Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

«Литец» Андрей Чохов и его Царь-пушка

Знаменитая Царь-пушка, один из редких памятников русского литейного искусства, установлена на Ивановской площади Кремля, рядом с памятником архитектуры XVII века - церковью Двенадцати апостолов. Изображения Царь-пушки знакомы миллионам людей по многочисленным фотографиям, открыткам, а ее описания известны по различным публикациям в книгах и журналах. И тем не менее встреча с самим произведением всегда вызывает живой интерес - интерес к его истории, к имени его автора.

Осматривая Царь-пушку, посетители Московского Кремля узнают, что отлита она Андреем Чоховым в 1586 году и весит около 40 тонн.

Знаменитая Царь-пушка на территории Московского Кремля
Знаменитая Царь-пушка на территории Московского Кремля

К сожалению, о мастере, создавшем Царь-пушку, мы знаем крайне мало, хотя имя его и широко известно. По историческим документам и сохранившимся образцам его работы установлено, что Андрей Чохов занимался своим ремеслом с 1568 по 1629 год и создал целую школу мастеров литейного дела.

Впервые имя мастера встречается в литых надписях на орудийных стволах, зафиксированных в Опнсной книге Смоленского пушечного наряда 1670 года. Надписи гласили, что эти стволы «делал Кашпиров ученик Ондрей Чохов».

«Литец» Андрей Чохов начал работать на московском Пушечном дворе в конце 60-х годов XVI века, в период царствования Ивана Грозного. Впоследствии именно здесь он стал одним из самых известных русских мастеров меднолитейного дела. На Пушечном дворе под руководством Чохова прошли школу литейного искусства его ученики - Проня Федоров, Микита Провоторов, Дружина Романов, Богдан Молчанов, Игнат Максимов и многие другие, также ставшие впоследствии известными мастерами.

Чохов был придворным литейщиком. Основные факты его творческой биографии опубликовал в 80-х годах прошлого столетия известный историк Москвы Иван Егорович Забелин (в «Чтениях в Обществе истории и древностей российских при Московском университете»). Обратимся к этой публикации.

В 1617 году «марта в 14 день по государеву указу дано государева жалованья пушечному мастеру и литцу Ондрею Чохову, да ученикам его, Дружинке Романову, Богдашке Молчанову... а пожаловал государь их за то, что слили они новую пищаль «Ахиллеса»...».

«1621 года июля в 7 день по государеву указу дано государева жалованья пушечному и колокольному мастеру Ондрею Чохову, а пожаловал государь его за то, что он лил на Иван Великий 4 колокола...»

«Колокол Реут в 2000 пудов с надписью: «...повелением царя и в. к. Михаила Федоровича слит сей колокол... лета 7130 (1622 г.), делал колокол пушечный мастер Ондрей Чохов, весу в нем не назначено, а по примечанию имеет 2000 пудов, а пожаловал государь их - Дружине да Василью в Приказ, а Тараса Григорьева с товарищи за то, что они с мастером с Ондреем старый большой колокол перелили».

«Того ж дни по государеву указу дано государева жалованья пушечному мастеру Ондрею Чохову... А пожаловал государь его за службу, что он перелил старый большой Реут колокол... 4 аршина сукна лундышу, маковый цвет, цена полтора рубли аршин, да 10 аршин камки куфтерю червчатого, цена по рублю аршин, да 40 куниц, цена 12 рублев».

В настоящее время других документальных данных о жизни и работе этого замечательного мастера нет. Но отсутствие биографических сведений в какой-то мере восполняется произведениями Андрея Чохова, хранящимися в музеях нашей страны и за рубежом.

Как мы уже сказали, впервые имя мастера было упомянуто на орудийных стволах, отлитых Чоховым в середине XVI столетия. Что представляли собой эти стволы? Обратимся к историческим документам:

  • ствол пищали медной «ядром 5 гривенок (гривенка - мера веса, равная приблизительно одному фунту.- М.П.). На ней орел двоеглавной, наверху орла три травы, у казны трава ж, в травах подпись: «лета 7076 (1568) делал Кашпиров ученик Ондрей Чохов... весу 43 пуда»;
  • ствол пищали медной «ядром 4 гривенки, длина 3 аршина с полуторным вершком. У казны надпись: «лета 7077 (1569) делал Кашпиров ученик Ондрей Чохов. Весу 26 пуд».

Эти наиболее ранние образцы, упоминаемые в Описной книге Смоленского пушечного наряда, дают возможность, за отсутствием других источников, определить время начала работы Андрея Чохова в области русского литейного дела.

Как видим, на первом стволе стоит дата - 1568 год, на втором - 1569 год. Оба орудийных ствола снабжены идентичными по содержанию надписями, из которых следует, что именно в эти годы под руководством известного пушечных дел мастера Кашпира Ганусова на московском Пушечном дворе начинал свое обучение Андрей Чохов. Кашпир Ганусов (Ганус) работал на московском Пушечном дворе с 1550 по 1564 год. Он отлил за это время одиннадцать пушечных стволов, которые известны только по архивным документам.

Два первых произведения Чохова принадлежат к пищалям малого калибра и небольшого веса, что соответствовало правилам ученичества того времени. Пробные, или, как сказали бы теперь, школьные, работы и не могли быть большими. Известные нам орудия той далекой поры, как правило, снабжались надписями, содержащими обычно имя мастера, дату отливки и иногда, как в данном случае, имя учителя.

В упоминавшейся уже Описной книге имеется и еще одна интересная запись. Здесь упоминается медная пищаль с собственным именем - «Лисица». Это было двенадцатифунтовое осадное орудие: «...ядром 12 гривенок, длина 5 аршин без двух вершков, на ней вылит орел двоеглавной, наверху три травы, на ней же две личины звериные, у казны подле лнчин и у дула травы, у дула же вылита лисица, ниже уха подпись: «делана сия пищаль Лисица в лето семь тысяч восемьдесят третьего году (1575), делал Ондрей Чохов». За казною вылито 6 репьев».

Следует думать, что это было уже более крупное орудие, так как только значительным по своим размерам стволам давались в то время имена собственные. Орудие это было вылито мастером спустя семь лет после упомянутых ученических работ и являлось уже его самостоятельным произведением.

В последующие годы Чохов отлил большое число мощных, первоклассных для своего времени пушек и великолепных колоколов. Некоторые из них известны лишь по сохранившимся в архивах документам. А те произведения талантливого мастера, что дошли до наших дней, принадлежат сейчас разным музейным коллекциям.

Так, в коллекции музеев Московского Кремля находится пять выдающихся образцов работы Андрея Чохова, в том числе и знаменитая Царь-пушка. В Ленинграде в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи хранится семь пушек, отлитых Чоховым во второй половине XVI века и в начале XVII века.

Две пушки московского мастера находятся в Швеции в замке Гринсгольм.

Надо сказать, что в XVI веке пушка как огнестрельное орудие имела определенные установившиеся формы. Она представляла собой медный, литой, несколько конусообразный ствол. Задняя часть ствола именовалась казенной, а наиболее топкая, передняя часть - дульной. Казенная часть завершалась торелью и винградом. Торелью (от слова «тарелка») называлась задняя стенка ствола орудия, изготовлявшаяся в виде круглого плоского диска с фигурным профилем по краю. Винград, т. е. выступ на казенной части ствола, обычно выполнялся в виде декоративной виноградной кисти или шара.

На пушках того времени обычно помещались массивные цилиндрические цапфы - выступы в средней части ствола. Этими выступами стволы устанавливали на лафете. В старину эти выступы назывались вертлюгами. Над ними сверху помещали скобы, или дельфины, которые в XVI и XVII веках выполнялись в виде рыб. Эти скобы служили главным образом для перетаскивания и установки пушки. Орудие обычно стояло на деревянном двухколесном лафете, который был окован для прочности полосовым железом.

Важнейшей отличительной особенностью орудийных стволов, отливавшихся русскими мастерами в XVI-XVII веках, являлась, как мы уже говорили выше, их великолепная художественная отделка. Мастера, как правило, украшали их богатейшими орнаментальными композициями из трав и цветов и пространными надписями. Во многих случаях стволам орудий придавали оригинальную форму - иногда их делали в виде свитков, поверхность украшали фигурными поясами-фризами, накладными рельефными изображениями людей, животных и т. п.

Известные нам орудия Андрея Чохова во многом отвечали установившимся в XVI-XVII веках традициям.

Литой орнамент на лафете Царь-пушки
Литой орнамент на лафете Царь-пушки

Познакомимся вначале с ленинградской коллекцией орудийных стволов, отлитых мастером Чоховым на московском Пушечном дворе.

К 1577 году относится изготовление пищали «Инрог» («Единорог»). Ствол «Инрога» бронзовый, литой. У дульного среза утолщение: дульная и средняя части ствола украшены литым растительным орнаментом, на средней части помещены дельфины и цапфы. На казенной части ствола отлита надпись: «Божиею милостию повелением государя царя великого князя Ивана Васильевича всея Руси зделана сия пищаль Инрог в лета 7085. Делал Ондрей Чохов».

На торели имеется литое изображение единорога и надпись «Инрог». Ствол установлен на чугунном бутафорском лафете, изготовленном в середине XIX века.

Калибр пищали -216 миллиметров, длина - 5160 миллиметров, вес- 7434,6 килограмма.

В 1587 году была изготовлена 15-пудовая мортира, ствол ее тоже бронзовый, литой. У дульного среза утолщение. На средней части ствола цапфы и литая надпись: «Слита бысть сия пушка при державе государя царя Федора Ивановича всея великия России лета 7095. Делал Ондрей Чохов». Ниже чеканная надпись: «Можжира весом 77 пуд. 18 фунтов. В ней ядро весом 6 пуд. 25 фунтов». На средней части ствола - цапфы.

Калибр мортиры - 470 миллиметров, длина - 1190 миллиметров, вес - 1265 килограммов. Называлось это орудие «Егуп».

Ствол другой пищали, получившей название «Скоропея», - бронзовый, литой, он относится к 1590 году. У дульного среза литое утолщение, на дульной части (справа) литое изображение ящерицы и надпись: «Скоропея», на средней части дельфины в виде драконов и цапфы, на казне литая надпись: «Божиею милостию царь и государь и великий князь Федор Иванович всея Руси. Зделана сия пищаль Скоропея лета 1590 делал Ондрей Чохов». На торели имеется винград.

Пищаль применялась в боях под Нарвой в 1700 году. В настоящее время она установлена на чугунном бутафорском лафете середины XIX века.

Калибр орудия - 152 миллиметра, длина - 4900 миллиметров, вес - 3669 килограммов.

Ствол пищали «Лев», отлитый из бронзы, изготовлен также в 1590 году. У дульного среза литое утолщение, литой растительный орнамент, скульптурное изображение льва и надпись: «Лев». На казне литая надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси зделана сия пищаль Лев лета 1590. Делал Ондрей Чохов». На торели - винград. На средней части ствола дельфины и цапфы.

Пищаль находилась на вооружении города Пскова и применялась в боях под Нарвой в 1700 году, где была захвачена шведами. Орудие было возвращено на родину лишь в 1778 году. Сейчас оно установлено на чугунном бутафорском лафете, изготовленном в середине XIX века.

Калибр орудия - 183 миллиметра, длина - 5470 миллиметров, вес - 5634 килограмма.

Ствол дошедшей до нас 30-пудовой мортиры - бронзовый, литой, он относится к 1605 году. У дульного среза имеется фигурное утолщение, на теле ствола - литой растительный орнамент и литая надпись: «Божиею милостию повелением великого государя царя великого князя Дмитрия Ивановича всея великия России самодержца в первое лето государства его сделана бысть сия пушка в царствующем граде Москве в лета 7114 сентября в 26 день. Мастер Ондрей Чохов».

С левой стороны ствола вычеканена другая надпись: «Великий государь по имянному своему указу сего мортира переливать не указал 1703 году». На казне литая надпись: «А делал пушечный литец Проня Федоров». На средней части ствола - цапфы.

Мортира во второй половине XVII века находилась в составе вооружения Киева, затем в начале XVIII века была передана в Московский арсенал. В 1703 году после осмотра Петром I было приказано ее не переливать. В 1872 году мортира экспонировалась на Политехнической выставке в Москве, откуда была передана в Артиллерийский музей.

Калибр ее - 534 миллиметра, длина - 1310 миллиметров, вес - 1913 килограммов.

Ствол пищали «Царь Ахиллес» бронзовый, литой, изготовлен в 1617 году. Вместе с Андреем Чоховым в отливке пищали принимали участие его ученики - Дружина Романов, Богдан Молчанов и Микита Провоторов. У дульного среза ствола утолщение. Ствол разделен поясками на три части. На дульной части литой орнамент, у края которого справа имеется литое изображение царя Ахиллеса. Такой же орнамент и на средней части ствола, где помещаются дельфины и цапфы. На казне литая надпись: «Божиею милостию и повелением благоверного и христолюбивого великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея великия Россия самодержца и иных многих государств и государя и обладателя слита бысть спя пищаль Царь Ахиллес в преименитом и царствующем граде Москва лета 1617 в четвертое лето царствования его. Лил пищаль пушечный мастер Ондрей Чохов». Торель с винградом выполнена в виде малого шара.

Эта пищаль входила в состав русского «стенобитного наряда». В 1632 году орудие использовалось при осаде городов Дорогобуж, Новгород-Северский и др. В том же 1632 году оно было захвачено поляками под Смоленском, а в 1703-м взято шведами при осаде города Эльбинга. В 1723 году эту пищаль выкупили русские купцы и возвратили ее на родину.

Калибр орудия-152 миллиметра, длина - 6080 миллиметров, вес - 3603 килограмма.

Ствол другой пищали - «в 4 гривенки» - бронзовый, литой, был изготовлен в 1629 году. У дульного среза литое утолщение в виде кольцевых фризов, на средней части - дельфины и цапфы. На казне литая надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси слита спя пищаль лета 1629. Мастер Ондрей Чохов».

Калибр этой пищали - 85 миллиметров, длина - 2900 миллиметров, вес - 554 килограмма.

Как мы уже сказали, все семь стволов мастера Андрея Чохова, описанных выше, находятся в настоящее время в Ленинграде, в коллекции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи.

В Швеции в замке Гринсгольм хранятся две пищали Андрея Чохова, имеющие одно и то же название: «Волк».

Ствол пищали «Волк», изготовленный московским мастером в 1577 году, бронзовый, литой. У дульного среза, за утолщением, изображена волчья голова. Дульная часть украшена литым растительным орнаментом. На средней части ствола имеются дельфины и цапфы, за которыми помещены две надписи: «Божиею милостию повелением государя царя великого князя Ивана Васильевича всея Руси» и «Зделана сия пищаль Волк в лета 1577. Делал Ондрей Чохов».

На казенной части ствола помещен литой растительный орнамент. Торель ложчатая, с винградом, выполненным в виде волчьей головы.

И этот ствол установлен на деревянном, окованном железом лафете позднего изготовления.

Калибр орудия - 180 миллиметров, длина - 5480 миллиметров.

А теперь познакомим читателей с выдающимися образцами работы мастера Андрея Чохова, которые входят в коллекцию музеев Московского Кремля. Познакомим и порадуемся вместе с читателями, что эти древние памятники не пропали бесследно в минувшие столетия, что время пощадило их, и сегодня мы можем любоваться ими, отдавая дань таланту и трудолюбию мастеров прошлого.

В коллекции музеев Московского Кремля бережно сохраняется бронзовый ствол пищали «Троил», отлитый Андреем Чоховым в 1590 году. У дульного среза имеется утолщение, вся поверхность разделена поясками на три части и украшена литым орнаментом в виде пальмет. На средней части ствола - дельфины и цапфы. На казне литая надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси зделана сия пищаль Троил лета 1590. Делал Ондрей Чохов».

На торели - литое изображение троянского царя со знаменем и мечом в руках. На плечи царя наброшен плащ, на голове - корона, за спиной - круглый щит. Сверху надпись: «Троил». Ствол установлен на чугунном бутафорском лафете, изготовленном в 1843 году.

Калибр орудия - 195 миллиметров, длина - 4350 миллиметров, вес - 7 тысяч килограммов.

Ствол еще одной пищали, получившей название «Аспид» , - бронзовый, литой, он тоже относится к 1590 году.

Пушка 'Аспид' отлитая в 1590 г. Андреем Чоховым
Пушка 'Аспид' отлитая в 1590 г. Андреем Чоховым

У дульного среза утолщение, вся поверхность ствола разделена поясками на три части и украшена литым орнаментом в виде пальмет. На дульной части ствола сверху хорошо видно рельефное литое изображение крокодила с извивающимся хвостом. Надпись гласит: «Аспид». На средней части ствола - дельфины и цапфы. На казне литая надпись: «Божиею милостию повелением государя царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси зделана сия пищаль Аспид лета 1590. Делал Ондрей Чохов». Здесь и торель с винградом, выполненным в виде плоского шара. Ствол установлен на чугунном бутафорском лафете, изготовленном в 1843 году.

Деталь украшения ствола пушки 'Аспид'
Деталь украшения ствола пушки 'Аспид'

Калибр орудия - 190 миллиметров, длина - 5140 миллиметров, вес - 6 тысяч килограммов.

Литая надпись на стволе пушки 'Аспид', в которой упоминается имя мастера Андрея Чохова
Литая надпись на стволе пушки 'Аспид', в которой упоминается имя мастера Андрея Чохова

В 1621 году Андрей Чохов с помощниками отлил бронзовый колокол, получивший название «Глухой». На теле колокола, по нижнему краю, была выполнена литая чеканная надпись: «Божиею милостию и повелением государя царя и великого князя... отца его святейшего патриарха Филарета Никитича Московского лета 7129 сделал Ондрей Чохов да Игнатей Максимов». Диаметр колокола - 1390 миллиметров.

На следующий год Чохов изготовил еще один бронзовый колокол - «Реут». На теле колокола была сделана литая надпись: «Божиею милостью повелением великого государя царя и великого князя Михаила Федоровича, всея России самодержца... слит сей колокол к соборной церкви Успения пречистыя богородицы и великих чудотворцев Петра, Ионы, лета 7130. Делал колокол пушечный мастер Ондрей Чохов...»

Диаметр колокола - 2840 миллиметров, вес - около 32 тонн.

И наконец, самое значительное произведение русских оружейников, одно из выдающихся творений Андрея Чохова - Царь-пушка. Она была отлита им в 158G году по приказу царя Федора Ивановича на московском Пушечном дворе.

Длина этого огромного орудия составляет 5 метров 34 сантиметра. Наружный диаметр ствола - 120 сантиметров, диаметр узорного пояса у дула-134 сантиметра, калибр - 890 миллиметров.

Ствол Царь-пушки, отлитый из высококачественной бронзы, имеет коническую форму. Вся поверхность ствола украшена литыми фигурными фризами, орнаментальными поясами, надписями.

Дульный и казенный обрезы ствола имеют высокие, выступающие над поверхностью пояса с фигурными пятилепестковыми розетками. Центральная часть ствола разделена выпуклыми орнаментальными и плоскими рельефными фризами. По бокам ствола расположено восемь литых скоб, предназначенных для укрепления канатов при перемещении пушки.

Выше передней правой скобы вылита надпись: «Божиею милостию царь и великий князь Федор Иванович государь и самодержавец всея великия Росия». Здесь же литое изображение увенчанного короной царя Федора Ивановича, сидящего на коне со скипетром в руке.

На верхней части ствола отлиты две надписи: справа - «Повелением благоверного и христолюбивого царя и великого князя Федора Ивановича государя самодержца всея великия Россия при его благочестивой и христолюбивой царице великой княгине Ирине»; с левой стороны - «Слита бысть сия пушка в преименитом царствующем граде Москве лета 7094, в третье лето государства его. Делал пушку пушечный литец Ондрей Чохов».

На казенной части орудия перед последним, задним, широким поясом в стволе имеется затравочное отверстие. А дальше, на самом краю ствола, вырублено: «2400 пуд». Таков вес Царь-пушки, что составляет 39 312 килограммов. Это была самая большая пушка в мире.

Царь-пушка имеет своеобразную конструкцию. Заслуживает внимания то, что тело этого орудия не имеет важнейших элементов, присущих орудийным стволам того времени. У Царь-пушки нет цапф - цилиндрических приливов на средней части, которыми стволы укладывались на станины лафетов. Вторая особенность: отсутствие на казенном срезе-торели винграда - приспособления в виде фигурного выступа. Винград и дельфины, как уже отмечалось выше, были необходимы для подъема пушечных стволов на лафеты и снятия их с лафетов.

В древности Царь-пушку долгое время называли еще и «Дробовиком Российским», хотя на самом орудии в литой надписи оно названо «пушкой». Такое несоответствие названий заставило специалистов подробнее рассмотреть внешний вид и внутреннее устройство этого артиллерийского гиганта.

Известный историк техники профессор Н. И. Фальковский в 1946 году предпринял тщательный обмер Царь-пушки. Детальные обмеры канала ствола Царь-пушки были произведены также во время реставрационных работ в 1980 году. Исследования позволили определить, к какой категории артиллерийских орудий должна быть отнесена Царь-пушка.

По устройству капала ствола это орудие близко к мортирам. Канал ствола состоит из двух частей. Первая часть, или, как называют ее в мортирах, «котел», имеет сложную форму. Передняя его часть длиной 1000 миллиметров от дульного среза представляет собой конус, сужающийся от дула внутрь ствола; далее идет почти цилиндрическая часть, переходящая в узкую длинную камору. Дульная часть ствола внутри имеет диаметр 92 сантиметра, а казенная часть - 44 сантиметра.

Такая форма канала ствола Царь-пушки, отсутствие снаружи цапф и винграда позволяют сделать вывод, что этот великолепный образец литейного искусства конца XVI века хотя и близок к мортирам, но все же относится к особому виду артиллерийских орудий. Подобных ему среди сохранившихся русских артиллерийских орудий того времени нет.

Конструкция ствола позволяет предположить, что для стрельбы из этого орудия мог быть применен главным образом «дроб» - картечь. Ядра, которые лежат сейчас возле Царь-пушки,- декоративные, чугунные. Они отлиты в 1835 году на заводе Берда в Петербурге.


Царь-пушке не пришлось участвовать в боевых действиях, однако несомненно, что ее отливали именно как боевое орудие, а не в чисто декоративных целях. Царь-пушка является шедевром тяжелой крепостной артиллерии своего времени.

Н. И. Фальковский считает, что, ожидая очередного нашествия татар и сооружая новые укрепления, москвичи вряд ли занялись бы изготовлением бутафорской пушки весом 2400 пудов. Такого же мнения придерживается и ряд других авторов. Так, в книге А. Позднева «Творцы отечественного оружия», изданной в Москве в 1955 году (Воениздат), высказана мысль о возможности участия Царь-пушки в обороне Москвы. «В 1591 году прн приближении к Москве татарских полчищ Казы-Гирея,- пишет А. Позднев,- в боевую готовность была приведена вся московская артиллерия, и в том числе Царь-пушка Чохова. Ее установили в Китай-городе для защиты главных кремлевских ворот и переправы через Москву-реку».

В течение почти четырехсотлетнего существования Царь-пушка не раз меняла свое место. Как известно, вскоре после отливки и отделки ее поверхности она была перевезена в Китай-город. Здесь ей было определено место на Красной площади около Лобного места.

О том, как выглядела тогда Царь-пушка, мы можем судить по одному из рисунков австрийского дипломата Августина Мейерберга, находившегося в Москве в 1661 - 1662 годах.

На этом рисунке изображено стоящее на Красной площади большое прямоугольное здание с плоской крышей-террасой - Торговые ряды, располагавшиеся за Лобным местом. На террасе этого здания, как писал в своих записках Мейерберг, «находятся две большие медные пушки, имеющие в диаметре 2 фута 5 дюймов немецкой меры, и окружности их семь фут три дюйма». Далее Мейерберг дополняет эти сведения сообщением, что одна из пушек отлита по приказанию Ивана Васильевича Грозного, а другая при сыне его Федоре Ивановиче.

Из этих заметок, сделанных Мейербергом в начале 60-х годов XVII века, можно сделать вывод, что в бытность его в Москве ему удалось увидеть, зарисовать и дать описание не одной, а двух Царь-пушек. Одна из них, вероятно, та самая, что была отлита на московском Пушечном дворе итальянским мастером П. Дебосисом, другая Царь-пушка - мастером А. Чоховым.

Продолжая рассказ о Царь-пушке Андрея Чохова, мы снова воспользуемся сведениями, сообщаемыми Мейербергом. В частности, у него имеется любопытное указание, что это была огромная пушка «с ушками», без лафета. И действительно, обычного лафета Царь-пушка долгое время не имела. Она покоилась на специальном станке с определенным, заранее заданным углом возвышения.

Старинные письменные источники, а также планы и чертежи Москвы и Московского Кремля, составленные в XVI-XVII веках, свидетельствуют о том, что огромные артиллерийские орудия, отлитые русскими мастерами, долгое время располагались на Красной площади. Так, на планах Московского Кремля XVI века видно, что пушки стояли у главных проездных ворот Кремля - возле Спасской и Никольской башен. Царь-пушка Андрея Чохова находилась на Красной площади длительное время - ее переместили в Кремль лишь в начале XVIII века.

Надо сказать, что перевозка огромных пушек в старину была сопряжена с большими трудностями. С одного места на другое Царь-пушку перетаскивали при помощи катков - толстых бревен.

Задумав постройку в Кремле «цейхгауза», Петр I имел намерение сделать его хранилищем «всякого воинского оружия и воинских трофеев». В 1702 году последовал указ царя «О начале строения Цейгауза», а в 1706 году был издан еще один указ - о составлении списков достопамятных орудий: «...на боях, где воинским случаем под гербами их взяты и ныне есть на лицо, и то все собрав, взять к Москве и в иовопостроенном Цейгаузе для памяти на вечную славу поставить».

Вскоре после этого указа в Москву были доставлены пушки из Смоленска, их выставили затем «у Посольского приказа на волоках и дровнях». Тогда же была перевезена в Кремль и Царь-пушка, которую уложили во дворе цейхгауза (или, как он стал называться позже, Арсенала). Однако и в начале XVIII века часть больших орудий все еще находилась на Красной площади, где над ними был устроен «крытый дранью шатер». Но в 1786-1788 годах и эти пушки были перевезены в Кремль и установлены на бровке холма Ивановской площади.

Дальнейшую судьбу Царь-пушки и других «достопамятных» орудий, находившихся в Московском Кремле, можно проследить по старинным документам.

Согласно документам, изданным в 1911 году, Царь-пушка находилась во дворе Арсенала и в начале XIX века, но она уже была поднята на деревянный лафет. Во время событий 1812 года, при отступлении наполеоновских войск из Москвы, значительная часть Арсенала была взорвана, и Царь-пушка вместе с другими орудиями едва не пострадала.

Составляя в 1812 году ведомость «Сколько оказалось в Москве по выступлению неприятеля из оной по свидетельству моему в разных местах Артиллерии и прочаго», начальник Арсенала генерал-майор Пичугин в разделе об «Орудиях медных российских» записал: «Старинных больших на станках - 6», в том числе был записан и «Дробовик» на станке. Пичугин поместил также следующее примечание: «Около Арсенала должно быть 7; но как от Никольских ворот Арсенал подорван, то должно полагать, что одна под развалинами».

Во второй из опубликованных ведомостей, относящейся к 30 августа 1817 года, «О состоящих при Московском Арсенале расположенных на лагерях российских орудиях

в ведении унтер-цейхвахтера Матвеева» вновь упоминается «Дробовик 120-ти пудового калибра», «Единорог» 66-фунтового калибра и другие орудия. Но в этой ведомости уже нет указаний на наличие у них лафетов.

Таким образом, можно предположить, что в 1812 году, во время знаменитого пожара в Москве, деревянные лафеты Царь-пушки, «Единорога» и других орудий, находившихся во дворе Арсенала, сгорели.

В ведомости от 1817 года орудия отмечены уже на новых местах- «на лагерях», т. е. на деревянных подкладках у главных ворот Арсенала: справа - Царь-пушка, слева - «Троил», а около Никольских ворот - «Единорог».

В 1819 году в Москву прибыл известный архитектор, строитель Исаакиевского собора и Александровской колонны в Петербурге А. Монферран. Осмотрев Кремль, Монферран решил принять участие в работе по восстановлению кремлевских сооружений, которую уже проводила Комиссия для строений в Москве во главе с ее директором генерал-майором де Витте. Монферран узнал также о предполагавшемся возведении в Кремле памятника в честь победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года. В 1831 году он предложил проект этого памятника, который и был утвержден. По проекту Монферрана два самых больших артиллерийских орудия из хранящихся в Московском Кремле - отлитая Андреем Чоховым Царь-пушка и «Единорог» мастера Мартьяна Осипова - должны были стать центром монументальной композиции и занять место у главных ворот Арсенала. Оба эти орудия изображены на проекте уложенными на деревянные, окрашенные в зеленый цвет лафеты с железными черными оковками. Однако такой памятник не был создан.

Идея установить два артиллерийских гиганта - Царь-пушку и «Единорог» - на лафеты вновь была высказана впоследствии. Тогда же снова был поднят вопрос о сооружении в Кремле памятника в честь победы русского оружия в Отечественной войне 1812 года. На этот раз предлагалось использовать для памятника трофейные стволы.

По свидетельству директора Комиссии для строений в Москве генерал-майора де Витте, первоначальные рисунки для лафетов к Царь-пушке и «Единорогу» были исполнены академиком Российской академии художеств Александром Павловичем Брюлловым. По-видимому, к созданию эскизов лафетов он приступил в 1832 году по возвращении из Парижа.

Имя инженера Петра Яковлевича де Витте встретится читателям этой книги несколько раз, так как его многолетняя трудовая деятельность в основном была связана с Москвой. С 1816 года он принимал активное участие в восстановлении Москвы, пострадавшей в 1812 году в результате нашествия полчищ Наполеона.

Документы Центрального государственного исторического архива города Москвы свидетельствуют о том, что де Витте руководил работами по планировке и благоустройству крупнейших площадей и улиц города. Он принимал также участие в строительстве мостов через Москву-реку и Яузу. Известно, что за сооружение каменного Москворецкого и чугунного Высокопятницкого мостов де Витте был награжден орденом. Петр Яковлевич активно участвовал и в строительных работах, проводимых в Московском Кремле, в установке возле старого здания Оружейной палаты старинных пушек и орудий, взятых в качестве трофеев в Отечественной войне 1812 года.

Чертежи, необходимые для изготовления лафетов к Царь-пушке и «Единорогу», были выполнены самим де Витте. Изготовить лафеты в Москве не удалось. Поэтому де Витте направил запрос в военно-ученый комитет военного министерства об условиях изготовления лафетов и о необходимых материалах. Председатель военно-ученого комитета генерал-лейтенант Гогель распорядился составить специальную «ведомость» о нужном количестве чугуна, которое было определено специалистами в 2106 пудов.

Артиллерийский департамент сообщил об этом командующему русской артиллерией. Последний распорядился запросить казенный Александровский завод в Петрозаводске о стоимости изготовления лафетов, на что было получено заключение, что каждый лафет будет стоить 3 тысячи рублей. Но от исполнения этого заказа завод отказался из-за перегрузки другими работами.

Тогда исполнение заказа было предложено владельцу судостроительного завода в Петербурге Берду. Берд принял заказ, определив стоимость каждого лафета в 6 тысяч рублей, а их дальнейшую перевозку в Москву - в 4 тысячи рублей. Любопытно отметить, что Берд вместо денег просил артиллерийский департамент возместить ему эту сумму металлом - «чугуном в негодных снарядах».

23 июля 1834 года Берду было направлено письмо с просьбой сообщить сроки окончания работ и времени отправки лафетов в Москву. Берд ответил, что на заводе «занимаются приготовлением моделей в полной величине», согласно рисункам, и что о готовности лафетов, так же как и о сроках отправки, он сообщит дополнительно.

19 декабря 1834 года Берду вновь был послан запрос о готовности лафетов, на что он ответил: «...один... почти готов и будет отделан вскоре после нового года, почему прошу... приказать освидетельствовать его до отправки, а другой поспеет к февралю месяцу». В середине января член военно-ученого комитета генерал-майор Зварковский осмотрел первый лафет и отрапортовал, что «найдены отлитыя чугунныя части помянутого лафета с чертежами согласными...».

16 февраля 1835 года Берд сообщил о полной готовности лафетов, уже окрашенных и приготовленных к отправке в Москву. Одновременно он просил об их осмотре и приемке. 22 февраля лафеты были приняты генерал-майором Зварковским, и уже на следующий день Берд получил указание об их отправке. 2 марта он сообщил, что лафеты «отправлены в Москву, первый 26, а второй - 28 числа» и что «по дошедшим до меня (Берда.- М. П.) сведениям, первый уже перевезли за Новгород».

Деталь с изображением марки петербургского завода Берда, где изготовлялся лафет Царь-пушки
Деталь с изображением марки петербургского завода Берда, где изготовлялся лафет Царь-пушки

В свою очередь, артиллерийский департамент извещает начальника Московского артиллерийского депо Пичугина, теперь уже генерал-лейтенанта артиллерии, об отправке лафетов и требует, чтобы «при установлении оных на предназначенный места по большой тяжести орудий сделаны были под оси лафетов подпорки, подобно тому, как сие сделано... перед здешним арсеналом».

Одновременно Берд посылает в Москву своего мастера для сборки и установки лафетов. И вновь из артиллерийского департамента следует указание Пичугину: «...без малейшего промедления времени указать место, на котором оне должны быть поставлены...»

А в Москве в это время возникают свои сложности. О них мы узнаем из рапорта генерал-майора де Витте, посланного генерал-лейтенанту Пичугину. Этот рапорт раскрывает отчасти ход событий, предшествовавших заказу лафетов. Де Витте пишет: «В совещании, бывшем вчерашнего числа (т. е. 20 марта 1835 года.- М. П.) относительно постановления около московского Арсенала лафетов, отлитых из чугуна по рисунку академика Брюллова, я имел честь объяснить Вашему Превосходительству, что предполагалось по проекту господина Монферрана, собрав иностранные орудия в 12 колонн, поставить оныя вокруг Арсенала, а равно и древния большие пушки на лафетах и приличных местах, дальнейший же соображения на приведение сего проекта в исполнение были возложены на меня...»

Далее в своем рапорте де Витте, пишет, что он внес в этот проект ряд изменений, составил сметы и чертежи для устройства у Арсенала под этот памятник «платформ».

На «платформах» будут устроены постаменты «из дикого камня» для «древних пушек» и такие же площадки для пирамид из ядер. Однако, пишет дальше де Витте, хотя строительство памятника и было высочайше утверждено, он никаких распоряжений по продолжению работ не получил и поэтому запрашивает Пичугина, будут ли какие-либо распоряжения.

Что же касается самих пушек, то де Витте писал: «...если проектированный платформы будут отменены, в таком случае основания под орудиями должествует упрочить забуткою камня, с употреблением под колеса лафетов железных полос или чугунных плит, дабы орудия с лафетами, содержащие весьма значительную тяжесть, не теряли бы своего равновесия от осадки».

Генерал-лейтенант Пичугин, получив из артиллерийского департамента указание «доставленные в Москву чугунные лафеты поставить ныне просто на одне деревянные лежни, подставив под них подпорки», направил копию этого документа начальнику Московского Арсенала.

Для того чтобы поставить древние орудия, отличающиеся огромным весом, на лафеты, нужны были опытные мастера. За дело взялся подрядчик из крестьян Михаил Васильев, который за всю работу «выпросил» 1400 рублей ассигнациями. Он выторговал также, чтоб ему были отданы после окончания работ бывшие «лагеря», на которых эти орудия лежали.

Итак, в 1835 году оба старинных артиллерийских орудия - Царь-пушка («Дробовик») и «Единорог», отлитые мастерами высокого класса Андреем Чоховым и Мартьяном Осиповым - получили новые лафеты и заняли свои места у главных ворот Московского Арсенала в Кремле. В том же году последовало распоряжение выкрасить оба лафета «под бронзу». Вскоре было принято решение об установке перед Арсеналом еще двадцати исторических орудий, хранившихся в его дворе.

В 1837 году родилось предложение разместить все старинные орудия у здания Оружейной палаты, в том числе и Царь-пушку, «Единорог» и «Троил». Это предложение в одном из документов мотивировалось следующим образом: «...рассматривая орудия 1812 года как трофей, напоминающий собою одно из самых важнейших событий в России, и орудия древния как предмет собственно достопамятности... одни необходимо отделить от других и поместить: первые вдоль главного фасада Арсенала, последния перед Оружейного палатою. Постановление старинных орудий у палаты будет прилично и соответственно уже потому, что само здание ее назначено для хранения достопамятностей».

В 1843 году Царь-пушка «переехала» от главных ворот Арсенала к зданию Оружейной палаты, где и находилась почти 120 лет - до 1960 года.

Старое здание Оружейной палаты,возле которого стояла ранее Царь-пушка
Старое здание Оружейной палаты,возле которого стояла ранее Царь-пушка

В связи с началом работ по постройке Кремлевского Дворца съездов старое здание Оружейной палаты было разобрано, а стоявшие возле него древние орудия были вновь перевезены к Арсеналу. Позже Царь-пушка была установлена на Ивановской площади Кремля, возле церкви Двенадцати апостолов, где она стоит и поныне.

...Итак, мы познакомились с сохранившимися до наших дней произведениями выдающегося русского «литца» Андрея Чохова и словно бы больше узнали о нем, о его жизни, о его незаурядном мастерство. И все-таки приходится сожалеть, что история донесла до нас такие скупые сведения об этом человеке.

Внимательно рассматривая список сохранившихся работ Чохова, мы обнаруживаем в нем довольно большие временные перерывы между отливкой тех или иных образцов. Например, между изготовлением пищалей «Инрог» и «Волк», которые датируются 1577 годом, и следующей его работой - отливкой кремлевской Царь-пушки - проходит около десяти лет. Совершенно очевидно, что это десятилетие также было заполнено многочисленными литейными работами, ведь только очень опытному мастеру могли доверить столь ответственную и сложную работу - создание Царь-пушки. К сожалению, сведения об этих работах до нас не дошли.

Создание Царь-пушки было, безусловно, важным этапом в работе выдающегося мастера. Но вслед за этой работой Чохов проводит еще целую серию отливок, каждая из которых заканчивается созданием уникальных пушечных стволов, замечательных по своим техническим и художественным качествам. К интересным произведениям, созданным мастером, можно отнести и 15-пудовую мортиру, о которой мы уже рассказывали. Среди отлитых им позднее- колокол «Реут», который находится ныне на звоннице Московского Кремля.

В 1590 году, как уже отмечалось выше, с московского Пушечного двора на вооружение поступают сразу четыре огромных орудия - «Скоропея», «Лев», «Троил» и «Аспид». Все четыре пищали помимо значительных размеров отличались высоким качеством литья и искусством чеканки.

Далее следует опять довольно большой период в работе мастера, о котором нам ничего не известно.

В 1605 году Андрей Чохов отливает 30-пудовую мортиру, сохранившуюся до наших дней благодаря историческому указу Петра I, который положил начало собиранию и сохранению «достопамятных» орудий.

Через двенадцать лет (и об этом периоде работы знаменитого «литца» не сохранилось документов) отливается еще одно гигантское орудие - пищаль «Царь Ахиллес», затем колокол «Глухой», исполненный мастером Игнатом Максимовым под руководством Андрея Чохова, и еще три колокола - все для колокольни Ивана Великого. И наконец, в 1629 году Чохов отливает свое последнее из известных нам орудий - пищаль «в 4 гривенки».

* * *

На протяжении XVI - XVII столетий заметно увеличивается мощность артиллерии, растут ее калибры, общий вес, размеры стволов. Однако самым значительным произведением русских оружейников остается Царь-пушка, отлитая Андреем Чоховым свыше четырех столетий назад. По словам археолога и историка XIX века К. Я. Тромонина, «она может по справедливости считаться первым московским чудом».

Чтобы сохранить на века этот уникальный памятник, было принято решение о его реставрации.

С 1977 года по инициативе Государственных музеев Московского Кремля началось изучение чугунных лафетов двадцати старинных русских и иностранных пушек, экспонируемых на территории Кремля, в том числе и самого большого из них - лафета Царь-пушки. Выполнение этой ответственной работы было доверено специалистам-реставраторам Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского.

В результате тщательного исследования лафетов удалось установить, что подавляющее большинство крепежных и соединительных элементов требует полной замены. Кроме этого, встал вопрос о воссоздании на лафетах большого количества литых чугунных украшений, ранее утраченных. Причем самые значительные утраты имел лафет Царь-пушки, который испытывал самую большую нагрузку. Экспериментальные и опытные работы заняли около двух лет. Непосредственная реставрация Царь-пушки и ее лафета была ваполнена в 1980 году - в канун XXII Олимпийских игр, проходивших в Москве.

...В один из зимних дней 1980 года на Ивановской площади Московского Кремля появилась колонна машин, в которую входили гигантский автокран, огромный трейлер, мощный КрАЗ. Опытные мастера-монтажники, обернув 40-тонный ствол Царь-пушки войлочными матами и обвязав крепкими тросами, сняли его с лафета и уложили на специальные подставки, укрепленные на трейлере. В специально отведенном месте началась работа по возвращению Царь-пушке первоначального вида.

В канун Олимпиады-80 было принято решение о реставрации Царь-пушки
В канун Олимпиады-80 было принято решение о реставрации Царь-пушки

Специалисты-реставраторы очистили ее поверхность от коррозии, смыли многочисленные слои краски, нанесенные при косметических ремонтах, проводившихся в разные времена.

На следующий день из Спасских ворот Кремля выехал КрАЗ, на котором находился лафет Царь-пушки. На одном из заводов была проведена скрупулезная работа по его реставрации. Лафет был разобран на части, очищен в специальной камере от старой краски и ржавчины.

В начале 1980 г.лафет орудия увозят из кремля
В начале 1980 г.лафет орудия увозят из кремля

Вместо утраченных и негодных деталей накладного орнамента, украшающего лафет, необходимо было сделать новые и восстановить недостающие части. Специалисты брали с лафета Царь-пушки пробы, определяли состав чугуна. Им удалось получить состав, не уступающий исходному материалу. На Мытищинском заводе художественного литья по рисункам отлили недостающие элементы накладного орнамента.

Не меньше хлопот доставила реставраторам и такая проблема: чем покрыть очищенный лафет? Современные краски оказались непригодными - они достаточно прочны, но зачастую исчезает ощущение, что перед вами произведение древнего литейного искусства. После долгих поисков, проб в лабораториях Государственного научно-исследовательского и проектного института лакокрасочной промышленности были созданы новые лакокрасочные покрытия, полностью отвечавшие необходимым требованиям.

В один из летних дней 1980 г. на территорию Кремля вновь въехали мощные машины...
В один из летних дней 1980 г. на территорию Кремля вновь въехали мощные машины...

Летом 1980 года после завершения сложных реставрационных работ Царь-пушка вновь была доставлена в Кремль и установлена на прежнем месте.

Обновлённая, отреставрированная Царь-пушка устанавливается на прежнее место
Обновлённая, отреставрированная Царь-пушка устанавливается на прежнее место

Царь-пушка
Царь-пушка

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"