Музеи мира
Цифровые библиотеки и аудиокниги на дисках почтой от INNOBI.RU
Книги о музеяхЭнциклопедия музеевКарта проектаСсылки


Пользовательского поиска




предыдущая главасодержаниеследующая глава

МУЗЕЙ - ПОСЕТИТЕЛЬ

Поющая звонница Ростова Великого

Слава о колокольных звонах Ростова Великого некогда гремела по всей Руси. Но в последние десятилетия удивительные по красоте перезвоны были незаслуженно забыты.

Сотрудники Ростовского историко-архитектурного музея-заповедника возродили, казалось, навсегда умолкший голос звонницы, вернув нам возможность знакомства с редкой старинной традицией отечественной культуры, - музыкой колокольного звона.

В августе 1987 года старинный русский город Ростов, расположенный на берегу живописного озера Неро, отметил свое 1125-летие. Исстари город этот славился тремя чудесами - кремлем, финифтью и колокольными звонами.

Ростовский кремль - подлинное чудо архитектуры и строительной техники, фрески, литейного мастерства и музыки колокольного звона. Это золотой фонд нашей материальной и духовной культуры. Первые колокола в Ростове, как отмечают летописи, появились еще в 1292 году. Но расцвет колокольного дела на Руси приходится на XVI-XVII века. Именно тогда и были отлиты наиболее знаменитые и мелодичные по тону колокола.

Колокола и звоны играли важную роль в народной жизни на Руси, в истории ее национальной культуры. Их отливали в память исторических событий, в поминовение усопших, по разнообразным обетам. Колокольный перезвон звучал на больших праздниках и торжествах, при встрече высоких и почетных гостей, он возвещал о пожарах и стихийных бедствиях, приближении неприятеля, служил звуковыми часами.

Ростов Великий, Соборная площадь. Звучат знаменитые колокольные звоны.
Ростов Великий, Соборная площадь. Звучат знаменитые колокольные звоны.

Предки наши по-особому относились к памяти. И имена тех, кто считался достойным, чтобы о нем помнили потомки, заносились в летописи и хроники. Наряду с именами полководцев, великих князей мы часто встречаем и имена тех, кто прославил себя деяниями умелых рук. За величайшее мастерство, искусство и умение они навсегда остались в нашей истории. И среди них - мастера, отливавшие колокола...

Колокольный звон плыл над всей Русью - с башен городских крепостей и деревенских колоколен. Разный - праздничный, грозный, тревожный, вечевой, набатный, монотонный, похоронный...

Колокола лили во многих странах, но нигде это дело не достигло такого совершенства, как в России. Часто на колоколах мы можем прочесть имена мастеров, которые их лили. А русские просторы породили необходимость отливать колокола, голос которых должен быть слышим на многие километры.

Эти удивительные колокола брали порой не одну, а три ноты: основной тон - в месте удара, в средней части ниже на четыре тона, а вверху колокола - ниже на целую октаву.

Первые колокола появились на Руси в X веке. Их принесли с собой византийцы. Но ученики перещеголяли учителей и в XVI веке только лишь в Москве звучало пять тысяч колоколов, изумляя гостей чудесным перезвоном.

Среди русских колоколов и самые крупные в мире, их мы видим в Московском Кремле: Царь-колокол - 205 тонн и колокол Успенской звонницы - 65 тонн.

В программе праздника - демонстрация народных костюмов XIX века из коллекций музея.
В программе праздника - демонстрация народных костюмов XIX века из коллекций музея.

Выступает самодеятельный народный хоровой коллектив города.
Выступает самодеятельный народный хоровой коллектив города.

О том, как деревянная щепа превращается в диковинную птицу, а простая береста в замысловатые туеса и короба, рассказывает мастер из села Никольского Игорь Александрович Петухов.
О том, как деревянная щепа превращается в диковинную птицу, а простая береста в замысловатые туеса и короба, рассказывает мастер из села Никольского Игорь Александрович Петухов.

На одной из лужаек кремля демонстрируются точные копии знаменитых памятников русского деревянного зодчества, выполненные умелыми руками краеведа-энтузиаста Юрия Васильевича Савина.
На одной из лужаек кремля демонстрируются точные копии знаменитых памятников русского деревянного зодчества, выполненные умелыми руками краеведа-энтузиаста Юрия Васильевича Савина.

Создание колокола было событием в жизни города, деревни, а иногда и страны. Так, по приказу царя Алексея Михайловича в его честь был отлит колокол в 10 тыс. пудов (160 т.). Иностранные именитые мастера просили на это срок до пяти лет, но русский литейщик, москвич Емельян Данилов, исполнил царев заказ за десять месяцев...

Старинный вековой способ литья колоколов передавался из поколения в поколение. Сначала строились одна или несколько печей для варки колокольной меди (80% меди и 20% олова), в зависимости от размеров будущего колокола. Рядом вырывали глубокую яму, где предстояло отливать изделие. На ее выровненном дне выкладывали конус из кирпича и тщательно обмазывали его толстым слоем глины. У каждого мастера во всем здесь были свои секреты - состав и добавки в металл, качество глины и кирпича.

Специальным вращающимся шаблоном глину выравнивали, выглаживали, чтобы придать внутренней поверхности колокола форму, задуманную мастером. Эту глиняную чушку называли «болваном». Он был полым внутри и перед заливкой металла в нем разводили огонь, чтобы прогреть его и уравновесить разницу температур, когда в форму хлынет металл, чтобы болван не треснул.

Поверхность «болвана» щедро смазывали салом и красили специальной краской, составленной из молотой золы, разведенной в мыльной воде или пиве (у каждого мастера был свой секрет), и сверху после покраски вновь густо смазывали, чтобы следующий слой глины не прилипал и легко снимался с поверхности конуса.

Потом на «болван» тонкими слоями наносили глиняную «рубашку» - модель тела будущего колокола. Ее тоже тщательно выравнивали специально изготовленным шаблоном и красили специальной краской. Поверхность колокола мастер украшал специально вылепленными в формочках буквами, вензелями, узорами. Некоторые из них - подлинные шедевры мелкой пластики, чудо литейного искусства прошлого.

Наконец, глиняный колокол был полностью готов. И тогда изготовляли верхнюю часть формы - кожух. Он являлся разборным слепком модели, в точности повторяющим все мельчайшие ее детали. После этого саму модель снимали с «болвана» и в образовавшееся пространство выливали из печей жидкий металл. Несколько дней, а порой и неделю терпеливо ждал мастер, когда окончательно остынет в яме отливка. Потом готовую отливку вынимали, выбивали глину и кирпичи, чистили, шлифовали, выравнивали поверхность, полировали. Веками накапливались знания, умение и опыт колокольных мастеров. Со строжайшим соблюдением тайны их передавали от отца сыну, внуку. Литейщиков на каждом шагу могли подстерегать беды и несчастья - то рухнет форма, то расплавленный металл прорвет кожух или треснет остывающая отливка. Но, пожалуй, наибольшая трагедия для мастера - когда внешне красивый и ладный колокол не звучал... Вспомните, как удивительно подробно таинство рождения колокола воспроизведено в фильме режиссера Тарковского «Андрей Рублев»! И давайте не будем забывать, что колокол - это прежде всего удивительный самобытный музыкальный инструмент и музейный экспонат, будь то царь-колокол в Кремле, на Ростовской ли звоннице, в курантах Петропавловской крепости или на колокольнях музея в Коломенском или Малых Корелах.

Вместе с их удивительным звоном нас восхищает и высокое умение древних мастеров-литейщиков, достигших удивительного совершенства.

Отрадно сознавать, что в нашем сознании изменилось само отношение к колоколу. В нем перестали видеть лишь одну из непременных составляющих религиозных обрядов. Мы осознали величие мастерства простых русских трудовых людей, преемственность народных музыкальных традиций, так прекрасно воплотившихся в русских колокольных звонах.

А сколько этих прекрасных произведений ремесленного искусства, обладавших необычайно чистым и ясным звуком, было разбито и изуродовано, когда их сбрасывали с колоколен, сколько их погибло в доменных печах ради галочки в отчете о выполнении плана по сдаче лома цветных металлов. А ведь некоторые не в меру рьяные руководители доказывали, что переплавка колоколов, смешно сказать, решит для страны проблему нехватки металла. Но ведь давно прошли времена Петра I, когда несколько сот колоколов могли помочь повышению мощи отечественной артиллерии.

Тяжело вспоминать об этом.

Уникальный памятник архитектуры - Ростовская звонница была построена по велению знаменитого ростовского митрополита Ионы Сысоевича, ценителя и знатока колокольных звонов. Украшением звонницы стал огромный в 2000 пудов колокол «Сысой».

До «Сысоя» самыми большими колоколами были «Полиелейный» и «Лебедь», отлитые мастером Филиппом Андреевым. Аккорд этих тяжелых колоколов был минорным и грустным. Но всесильного и властного Иону это почему-то не устраивало. Он призывает в Ростов мастера-литейщика Флора Терентьева и ставит перед ним задачу перевести существующий большой звон на новый мажорный лад.

Мастер не стал перевешивать колокола, подбирать меньшие. В 1688 году он отливает колокол весом в 2000 пудов. С заранее заданной нотой и тоном. Все были поражены тем, что колокол зазвучал именно так, как было задумано. Исследования современных специалистов-акустиков показали, что тон «Сысоя» менее чем на треть процента отклоняется от частоты, которая соответствует идеальному строю домажорного трезвучия. Великолепный успех русского мастера. Заказчик назвал колокол именем отца.

Язык «Сысоя» весит около 100 пудов. Полет языка от края до края занимает 1,4 секунды. Звонят в него два звонаря - то в один, то в два края. Крепление языка обязательно должно быть мягким. Раньше он висел на моржовой жиле, потом на специально выделанных сыромятных ремнях. В 1933 году ремень оборвался и язык, укрепленный на металлическом стержне, был подтянут чуть выше. После этого удар языка стал приходиться не в музыкальное кольцо колокола, а чуть выше, что ослабило силу звука и ухудшило его тембр. Была идея подточить колокол и исправить звучание. Но по зрелому размышлению от нее отказались. Скоро язык вновь перевесят на специально заказанный на севере моржовый ремень по старым отметинам от вековых ударов.

Можно лишь еще раз удивиться точности, с которой мастер средневековья рассчитал, как и на чем должен висеть язык и куда должен приходиться его удар.

До сих пор документально не подтверждено, где же отливал Флор Терентьев свой колокол. Известна фраза из частного письма митрополита Ионы князю Михаилу Темкину: «На своем дворишке лью колоколишки, дивятся людишки». Основываясь на ней, долгое время считали, что «Сысой» отливали на территории кремля, а сохранившийся в центре ансамбля пруд и есть старинная колокололитейная яма. Но вряд ли верна старинная легенда. Ведь к тому времени уже были построены стены и башни, отделяющие кремль от Соборной площади, и чтобы перетащить через них громадину колокола, потребовались бы невероятные усилия. Скорее всего колокол изготовили непосредственно на Соборной площади, неподалеку от звонницы.

С отливкой «Сысоя» окончательно сложился ансамбль звонницы. Еще в 1687 году, специально для будущего колокола, к звоннице был пристроен новый башенный пролет, где впоследствии повесили огромный колокол. Во времена митрополита Ионы на звоннице размещалось тринадцать колоколов. «Сысой», «Полиелейный» - обладающий необычайно красивым мягким звоном, «Лебедь» - получивший название за звонкий трубный звук, колокол «Голодарь», в который звонили во время великого поста, колокола «Баран», «Красный», «Козел» и несколько безымянных колоколов.

За работой - кружевницы и вязальщицы Ростова и окрестных сел.
За работой - кружевницы и вязальщицы Ростова и окрестных сел.

Со старинным искусством финифти гостей праздника знакомят мастера фабрики
Со старинным искусством финифти гостей праздника знакомят мастера фабрики "Ростовская финифть".

Живой интерес всех, кто побывал в этот день в Ростовском кремле, вызвали выставки-продажи картин местных художников, развернутые на территории музея-заповедника.
Живой интерес всех, кто побывал в этот день в Ростовском кремле, вызвали выставки-продажи картин местных художников, развернутые на территории музея-заповедника.

За долгие годы существования звонницы колоколам несколько раз грозило быть уничтоженными. После поражения под Нарвой царь Петр отдал приказ об их снятии и использовании меди на нужды армии. Но митрополия сумела откупиться, пожертвовав в казну пятнадцать пудов серебряной утвари для чеканки монет. Впоследствии, чтобы сохранить колокола, ростовские митрополиты выплатили государству огромную по тем временам сумму в пятнадцать тысяч рублей.

История повторилась в двадцатые годы нашего столетия, когда местные власти, видевшие в колоколах лишь «символы царизма», решили отправить их на переплавку. К счастью, директором ростовского музея был тогда замечательный патриот, энтузиаст-краевед, знаток старины Д. А. Ушаков. Отправившись в Москву, он добился приема у наркома просвещения А. В. Луначарского и уговорил его приехать в Ростов с группой ученых и искусствоведов. Заключение авторитетной комиссии было категоричным колокола ростовской звонницы являются национальным достоянием нашего народа.

Несколько десятилетий молчали знаменитые ростовские звоны. Но к 1125-летнему юбилею города, наряду с большим фольклорным праздником, организованным на базе музея, было решено провести и колокольный концерт. Но осуществить задуманное можно было лишь заменив гигантскую дубовую балку, на которой висели колокола. За триста лет она пришла в полную негодность и звонить в колокола было попросту нельзя.

К сожалению, векового дуба нужных размеров не нашлось. Но удалось отыскать лиственницу, из которой и сделали балку. С труднейшей работой прекрасно справились потомственные ростовские плотники, наследники старых мастеров, в совершенстве владеющие инструментом и знающие все секреты дерева. Руководили бригадой три брата Марасановы - Валентин, Юрий и Вячеслав.

Для организации и подготовки концерта был приглашен в качестве консультанта Валерий Владимирович Лоханский - художественный руководитель недавно созданного ансамбля колокольной музыки Петропавловской крепости в Ленинграде.

- Колокольный звон, - рассказывает Валерий Владимирович, - сопровождает меня с детства. Дело в том, что родился и вырос я на Разгуляе в Москве, где часто слышал, как звонят колокола Елоховской церкви. Заинтересовался звонами. Начались серьезные занятия и поиски материала в библиотеках, архивах, монографиях, книгах, старинных нотных записях. Во время отпусков много ездил, смотрел, изучал и записывал, где, что и как звонят, собирал приемы и технику звонов. Ростов Великий - это уже пятая моя звонница. А начал я звонить в 1975 году в музее Малые Корелы, что рядом с Архангельском, где в течение многих лет работал преподавателем музыкального училища. Доводилось мне возрождать звоны в Суздале, в Петропавловской крепости в Ленинграде, в историко-архитектурном музее-заповеднике города Луцка. И вот теперь - Ростов, куда меня пригласили как консультанта по отбору и развеске колоколов, обучению звонарей, составлению музыкальных композиций. Русские колокольные звоны, - продолжает Валерий Владимирович, - это прежде всего самобытнейшая часть фольклора. Народное начало в них превалирует. Взять хотя бы знаменитый колокольный «Знаменный распев» - ведь это подлинно народная музыка, обширнейшее поле для импровизации, вариаций. Особенность русских звонов в жанровом начале. Ну а каждая колокольня имела свой набор колоколов и разное количество звонарей. Никакого регламента здесь опять-таки не было. У каждого из звонарей было свое музыкальное мышление, разной степени талант. Один звонил блестяще, его игрой заслушивались. Другой - вроде бы все правильно, в традициях, но не трогала за душу его игра, наскучивала. Точно такая же ситуация, как и в любом другом музыкальном творчестве. Следует сказать и о русской технике игры. Главное ее отличие от европейской в том, что на Руси испокон веков качали язык, а на западе в основном раскачивают сам колокол. Ну а изредка на Руси на малых колоколах звонили даже и не языком, а маленькими молоточками. Русские звоны разных регионов отличались друг от друга, как и народная песня. На Севере звонили более медленно, распевно, на юге - более быстро, плясово.

Ростов Великий издревле славился своими звонами. Это вершина всех когда-либо существовавших на Руси колокольных звонов. Прелесть ростовских звонов в их слаженности, простоте и удивительно гармоничном и певучем звучании.

На ростовском городском празднике его многочисленные гости услышали пять наиболее знаменитых старинных звонов, воссозданных по нотным записям ХIХ века: «ионинский», «акимовский», «егорьевский» и два будничных звона. Их исполнили звонари-энтузиасты - преподаватели Ростовского музыкально-педагогического училища и сотрудники музея-заповедника,

- Возродить ростовские звоны мы хотели уже много лет назад, - рассказывает преподаватель музыкального училища Сергей Александрович Мальцев. - К сожалению, этому мешала пришедшая в негодность балка. Но незадолго до праздника ее заменили и мы начали свои первые репетиции. Звоним мы с охотой, и люди относятся к нам с пониманием, любят звоны, хотят слушать. Это же красота, благозвучие, да и дело интересное. Ведь со стариной своей соприкасаемся, с традициями, наследием и памятью предков. Раньше звонари, как правило, не имели музыкального образования. Звонили по слуху. В 1892 году замечательный знаток колокольной музыки А. Израилев записал тона, звоны, изготовил камертоны, написал своеобразные инструкции звонарям, в нотах указал название того или иного звона. Сейчас мы восстановили исчезнувшие и почти забытые. Теперь, надеемся, звоны не умрут, не будут незаслуженно забыты.

Колокол - единственный музыкальный инструмент, участвовавший в русском богослужении, и поэтому использовали его очень разнообразно.

Сначала мелодичных звонов не было, в колокола просто били. Сигнал передавался по нескольку раз. Потом ему на смену пришло беспорядочное звукоизвлечение. И лишь затем начинает появляться строгий четкий ритм, перезвоны. Много позднее происходит разделение колоколов в зависимости от «голосовых данных» и размера на группы. В основу этой «систематизации» положен принцип трехголосной хоровой структуры. Отсюда в русский язык и пришло слово «трезвон». Не просто беспорядочный, сумбурный набор звуков, а логичное «трезвучие» - особый звуковой строй трех групп разно звучащих колоколов.

Русские звонари умели искусно исполнять определенные ритмические мотивы. Один звонарь мог управлять сразу пятью-шестью колоколами, каждый из которых весил до двух центнеров.

Большие с низким звуком колокола всегда задавали темп. Их тяжелый, трудно управляемый язык раскачивался звонарями как маятник в определенном ритме.

Средние (альтовые колокола) вступают вторыми, но часто они сами (особенно в будничных звонах) выводят основной рисунок звона. Ведущая же мелодия исполняется на малых колоколах.

Гармония и единство всех этих трех линий, составляющих единое целое придают прелесть и особое величие русскому колокольному звону.

Звоны зачастую приобретали очертания танцевальной мелодии, песенного напева, были близки к веселым и задорным русским частушкам. И это не случайно, ведь чтобы запомнить и правильно воспроизвести определенную ритмическую фигуру, во время игры звонари приплясывали и напевали сочиненные ими припевки.

Звоны, как и песенное народное творчество, передавались из поколения в поколение. Опытные звонари, впитывая старинные звоны и привнося в них все лучшее, что умели и придумывали сами, несли мастерство преемникам.

Народная любовь к колокольным звонам проявилась в многочисленных песнях, пословицах и поговорках, посвященных им. Колокольные звоны отразились и на творчестве величайших русских композиторов: вспомним «Князя Игоря» Бородина, «Опричника» Чайковского, «Псковитянку» и «Сказку о царе Салтане» Римского-Корсакова, «Бориса Годунова» Мусоргского. Ну а знаменитый ликующий и торжественный звон в «Иване Сусанине» Глинки! Широко использовали колокольные звоны в своих произведениях Глазунов, Прокофьев, Шостакович.

И все же самые знаменитые на Руси звоны были в Ростове Великом. Дошедшая до нас ростовская звонница - уникальный памятник прошлого, который мы обязаны всемерно беречь и охранять. Хочется верить, что в недалеком будущем колокольные концерты в Ростове станут традицией. Они не только доставят эстетическое наслаждение многочисленным гостям города, но будут служить делу воспитания чувства любви к родине, уважения к таланту и мастерству предков.

Ростов - Москва

А. Заев

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Рейтинг@Mail.ru
© Алексей Злыгостев, подборка материалов, разработка ПО 2001–2012
Разрешается копировать материалы проекта (но не более 20 страниц) с указанием источника:
http://museums.artyx.ru "Музеи мира"