Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

Зал седьмой. Мемориальная гостиная

Здесь, в парадной гостиной верзилинского дома, произошло то самое роковое событие, о котором уже рассказано в предыдущем зале - столкновение между М. Ю. Лермонтовым и Мартыновым, послужившее поводом к дуэли.

Зал шестой
Зал шестой

Дом Верзилиных был одним из наиболее известных в Пятигорске. Гостеприимство семьи генерал-майора С. П. Верзилина, состоявшей из хозяйки дома и трех дочерей (сам Верзилин в это время находился по делам службы вне Пятигорска), привлекало к нему многочисленное общество, главным образом, приезжавшую на воды молодежь.

Частым гостем был здесь и живший по соседству Лермонтов. "В продолжение последнего месяца перед смертью он бывал у нас ежедневно", - отмечает падчерица Верзилина Эмилия Александровна, вышедшая впоследствии, в 1851 году, замуж за троюродного брата Лермонтова Акима Павловича Шан-Гирея, жившего в то время на Северном Кавказе.

"Как сейчас вижу его, - вспоминала о Лермонтове Эмилия Александровна, - среднего роста, коротко остриженный, большие красивые глаза; говорил он приятным грудным голосом; любил повеселиться, посмеяться, поострить, затевал кавалькады, распоряжался на пикниках, дирижировал танцами и сам очень много танцевал... Бывало, сестра заиграет на пианино, а он подсядет к ней, опустит голову и сидит неподвижно час, другой. Зато как разойдется да пустится бегать в кошки-мышки, так, бывало, нет удержу... Характера он был неровного, капризного, то услужлив и любезен, то рассеян и невнимателен".

Э. А. Клингенберг (Шан-Гирей)
Э. А. Клингенберг (Шан-Гирей)

В часы хорошего настроения Лермонтов развлекал себя и веселил других (а некоторых злил) остроумными экспромтами и эпиграммами, меткими шаржами и карикатурами.

В кругу обитателей верзилинского дома и пятигорских знакомых Лермонтова был, в частности, известен экспромт поэта, посвященный дочерям Верзилиных - Эмилии, Надежде и Аграфене.

 Пред девицей Emille 
 Молодежь лежит в пыли, 
 У девицы же Nadine 
 Был поклонник не один; 
 А у Груши целый век 
 Был лишь дикий человек.

В последней строке экспромта - намек на ногайского пристава Дикова, с которым в это время была помолвлена Аграфена Петровна.

Однажды, вспоминала Эмилия Александровна, ее сестра Надежда стала настойчиво просить Лермонтова написать ей что-нибудь в альбом. "Как ни отговаривался Лермонтов, его не слушали, окружили всей толпой, положили перед ним альбом, дали перо в руки и говорят: "Пишите!" И написал он шутку-экспромт:

 Надежда Петровна, 
 Зачем так неровно 
 Разобран ваш ряд, 
 И локон небрежно 
 Над шейкою нежной... 
 На поясе нож. 
 C'est un vers qui cloche (Вот стих, который хромает (франц.).) 

Зато после нарисовал ей же в альбом акварелью курда..."

Последний раз в дом Верзилиных Лермонтов пришел с Л. С. Пушкиным, С. В. Трубецким и другими своими знакомыми 13/25 июля 1841 года. В этот вечер он был вызван на дуэль.

Долгие годы в верзилинском доме жила дочь Эмилии Александровны и Акима Павловича, троюродная племянница Лермонтова, Евгения Акимовна Шан-Гирей, скончавшаяся здесь же в 1943 году в возрасте 90 лет.

Вот как со слов матери описывает Евгения Акимовна обстановку этой гостиной: "Комната эта, называвшаяся раньше залом, угловая, с юго-западной стороны дома. В ней четыре окна, из которых два, с довольно широким простенком, выходят на улицу... и два других - во двор. В простенке между окнами на улицу стоял мягкий пружинный трехместный диванчик со спинкой, обитый ситцем (на нем вечером 13 июля 1841 года сидели и вели оживленный разговор М. Ю. Лермонтов, Э. А. Клингенберг и Л. С. Пушкин -П. С). Над диванчиком висело овальное зеркало. Фортепиано, на котором играл кн. Трубецкой, стояло в северовосточном углу комнаты. Около него перед ссорою стояли и разговаривали Надежда Петровна Верзилина и Мартынов.

Остальную обстановку зала составляли мягкие, обитые ситцем стулья и складывавшийся из двух отдельных половин круглый раздвижной стол на 50 мест. Половинки стола в сложенном виде были придвинуты к западной и восточной стенам зала, примерно на средине его".

В настоящее время обстановка гостиной восстановлена в прежнем виде. Подлинные предметы обстановки за многие десятилетия, предшествовавшие открытию в этом доме литературного отдела музея, затерялись. Они заменены такой же мебелью и другими вещами того времени, обнаруженными в различных музейных хранилищах страны и частных собраниях.

Установленный у дивана стол принадлежал семье Верзилиных; диван взят из Кисловодского дома Реброва, в котором бывал Лермонтов.

На стенах помещены старинные английские гравюры, а также копия с акварели Г. Г. Гагарина (1841), изображающая Эмилию Александровну и Надежду Петровну Верзилину.

Большой интерес представляет картина "Скорбящая мадонна" (масло, 1841). Написана она Акимом Павловичем Шан-Гиреем. Как свидетельствует предание, картина эта предназначалась в дар Елизавете Алексеевне Арсеньевой, бабушке поэта, глубоко скорбившей о гибели любимого внука.

В гостиной четыре двери. Одна из них - та, которой открывается вход из шестого зала, прежде вела из гостиной в кабинет П. С. Верзилина. Вторая - низкая и довольно узкая - в комнату Надежды и Аграфены. Третья - ближе к юго-восточному углу - соединяла парадную гостиную со средней (дамской) гостиной и следовавшей дальше угловой комнатой - будуаром хозяйки дома Марии Ивановны.

Последняя, четвертая дверь ведет в коридор и на лестницу. Через нее Лермонтов последний раз покинул верзилинскую гостиную, уходя с вечера. На этой сохранившейся до наших дней старой каменной лестнице Мартынов задержал Лермонтова, явно провоцируя его на ссору. Здесь поэт был вызван на дуэль.

Взволнованный всем, что случилось в этот вечер, Лермонтов в окружении своих знакомых направился через небольшие сени к выходу, не зная, что навсегда покидает этот дом.

* * *

После осмотра экспозии литературного отдела и мемориальной гостиной в верзилинском доме посетители переходят в Домик Лермонтова.

Аллея, соединяющая эти два дома, проходит по части территории бывших усадеб П. С. Верзилина, И. В. Уманова и В. И. Чиляева. Бывая в доме Верзилиных, Лермонтов ходил к себе на квартиру по Суворинской, Дворянской и Нагорной улицам (в настоящее время улицы им. Буачидзе, им. Карла Маркса и им. Лермонтова). Эти северная и восточная части старого городского квартала в основном сохранились в прежнем виде и в настоящее время, как и весь квартал, входят в государственную охранную зону.

Внутриусадебная аллея между верзилинским домом и Домиком Лермонтова была устроена для удобства посетителей в 1948 году, когда открывался литературный отдел музея.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"
Товароведческая экспертиза в Москве.