (1777-1823) - известный парижский часовщик, во многом усовершенствовавший часовой механизм.). На циферблате некоторых из них несколько времяуказателей: часов, минут, названий дней, месяцев, фаз луны и т. д.

Подобные часы с несколькими времяуказателями имеются и среди часов швейцарской работы.

На крышке овальной золотой табакерки английской работы конца XVIII в. помещены крохотные часики, а внутри - музыкальный механизм.

Оригинальны часы в виде перочинного ножа, в ручку которого вмонтирован часовой механизм.

В коллекции имеются также часы греческой, турецкой, австрийской, итальянской, датской, голландской работы.

Особенно интересны деревянные часы, сделанные вятскими мастерами Бронниковыми в XIX в. Механизм часов, футляр и цепочка искусно выточены из дерева, винтики - из слоновой кости, пружинка и волосок - металлические.

На внутренней стороне крышки надпись: "Бронниковы в Вятке".

Вятские кустари Бронниковы с давних пор славились как искусные резчики по дереву и кости и как часовых дел мастера. Было несколько поколений Бронниковых, владевших этим необыкновенным искусством.

Наиболее высокого мастерства в изготовлении деревянных часов достиг Николай Михайлович Бронников. Человек малограмотный и не знавший законов механики, он работал примитивными инструментами - ножом и напильником. Однако часы его работы были необыкновенно изящны и с верным ходом. За свою жизнь Бронников сделал примерно 10 деревянных часов.

Настольные часы. XVI
Настольные часы. XVI

Часы деревянные. Мастера Бронниковы. XIX в.
Часы деревянные. Мастера Бронниковы. XIX в.

Витрина № 18

В витрине экспонируется стеклянная и фарфоровая посуда конца XVII, XVIII и XIX вв.

Возникновение стеклоделия относится ко временам глубокой древности. В Киевской Руси уже в IX-X вв. было известно стекольное производство, но особенно значительные размеры оно приняло в XI-XIII вв. В это время широко развивается производство оконных стекол, украшений, посуды, смальт для стенных мозаик и мозаичных полов. Татаро-монгольское нашествие приостановило стекольное, эмалевое и керамическое дело и временно прервало их дальнейшее развитие на Руси.

В 1635 г. был основан первый стекольный завод под Москвой. В течение XVII-XVIII вв. под Москвой, а затем и в ряде других мест, строится еще целый ряд заводов, как казенных, так и частных.

На этих заводах кроме оконного стекла и обыкновенной посуды изготовлялась посуда с позолотой и цветными репьями (Репьи - орнамент в виде стилизованных цветов репейника.). Она употреблялась не только в придворном быту, но частично шла и на продажу.

Некоторые предметы, экспонируемые в витрине, судя по их форме и орнаментации украшения, возможно, были изготовлены на русских заводах в конце XVII-XVIII в. К ним относятся:

низкий овальный стеклянный кувшин с крышкой и высоким широким горлом, сплошь покрытый красивым резным орнаментом;

большой кубок, вмещающий 4 литра, изготовленный в 1720 г. в память о событиях конца Северной войны. На нем аллегорически изображена победа русских войск над шведами при острове Гренгам;

целый ряд кубков меньших размеров с шифрами Петра I, Елизаветы Петровны, Екатерины II; стаканы, рюмки и другие изделия.

К числу наиболее интересных предметов в этой витрине относится рюмка, которая поступила в Оружейную палату в 1852 г. из Императорской публичной библиотеки. В сопроводительной описи говорится, что это "рюмка первого русского изделия".

Очень хороша группа первых изделий русского фарфорового завода, основанного в 1744 г. в Петербурге, Технологию производства русского фарфора разработал ученый Д. И. Виноградов, современник и друг М. В. Ломоносова. Первые изделия "виноградовского" периода отличаются художественной простотой и изяществом форм, большой прозрачностью и стекловидным блеском глазури. Они имеют белый цвет с чуть желтоватым или голубоватым оттенком.

Три фарфоровые вазы в виде урн, с ручками, на бронзовых подставках, расписаны голубой краской. Две вазы подобной же формы, но меньших размеров, расписаны красной краской с золотом.

Три масленки с крышками овальной формы и небольшой высокий чайник украшены накладными травами и цветами. Особенно хороши цветы, свободно и умело расположенные на поверхности предметов.

Изделия из фарфора. Петербург. Середина XVIII
Изделия из фарфора. Петербург. Середина XVIII

Изделия из стекла. Россия. Начало XVIII в.
Изделия из стекла. Россия. Начало XVIII в.

предыдущая главасодержаниеследующая глава









© MUSEUMS.ARTYX.RU, 2001-2021
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://museums.artyx.ru/ 'Музеи мира'

Рейтинг@Mail.ru
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь